«Больше всего меня захватил «Кавказский пленник»

Актер Джефф Бриджес рассказал о фильме Сергея Бодрова-старшего «Седьмой сын», об интересе к фэнтези, добре, зле и сиквеле «Большого Лебовски»

Алексей Крижевский, Ярослав Забалуев 19.12.2014, 13:08
AP Photo/Markus Schreiber

1 января в российский прокат выходит фэнтези «Седьмой сын» — первый большой голливудский проект Сергея Бодрова-старшего, экранизация первого романа из серии Джозефа Дилейни о юном ведьмаке. Учителя главного героя в картине сыграл актер Джефф Бриджес, любезно согласившийся накануне премьеры дать интервью «Газете.Ru».

— Чувствовали ли вы, снимаясь у Бодрова, что работаете именно с русским режиссером?

— Знаете, я бы так общо не говорил: у каждого режиссера, с которым я работал, был свой уникальный почерк и стиль, и у Сергея, конечно, он тоже есть. Мне страшно понравился его прошлый фильм «Монгол» — масштабная, зрелищная вещь. Но, кстати, больше всего меня захватил его «Кавказский пленник»: когда я посмотрел его… в общем, у меня не осталось сомнений, что этот человек сделает «Седьмого сына» круто — так круто, как только возможно. Мне страшно понравилось с ним работать, и его подход к работе мне нравится: он всегда включается в то, что происходит, он всегда «здесь и сейчас».

— Вам пришлось как-то специально готовиться к роли?

— Конечно. Пришлось привести себя в подобающую физическую форму, много работать с мастером по трюкам. Ну и костюмы — знаете, их называют первыми помощниками артиста. Когда ты примеряешь костюм и выезжаешь на осмотр площадки, это всегда довольно много сообщает тебе и о режиссере, с которым тебе предстоит иметь дело, и о проекте. И самая важная часть — разговор с режиссером о персонаже. Вот здесь я узнал Сергея по-настоящему. Это были важные разговоры, и я рад, что мы встречались часто.

— О чем вы говорили?

— У него была ключевая мысль, которую он в том или ином виде повторял в разные эпизоды работы над фильмом: линия, разделяющая добро и зло, проходит внутри нас. И могу вам сказать, что для понимания картины и авторского замысла вашего замечательного соотечественника эта фраза действительно ключевая. Как и еще одна:

и добро, и зло — в нас самих, поэтому бороться со злом так трудно: никто не отрежет от себя часть собственного сердца и души.

Этот фильм о добре и зле — только о том, как причудливо они сочетаются в человеке и в тех сообществах, в которых ему доводится жить.

— У вас за последние годы были роли в фильмах самых разных жанров — комедийный боевик «Призрачный патруль», драма «Безумное сердце». Теперь фэнтези — насколько хорошо вы себя чувствуете в этом жанре? Как вам вообще современное фэнтези?

— Вы попали в самую точку: у меня вообще нынешний сезон прошел под знаком сказок и фэнтези, мифов и легенд; я как раз только что закончил озвучание «Маленького принца» по Антуану де Сент-Экзюпери. И я этому повороту в своей жизни очень рад: когда мы исследуем мифологию, мы изучаем самые общие архетипы, которые лежат основы нашей жизни. А значит, изучаем самые основы жизни.

— Говорят, Бодрову пришлось вас немного поуговаривать…

— …чтобы я согласился сниматься? (Смеется.) Слушайте, я вот так точно не помню! На самом деле я просто стараюсь ответственно подходить к процессу. Снимать фильм — ответственное дело, ты месяцами не видишь семью, надолго бросаешь привычную жизнь; к этому всему тоже надо подходить ответственно. Я сейчас много занимаюсь музыкой, есть и другие кинопроекты, так что график мы обычно выстраиваем долго, но и работаем потом как следует.

— У вас остались роли, которые вы хотели бы сыграть и еще не сыграли?

— Ну есть, конечно, только рассказывать о них пока нельзя. (Смеется.) Я мыслю не персонажами, а проектами. Вот в этом году вышел спродюсированный мною фильм «Посвященный», который я пытался сделать 20 лет. Я хотел снять там своего отца, но он, к сожалению, ушел из жизни раньше, чем мы приступили к съемкам. Еще есть такой персонаж Альберт Барнс — замечательный фармацевт и очень богатый человек, который в свое время привез в Америку импрессионистское искусство и познакомил нашу страну с ним. Его жизнь так и просится на экран.

— С периодичностью раз в полгода возникают слухи о сиквеле «Большого Лебовски», культового фильма 1998 года, и слухами же остаются. Наверное, нет человека, который знает об этом лучше, чем вы, ведь вы же в этой знаменитой картине сыграли заглавную роль?

— «Большой Лебовски»? (Заливается смехом.) Нет, к сожалению, я не так уж и осведомлен, есть ли какое-то движение в эту сторону. Когда эти слухи впервые возникли, я прямо подскочил, стал названивать своему агенту: скорее узнай, это правда? К сожалению, это действительно оказалось лишь слухами.

Вообще, знаете, я не знаю деталей, но это, конечно, совсем не в стиле братьев Коэн (режиссеры «Большого Лебовски». — «Газета.Ru»). Они всегда удивляют нас, они всегда делают что-то абсолютно неожиданное. Так что…

— Но они же превратили в сериал свой фильм «Фарго». Если они сделают многосерийного «Лебовски», вы будете участвовать в таком проекте?

— Я? Конечно! Любая возможность поработать с Коэнами — это счастье.