Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Больше всего хочу научить детей хорошему»

Продюсер Максим Фадеев рассказал о своем мультфильме

Ярослав Забалуев 11.11.2015, 09:07
Екатерина Чеснокова/РИА «Новости»

Продюсер Максим Фадеев рассказал «Газете.Ru» о том, почему дебютировал в мультипликации с фильмом «Савва. Сердце воина», а также заявил о намерении написать оперу по Библии и вплотную заняться обучением детей.

12 ноября в российский прокат выходит мультфильм «Савва. Сердце воина» — режиссерский дебют музыканта, композитора и продюсера Максима Фадеева (Serebro, Линда). В преддверии премьеры картины корреспондент «Газеты.Ru» встретился с Фадеевым и выяснил, как и зачем он занялся кино.

— Что это за сюжет? Откуда он появился?

— У нас с сыном была такая игра: я ему перед сном начинал рассказывать какую-то сказку — свою, с неба, придуманную на ходу, — в какой-то момент замолкал, а он должен был придумать продолжение. И однажды, когда ему было восемь (десять лет назад), мы так же играли с ним — придумывали сказку про белого волка. И вдруг Савва спросил: «А солнце когда-нибудь погаснет?» Я ответил: конечно, погаснет, мы этого никогда не увидим, но нет на свете ничего вечного. Тогда он спросил: «А сердце остановится?» Я сказал, что сердце тоже когда-нибудь остановится. «А Бог?..» — спросил сын. Я ответил, что Бог вечен. И тут Савва меня обезоружил вопросом: «А у Бога есть сердце?» Восемь лет мальчику, вы понимаете? Я очень сильно задумался, сел в кабинете и за ночь написал эту сказку. Почти сразу пришло решение, что сказку надо экранизировать. Я тогда как раз начал делать мультфильмы про Глюкозу — для меня это было что-то вроде тренировки перед большим проектом. В какой-то момент у нас закончились деньги, мы начали искать партнеров, появился Александр Чистяков, который случайно увидел фрагменты работы над нашей сказкой. Он страшно загорелся этим проектом, поскольку сам художник. Чистяков даже однажды сказал, что готов продать весь свой бизнес и заниматься только мультипликацией. В общем, человек далеко не случайный. Для мультфильма — с точки зрения менеджмента — он сделал максимум возможного.

— Графика сделана на весьма высоком уровне. Вы ее делали здесь или заказывали за рубежом?

— Здесь, да.

Кадр из мультфильма «Савва. Сердце воина» Кадр из фильма
Кадр из мультфильма «Савва. Сердце воина»

— То есть у нас есть мастера?

— Нет. (Смеется.) Есть единицы из сотен тысяч людей, которые что-то умеют, встречаются и профессионалы, но их еще меньше. При этом сейчас, когда «Савва» готов и я им доволен, могу сказать, что теперь хочется возродить в стране институт большой мультипликации. Конечно, меня уже начали конкуренты «поливать», но поверьте, это не просто слова. При этом большую часть картины мы сделали без государственной поддержки — Фонд кино подключился сильно позднее начала производства.

— Давайте поговорим про сказки, которых в России давно не сочиняли. Еще лет двадцать-тридцать назад в стране было несколько сказочников — один из них, скажем, Эдуард Успенский, а сейчас их не стало. Вы можете как-то объяснить почему?

— Потому что люди все эти годы хотели только зарабатывать деньги, и больше ничего. Сейчас возвращается какая-то волна, люди начинают снова покупать книги. Тыкать в компьютер надоело. Мне кажется, что будет возрождение, сказочники обязательно появятся. Я же сейчас больше всего хочу учить детей чему-то хорошему, хочу научить их думать. У меня к детям вообще особое отношение — мы с женой потеряли первого ребенка…

— Вы когда придумывали эту сказку, опирались на существующие сюжеты или архетипы?

