Пенсионный советник

«Ваши внуки будут знать, кого вы троллили»

Режиссер Леван Габриадзе рассказал «Газете.Ru» о фильме «Убрать из друзей»

Ярослав Забалуев 07.07.2015, 14:33
__is_photorep_included7494097: 1

Режиссер ставшего хитом в США десктоп-хоррора «Убрать из друзей» Леван Габриадзе рассказал «Газете.Ru» об изучении кибертроллинга, сетевых драмах и погружении в душу человека через его компьютер.

9 июля в российский прокат выходит спродюсированный Тимуром Бекмамбетовым фильм Лео Габриадзе «Убрать из друзей». Картина поставлена в новаторском жанре десктоп-хоррора — ее действие целиком происходит на экране компьютера одной из героинь, а развитие сюжета осуществляется посредством разговоров в скайпе, переписки в чате фейсбука и другого программного обеспечения. «Убрать из друзей» уже стал настоящим кассовым феноменом в американском прокате — при бюджете всего в миллион долларов он окупился уже 32 раза только в США. В преддверии российской премьеры режиссер картины Лео Габриадзе, которого большая часть зрителей знает по роли скрипача Гедевана из фильма Георгия Данелии «Кин-дза-дза!», побеседовал с корреспондентом «Газеты.Ru»

— Почему вы не стали делать картину в России? Ведь и вы, и Тимур Бекмамбетов, у которого родилась идея десктоп-хоррора, россияне.

— У нас жанр хоррора пока только формируется – в Советском Союзе его вообще не существовало. Сейчас зритель только начал чувствовать вкус этого жанра, формируется ядро фанатов ужастиков, но это все равно пока довольно небольшая, нишевая история. Исходя из этого, мы приняли решение сделать картину англоязычной – в Америке есть большая аудитория, которой можно адресовать фильм. Кроме того, свою роль сыграл тот факт, что в США куда острее, чем у нас, стоит проблема кибертроллинга. Об этом пишут журналисты, это постоянно обсуждается, есть жертвы, люди знают их имена. Об аналогичных громких случаях в России я не слышал.

Режиссер Леван Габриадзе Bazelevs Distribution
Режиссер Леван Габриадзе

— Вы говорите, что хоррор в России молодой жанр, но вы, будучи российским режиссером, все же заинтересовались именно им. Почему?

— Для меня хоррор — это способ усилить драму, довести ее до точки кипения.

— На что вы ориентировались при разработке проекта?

— Ну, прежде всего, «Убрать из друзей» — это несколько видоизмененный вариант жанра found footage, который открыла миру «Ведьма из Блэр» — в том числе поэтому нашу героиню зовут Блэр. Когда я прочел сценарий, то первым на ум мне пришел «Тайм-код» Майка Фиггиса, в котором мы в реальном времени наблюдаем сразу за несколькими героями на разделенном на несколько частей экране. Разумеется, мы ориентировались на «Паранормальное явление»… Но вообще, больше всего мы изучали не кино, а документы, новости, связанные с кибертроллингом.

— Насколько я знаю, первоначально сценарий был написан как разговорная пьеса. Как он менялся в процессе переноса на экран?

— Очень значительно. У нас было несколько вариантов концовки… Что же касается непосредственно технологии, то в какой-то момент мы поняли, что текст должен быть значительно видоизменен. Для этого было проведено много читок, потом мы репетировали сцены уже в скайпе. Нам повезло, что актеры очень подружились между собой и к моменту съемок мы получили уже не те диалоги, которые были на бумаге – они на лету заканчивали друг за другом фразы, выработали собственные коды общения.

Кроме того, изначально в сценарии было больше собственно разговора по скайпу. В процессе работы мы поняли, что нужно активнее задействовать десктоп главной героини – это лучше раскрывает персонажей и нагнетает страх. Мы искали саспенс в переживаниях людей, которые пользуются компьютером. Например, когда что-то зависает в решающий момент и ничего нельзя сделать, выхода нет. Десктоп позволил нам заглянуть в душу человека. Ваш компьютер — это самое интимное место, если бы я посмотрел вашу историю просмотров в браузере, то знал бы вас лучше, чем любой близкий человек. Ведь мы думаем одно, говорим другое, делаем третье, и впервые у нас появилась возможность показать все эти процессы.

— Вы говорите о возможности заглянуть в душу, но ведь социальные сети оказались штукой довольно лицемерной. Люди там придумывают себе образ, зачастую имеющий мало общего с реальностью…

— Да, это верно. Но меня как раз всегда интересовало, насколько далеко человек может зайти, если почувствует безнаказанность, которую дает сетевая анонимность. Причем эта безнаказанность на самом деле иллюзорна. Я всегда верил в то, что счастье человека зависит от его способности забывать проблемы, прощать и отпускать обиды. Люди, которые помнят все, что с ними происходило, вынуждены постоянно переживать прошлое и страдать. Развитие интернета поставило нас всех в такие условия, что каждое наше движение задокументировано. Ваши внуки, выслушав истории своих родителей о вас, смогут перепроверить их всего в несколько кликов. Вам будет 80 лет, а внуки смогут проверить, кого вы троллили, какую порнушку смотрели (смеется). Вы уже не сможете забыть о своих ошибках, даже если очень захотите. Собственно, события в «Убрать из друзей» тоже стартуют с ошибки – люди так стремятся помериться лайками, что не думают о последствиях.

— А у вас есть аккаунты в соцсетях? Как вы с ними обращаетесь?

— Да, я есть на фейсбуке, но я не то чтобы активный пользователь. Я не особенно высказываюсь, не стремлюсь обязательно выразить свое мнение. Я скрытный человек, не люблю этого, я и интервью давать не люблю – если бы не наш промоотдел, я бы здесь не сидел (смеется). В фейсбук я захожу посмотреть, что происходит в мире, чем общество болеет.

— Я знаю, что у вас уже несколько десктоп-фильмов в разработке, какие-то уже даже готовы. Вы не боитесь, что этот аттракцион быстро надоест людям?

— Не у меня, а у компании Bazelevs. И нет, не боюсь. Кинематограф и литература всегда занимались изучением и описанием человеческих отношений. Сегодня значительная часть этих отношений ушла в интернет, а значит, в сеть ушли и человеческие драмы. Это же не Тимур Бекмамбетов придумал, что люди общаются в скайпе. Они действительно там ссорятся, мирятся, занимаются сексом – делают все, что угодно, проводят огромное количество времени. Игнорировать это обстоятельство можно – есть масса фильмов, в которых люди общаются только лицом к лицу, но мне кажется, что это не совсем верно. Люди хотят смотреть кино про ту реальность, в которой они живут, и в этой реальности скайп, фейсбук и прочее имеют огромное значение.

— А как быть со зрелищностью? Десктоп — это необычно, но все-таки не слишком эффектно.

— Эта проблема легко решается. Представьте, что Джеймс Бонд прыгает по крышам и уходит от погони с включенной веб-камерой, потому что если он ее выключит, человек умрет.

— И последний вопрос. Я видел, как после «Убрать из друзей» зрители некоторое время боятся сигналов из соцсетей. У вас не развилась скайпобоязнь?

— (смеется) Нет, а веб-камеру на своем компьютере я заклеил еще до начала съемок.