Пенсионный советник

Как закалялся Холмс

«Россия 1» покажет сериал «Шерлок Холмс» с Андреем Паниным и Игорем Петренко

Дмитрий Черемнов 15.11.2013, 07:54
__is_photorep_included5753861: 1

В понедельник, 18 ноября, на телеканале «Россия 1» стартует «Шерлок Холмс»: сериал Андрея Кавуна из восьми частей с новыми героями и новыми историями, в котором Игорь Петренко выступает в дуэте с Андреем Паниным, для которого роль Уотсона стала одной из последних работ.

Доктор Уотсон (Андрей Панин) возвращается в Лондон после ранения, полученного в Афганистане. Ему негде жить, он никого не знает, а денег ветеранам английское правительство платит по минимуму. Сразу же после выхода с вокзала ему определенным образом везет: Уотсон становится свидетелем убийства и в полицейском участке знакомится с Шерлоком Холмсом (Игорь Петренко) — добровольным и навязчивым помощником лондонских стражей порядка и лично инспектора Лестрейда (Михаил Боярский). Новый знакомый помогает отставному офицеру снять комнату у миссис Хадсон в доме 221Б на Бейкер-стрит, где творятся интересные, хотя и небезопасные для здоровья дела. Но доктору Уотсону по голове получать не привыкать: он ходил под пулями в афганских горах, ему знаком хук с правой, а пистолет в его руке лежит как влитой. Холмсу и Уотсону при небольшой помощи Лестрейда предстоит слегка проредить преступный мир Лондона и его окрестностей и получить причитающуюся каждому долю славы.

Телеканал «Россия 1» начинает показ многосерийного телефильма «Шерлок Холмс» — новой версии похождений знаменитого сыщика из произведений Артура Конана Дойла. Снял его режиссер Андрей Кавун, известный по картинам «Охота на пиранью» и «Кандагар» и сериалу «Курсанты», а всего за две недели будут показаны восемь историй, упакованных в шестнадцать серий. Первоначально сериал должен был снимать Олег Погодин (автор вышедшего неделю назад сериала «Крик совы»), он даже написал первый вариант сценария, но затем на «Шерлоке Холмсе» появился Кавун, который сценарий переписал.

Рассуждения о том, что ничего хорошего из переделки достижений советской киношколы в глянцевые новоделы выйти не может, давно стали общим местом. Основания для них имеются, а успех новых картин явление исчезающе редкое — переехавшие в Египет «Джентльмены удачи» или перебравшийся в новый офис «Служебный роман» так и не смогли ничего добавить к оригиналам.

С Шерлоком Холмсом ситуация похожая, но в то же время совершенно иная.

Зритель, воспитанный на советском кино, уверен, что лучший Холмс всех времен и народов — это Василий Ливанов, Ватсоном (ну или Уотсоном, как его называют в новом фильме) может быть только Виталий Соломин, миссис Хадсон — это Рина Зеленая, и другой не бывать. Ну а сами фильмы Игоря Масленникова (немыслимые без музыки Владимира Дашкевича) являются почти что эталоном экранизаций похождений знаменитого английского сыщика: ведь совсем не просто так британская королева пожаловала Ливанова рыцарским званием. В общем, настоящий Холмс должен курить трубку, играть на скрипке, легко распутывать головоломные преступления, оставлять с носом Лестрейда и объяснять недотепе-Ватсону, что это — элементарно.

Культовый статус отечественной трактовки Конана Дойла приводит к тому, что российские туристы в Лондоне просто не узнают Бейкер-стрит, которая должна быть узкой и кривой, но почему-то оказывается широкой и прямой.

На фоне такого почтения и общего трепетного отношения к созданным в СССР хорошим фильмам желание сделать нового русского «Шерлока Холмса» сродни самоубийству — заклюют за одно намерение. Но нет; гениальный лондонский сыщик — культовый персонаж не только России и СНГ, но и всего человечества. На Западе его похождения экранизируют настолько регулярно, что число фильмов давно превысило две сотни и продолжает увеличиваться едва ли не ежегодно. Да и рамки библиографии Холмса оказались кинематографистам тесны: его сводили с другим именитым сыщиком Арсеном Люпеном, отправляли в США и в Африку. В общем, издевались над Холмсом по полной программе. Даже классический образ джентльмена, не чуждого умственным и физическим упражнениям и не обделенного актерскими способностями, подвергался ревизиям. Холмс — равно как и Ватсон — мог быть любым.