— Нет, не опирался, и об этом есть история уже из моего детства. Отец в детстве, когда учил меня музыке, делал это так: ставил рамки и заставлял искать в них красивую гармонию. Потом отец начал давать мне такие задания: говорил слово — кожа, например — и велел придумать сказку на эту тему. Таким образом он развивал мое воображение — так что мне очень легко придумать сюжет на любую тему, ни на что не опираясь и ничего не заимствуя. С другой стороны, мой дед Тимофей Белозеров был известным писателем — может быть, тут есть и какие-то кармические закономерности.

— Легко было договориться с артистами по поводу озвучивания?

— Никто не просил денег, все отработали бесплатно. Наверное, они меня уважают. (Улыбается.) Плюс, видимо, они понимали, как здорово сделать что-то ради детей. Да и просто видно было, что артистам это доставляет удовольствие — они много смеялись.

— А почему вы не сделали игровое кино?

— Потому что сказка — это аттракцион, волшебство, а мультипликация — это и есть чистое волшебство. Кино должно рассказывать про другое — про чувства. Игровой фильм я обязательно сниму. Фильм будет называться «Человек с маленьким сердцем», я там буду играть главную роль. Это тяжелейшая драма об отце, который узнает, что его дочери нужна пересадка сердца. В то же время это будет очень светлый фильм обо всем самом человеческом, что только есть в нас. Я хочу, чтобы этот фильм заставил людей плакать, меняться в душе, выходя из кинозала. Вот такая пафосная задача, но я вас уверяю, что я ее выполню.

Кадр из мультфильма «Савва. Сердце воина» Кадр из фильма
Кадр из мультфильма «Савва. Сердце воина»

— Кроме кино и мультипликации планируете еще как-то расширять сферу деятельности?

— Разумеется. Все, что связано с интеллектом, креативом, искусством, — я все хочу. Будут книги, мультфильмы, кино, сейчас готовятся телевизионные передачи…

— Как произошло такое резкое изменение вектора деятельности? Совсем недавно вашим основным проектом была группа Serebro.

— Да это не то чтобы изменение. Я просто стал взрослее — мне же уже почти 50 лет, я хочу заниматься большими, взрослыми делами. Пора начинать учить детей — я многому могу их научить. Сейчас же многие звезды пооткрывали школы. А я за свою бился лет двенадцать. Но однажды, подходя к Лужкову еще по поводу школы, я услышал, как его жена — как ее зовут?

— Елена Батурина.

— Да, Батурина. Так вот она сказала: «Опять этот школьный попрошайка». После этого я к кому-либо перестал обращаться за поддержкой своих образовательных амбиций. Потому что у меня не было задачи зарабатывать деньги. В общем, сейчас я построил дом на Новорижском шоссе — там, наряду с прочим, будет и школа. Скоро опубликую адрес, по которому у меня можно будет учиться музыке.

— Это действительно будет доступное образование?

— Да, для любого человека, которого я сочту талантливым. Если ребенок будет мне интересен, то я буду им заниматься.

— Со взрослыми не будете работать?

— Нет. Только детей можно научить чувствовать, думать, не быть подлецом. Сознание ребенка не сформировано лет до пяти-шести, в этом возрасте ему еще можно помочь. Взрослых ничему уже не научишь. Разве что на десять минут.

— Ну и последний вопрос: будете ли вы продолжать заниматься с музыкой?

— Да, конечно, все то же самое! По всем направлениям: музыка, книги, фильмы — по полной программе. Что касается музыки, то сейчас у меня в разработке шесть новых музыкальных проектов — два из них из «Голоса. Дети». Более того, года через два я планирую закончить оперу «Страсти Христовы» — четко по Библии. Хочу сделать настоящую большую оперу, постараюсь сделать постановку. Все это будет — я всегда, всю жизнь занимаюсь тем, что держу свое слово. И никто не собьет меня, как кеглю. Я кремень.