Пенсионный советник

Жизнь на Марсе

В российский прокат вышел фильм Ридли Скотта «Марсианин»

Ярослав Забалуев 10.10.2015, 10:50
Кадр из фильма «Марсианин» Youtube
Кадр из фильма «Марсианин»

В прокате «Марсианин» — новый фильм Ридли Скотта с Мэттом Дэймоном в роли забытого на Красной планете ботаника и лучшая работа режиссера за десять лет.

В недалеком будущем NASA начинает активную кампанию по освоению Марса. Однако вскоре после высадки на поверхность Красной планеты третьей экспедиции из серии под остроумным названием «Арес» случается накладка. Из-за песчаной бури экипажу спешно приходится эвакуироваться, но вырванная ветром антенна останавливает на полпути к космолету ботаника Марка Уотни (Мэтт Дэймон), которого тут же решают считать погибшим. Через несколько часов после отлета товарищей мужчина, впрочем, приходит в себя и понимает, что остался один, а значит, надо, во-первых, наладить связь, а во-вторых, озаботиться вопросами питания — например, вырастить картошку. На Земле тем временем почти сразу после пышных похорон обнаруживают, что Уотни жив, и начинают буквально всем миром пытаться его спасти.

Вот уже третий год подряд с наступлением холодов в отечественный прокат выходят фильмы о столкновении человека с космическим холодом.

Два года назад это была «Гравитация», в 2014-м — «Интерстеллар», а сейчас в эту нишу встал новый фильм Ридли Скотта. В контексте российского проката с «Марсианином» связан прежде всего мутноватый скандал: режиссер Михаил Расходников незадолго до премьеры заявил, что фильм Ридли Скотта — плагиат его авторского проекта, который, правда, пока никто не видел. У отечественного «Марсианина» действительно такое же название и крайне похожий (на уровне завязки — идентичный) сюжет, но представить, что почтенный классик действительно вероломно украл у молодого заокеанского коллеги фильм, все-таки почти невозможно. В любом случае, справедливость будет пытаться установить суд — если Расходникову удастся дать делу ход. Что же до фильма Скотта, то у критически настроенных россиян, конечно, могут возникнуть к нему вопросы, но исключительно касающиеся того, почему в сюжете не нашлось места даже для комического русского в ушанке. В остальном же «Марсианин» стал первой явной удачей режиссера как минимум за последний десяток лет.

Дело в том, что в нулевых режиссер, который всю жизнь рассказывал истории о людях, которым сам черт не брат, вдруг занялся чем-то вроде экранизации знакомых с детства пословиц и поговорок. В итоге получились «Прометей» про то, что не надо будить лихо; «Советник» про коготок и птичку и «Исход», три часа повествовавший о том, что Бог не фраер. Главные же изменения коснулись интонации, в которой впервые за годы стали заметны такие неприятные вещи, как страх смерти, сомнения в верности выбранного пути и т.д. Однако учитывая прошлые заслуги (и тот факт, что Скотту в этом году будет 78), критика и зрители принимали чудачества мастера с подобающим вежливым равнодушием.

«Марсианин» же вызывает чувства принципиально иного толка. Во-первых, картина приятно обманывает ожидания. Вместо тоскливой марсианской «робинзонады» фильм быстро превращается в классический для американского кино, но динамично решенный сюжет о ценности отдельной человеческой жизни. Сравнений со «Спасением рядового Райана» никак не избежать — тем более что в роли спасаемого и там и тут снялся один и тот же Мэтт Дэймон. Но

в том, как Скотт играючи залезает на территорию Спилберга, тоже есть свое, пусть и странноватое, пижонство.

Причем проделывает он этот фокус с демонстративной легкостью и даже усложняет себе задачу — почти два часа «Марсианин» являет собой не военный боевик, а фактически разговорную драму, правда с декорациями в диапазоне от штаб-квартиры NASA до снятого частично в Иордании Марса. При этом в последние двадцать минут фильма вдруг становится понятно, зачем все время до этого сидел в 3D-очках — Скотт легко дает понять, что на собственную «Гравитацию» он тоже вполне способен.

Разумеется, «Марсианин» — это не комикс-блокбастер и с непривычки может показаться скучноватым, но для чуткого зрителя тут найдутся эпизоды, ради которых стоит выдержать десятиминутный диспут по астрофизике. Скажем, Скотт, как и полагается в космическом кино, в какой-то момент включает за кадром Дэвида Боуи — но не одну из двух очевидных песен, а третью, несколько более неожиданную. К той же категории приятных мелочей относится и звучащая на финальных титрах «I will survive» Глории Гейнор — исключительно из-за строчки «And now you're back forum outer space», разумеется.

Злые языки наверняка окрестят «Марсианина» неловким миксом «Армагеддона» и «Спасения рядового Райана».

Но куда продуктивнее смотреть на эту историю с другой стороны. Например, как на разминку перед тремя сиквелами куда более неудачного «Прометея» — судя по «Марсианину», у Скотта еще есть чем приятно удивить своего зрителя.