Архитектура захвата

Работа по созданию музея архитектора Мельникова началась со скандала

Иван Акимов 15.08.2014, 19:13
Wikimedia Commons

Музей архитектуры объяснил смену замков и силовой вход в Дом Мельникова началом работ по созданию дома-музея архитектора.

На этой неделе Музей архитектуры им. Щусева начал опись мемориальной обстановки Дома Мельникова — построенного архитектором Константином Мельниковым в конце 1920-х годов здания в Кривоарбатском переулке Москвы, имеющего сейчас статус памятника архитектуры. Работы проводятся в рамках создания музея Константина и Виктора (художника, сына архитектора) Мельниковых — филиала МУАРа, рассказали представители музея журналистам. Куратором экспозиции стала внучка архитектора Елена Мельникова, а открытие дома для посетителей планируется до конца 2014 года — пускать в здание будут группы по пять-семь человек в сопровождении экскурсовода.

За объявлением о начале работ последовал громкий скандал — дом, где сейчас проживает семья Екатерины Каринской, второй внучки архитектора, на некоторое время был занят и заблокирован сотрудниками частного охранного предприятия;

самой хозяйке пришлось пробираться в свое жилище с помощью полиции. Это происшествие стало результатом долгого разбирательства вокруг Дома Мельникова — в том числе и судебного.

Дело в том, что государству в лице Росимущества пока принадлежит только половина здания — та, которая после смерти Константина Мельникова в 1974 году была унаследована его дочерью Людмилой;

ее наследники позднее продали свою долю бизнесмену Сергею Гордееву, а тот подарил ее государству. Сейчас эта часть Дома Мельникова находится в оперативном управлении МУАРа.

Вторую половину унаследовал сын архитектора, художник Виктор Мельников; он жил в доме до конца жизни, собирал наследие отца и мечтал о создании его музея.

Виктор Мельников скончался в 2006 году, оставив завещание, по которому его доля передавалась государству с обязательством открыть в доме музей, а распорядителем он назначил одну из дочерей — Екатерину Каринскую;

право собственности, впрочем, было оформлено на Елену Мельникову, с которой Каринская начала судиться. В настоящее время наследственный спор между ними заморожен.

Завещание Виктора Мельникова тем временем мало-помалу начало воплощаться в жизнь. Дом получил статус объекта культурного наследия федерального значения, Минкультуры (учредитель МУАРа) приняло решение о создание отдельного музея Мельниковых,

сам Музей архитектуры пообещал разместить в своих стенах специальную экспозицию — как дополнение к мемориальному зданию.

В сентябре этого года обещают подготовить проект реставрации, а все работы могут занять несколько лет.

В рамках исследования сохранности обстановки Дома Мельникова в него 13 августа и пришла комиссия МУАРа, которую возглавляла замдиректора музея Мельниковых Елизавета Лихачева. Как написал в своем блоге пользователь ЖЖ q-w-z, в момент их визита Каринская отсутствовала, а когда приехала,

обнаружила, что замок входной двери сломан, а комнаты на первом этаже — опечатаны.

Представители МУАРа, как сообщает блогер, провели «опись предметов» и якобы выявили пропажу мемориальных вещей. «Заявления представителей музея о якобы имевшей место пропаже отдельных предметов мемориальной обстановки после описанных событий не стоят бумаги, на которой они напечатаны — при таком взломе там можно было и мебель вывезти и все, что угодно «описать», — уверен он.

Каждая из сторон убеждена в своей правоте.

В пятницу, 15 августа, представители МУАРа попытались объяснить свою позицию. Директор музея Мельниковых Павел Кузнецов рассказал, что опись проводила комиссия, созданная по приказу, подписанному в конце июля, — в нем утверждался состав комиссии и ее полномочия. Замки же были сменены исключительно в целях сохранности будущих экспонатов.

Лихачева сообщила, что проживание Каринской в Доме Мельникова — незаконно; представители музея также напомнили о судебном постановлении 1996 года, лишившем ее прописки по этому адресу,

и заявили, что продолжат опись мемориальных предметов и их отделение от приобретений последнего времени. Лихачева также пообещала, что

«никто в музее жить не будет».

Сейчас Каринская, как сообщает РИА «Новости», боится выйти из дома, поскольку назад ее могут не пустить. Впрочем, в МУАРе заверили, что препятствовать ей в посещении дома не будут.

«Каринская очень неуступчивая, но Музею архитектуры стоило идти долгим и трудным путем переговоров, а не «составлением описи» под прикрытием ЧОПа, — рассказал «Газете.Ru» эксперт, знакомый с ситуацией вокруг дома-музея. — В музейном и архитектурном сообществах существует мнение, что Дом Мельникова превращать в музей необходимо без изменения нынешней схемы его эксплуатации. То есть без суда и выселения Каринской». Вместо этого, считает эксперт, музей занял агрессивную позицию, проявив неуважение к проживающим в доме.