Наглядным подтверждением этому стали три его киновоплощения, появившиеся в последние несколько лет. Режиссер Гай Ричи с помощью Роберта Дауни-младшего превратил приключения Шерлока Холмса в полноценный комикс: Холмс вместе с Ватсоном (Джуд Лоу) в фильмах Ричи стреляет и дерется в ущерб дедукции, зато много эффектнее. Британский телеканал «Би-би-си» своего Холмса (блистательно сыгранного Бенедиктом Камбербэтчем) и его верного Ватсона (Мартин Фримен) поселил в современной Англии, с мобильниками, машинами, интернетом и прочими достижениями прогресса. Ну а потом американцы, не сумев купить лицензию на британский сериал, выдумали свой вариант под названием «Элементарно» — в нем Ватсон вообще превратился в женщину, которую сыграла Люси Лью.

Вот и Кавун, по его признанию, согласился на новую экранизацию Конана Дойла только после того, как придумал своих собственных Холмса и Ватсона-Уотсона — не похожих на всех остальных.

Впрочем, роли главных героев по сравнению с задумкой Конана Дойла особых изменений не претерпели. Холмс по-прежнему со страшной силой притягивает к себе загадочные преступления и с помощью неочевидных рассуждений находит ответы и решения — какие-то легко, какие-то с определенными усилиями.

А Уотсон, помимо помощника Холмса в основном занятии, становится еще и его биографом. Правда, не тем, который лишь записывает случившиеся в реальности события, — он самостоятельно и последовательно создает образ гениального сыщика, которым Холмс Игоря Петренко ни в коем случае не является.

Холмс в фильме Кавуна — милый и слегка бесцеремонный юноша, он курит папиросы и весьма наблюдателен. Еще этот Холмс берет уроки бокса и игры на скрипке — первые проходят весьма болезненно (помните про хук Уотсона?), вторые раздражают соседей, но и те и другие пока что бесполезны: ни боксировать, ни музицировать сыщик не умеет.

Главным в этом дуэте стал Уотсон.

Для Андрея Панина эта роль стала лебединой песней: он скончался зимой этого года в возрасте пятидесяти лет и в самом конце двухлетней работы над фильмом.

Его Уотсон — настоящий офицер, который прошел через ад битвы при Майванде во время второй англо-афганской войны.

Именно он учит Холмса боксу, да и во время уличной драки может дать фору своему молодому приятелю. Его главная цель — закрепиться в Лондоне, и помощь Холмсу в его расследованиях этому нисколько не противоречит. Не противоречит ей и желание описывать приключения друга — за это издатели готовы платить, а денег у отставного офицера не очень много. Правда, гораздо лучше продается образ того самого Холмса с трубкой, знакомого нам по игре Ливанова, а потому Уотсон и лепит его из подручного материала.

С такими главными героями Кавун создал собственное полноценное кино, которое сможет стать достойным вкладом в мировую фильмографию Холмса. Даже несмотря на прямые отсылки к произведению Масленникова, которые в новом «Холмсе» присутствуют и проявляются удивительнейшим образом. Например, в виде камина — он тот же самый, что был у Ливанова и Соломина, его вытащили из запасников «Ленфильма», заботливо отряхнули пыль и поставили перед ним два кресла — спиной к зрителю. Но Холмс и Уотсон здесь другие, они распутывают другие дела с помощью других методов изобличения преступников, и Лестрейд в исполнении Боярского, разумеется, нимало не похож на того недалекого и смешного персонажа, каким он был в исполнении Бронислава Брондукова. Да и новая миссис Хадсон в исполнении Ингеборги Дапкунайте не должна быть той милой старушкой, которую сыграла Рина Зеленая и которую всю первую серию ищет и в конце концов находит Уотсон.

Новый «Шерлок Холмс» — действительно новый; по крайней мере, отходящий на достаточное расстояние и от западных хитов недавнего времени, и от классического советского многосерийного фильма. И в рамках этого очень английского сюжета появился фильм, идущий, как ни странно, своим русским путем. Масленников снимал Британию в Риге и Таллине — другой «английской» натуры у СССР для режиссера не было. Кавун, обладая теоретической возможностью поехать прямо в Лондон, выбрал улицы Кронштадта, Санкт-Петербурга и Выборга по каким-то своим, творческим соображениям. Оценить меру этой условности предлагается зрителю.