Пенсионный советник

С любимыми не засыпайте

В прокат выходит «Прежде чем я усну» с Николь Кидман и Колином Фертом

Ярослав Забалуев 29.10.2014, 11:33
__is_photorep_included6280625: 1

В прокат выходит «Прежде чем я усну» с Николь Кидман и Колином Фертом — остросюжетная мелодрама о том, как супружеская измена может привести к амнезии.

Однажды доктор С. Дж. Уотсон прочел в газете о человеке, который 60 лет просыпался и думал, что ему 26. Заметка была размещена в разделе некрологов и была посвящена смерти удивительного амнезиака. Однако Уотсон, несмотря на врачебную практику, питавший писательские амбиции, вскоре сочинил историю о даме, страдающей обширными провалами в памяти, вынужденной ежедневно просыпаться, даже не помня, как выглядит ее законный супруг.

Книга, получившая название «Прежде чем я усну», стала бестселлером, была переведена на 40 языков и очень быстро приросла проектом экранизации, которая и выходит в прокат на этой неделе.

Итак, Кристин просыпается утром в полной уверенности, что ей 20 лет и вся жизни впереди. Однако ее руки покрыты морщинами, а рядом спит незнакомый мужчина. Постепенно картина начинает проясняться:

дом увешан фотографиями героини и соседа по постели, из которых следует, что они семья.

Вскоре это подтверждает и собирающийся на работу мужчина, с некоторой мукой во взоре заявляющий, что Кристин в два раза больше лет, чем она думает, десять лет назад она попала в автокатастрофу и теперь каждое утро начинает жизнь с чистого листа. Однако после отъезда мужа на работу раздается телефонный звонок и голос в трубке, представившийся психиатром доктором Нэшем, предлагает героине найти фотоаппарат, который она последние две недели использовала в качестве видеодневника. Тут-то и оказывается, что

у Кристин есть проблемы и помимо амнезии.

Завязка и рекламный плакат «Прежде чем я усну» туманно обещают что-то в духе «Помни» Кристофера Нолана, где герою тоже приходилось справляться с провалами в памяти при помощи фотоаппарата. Но если будущий автор «Темного рыцаря» снимал формалистский триллер, то земляк Нолана британец Роланд Жоффе, кажется, не вполне определился с жанром, и потому

складывается ощущение, что каждый из известных актеров разыгрывает свое кино.

Николь Кидман полтора часа с тревогой смотрит в камеру, изображая мелодраму женщины, пытающейся вспомнить, как она любила своего мужа. Колин Ферт работает скорее в хичкоковском ключе: зловеще щурит глаза и все время многозначительно оказывается за спиной благоверной. Марк Стронг, которого зритель привык видеть в образе холодного убийцы, убедительно теряется, понимая, что влюбился в пациентку. Проблема в том, что все вместе не складывается даже в любовный треугольник.

Режиссер будто бы сам страдает недугом своей героини, и потому скачки между жанрами выглядят рассеянными попытками вспомнить, что же должно на самом деле происходить на экране.

Результат закономерным образом производит не мелодраматический даже, а комический эффект. Когда в финале Кристин все же удается кое-как вспомнить свое прошлое, оно оказывается не столько таинственным, сколько нравоучительным: оказывается, что, если изменять мужу с психически неуравновешенным мужчиной, можно получить по голове и потерять память. И тут остается лишь вспомнить, что проблемы адюльтера с помощью Кидман уже изучал Стэнли Кубрик. И в картине «С широко закрытыми глазами» это исследование выглядело, прямо скажем, куда любопытнее.