Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Настоящие женщины хорошо выходят

Календарь Pirelli, Лиля Брик и модель Верушка на фотографиях фестиваля «Мода и стиль»

Велимир Мойст 11.04.2013, 15:58
__is_photorep_included5252065: 1

Новые выставки «Моды и стиля» в Мультимедиа Арт Музее: знойный Рио на календаре Pirelli, Лиля Брик в попытке ударить автопробегом по бездорожью и знаменитая модель Верушка как испытатель Нью-Йорка и самой себя на психологическую прочность.

В программе фестиваля, посвященного моде и стилю, почти неизбежны сюжеты, главными героинями которых выступали бы дамы, замечательные во всех отношениях. Совсем недавно выставка фотографа Пьера Жаме напомнила о бурной и романтичной юности Дины Верни — натурщицы Бурделя и Матисса, впоследствии хозяйки прославленной парижской галереи. Теперь в фокусе зрительского внимания оказались еще две культовые фигуры — Лиля Брик и Verushka. Но одновременно с ними в МАММ начался еще один проект, в котором женская индивидуальность по определению менее существенна, нежели фантазия фотографа-постановщика.

Ежегодные календари Pirelli принято считать эротическими, но вообще-то игривая чувственность в них нередко уступает место сложносочиненным авторским построениям.

Таков и вариант 2013 года, предложенный американцем Стивом Маккарри. Вообще-то он репортер, а не фэшн-фотограф, и это обстоятельство наложило явственный отпечаток на его «календарную» концепцию. Маккарри провел двухнедельную сессию в Рио-де-Жанейро, стремясь не то чтобы к максимальному правдоподобию антуража, но к созданию специфической бразильской атмосферы. Своих моделей (которые большей частью одеты, а не раздеты) автор погрузил в полуреальный мир ночных клубов, дансингов, уличных рынков и разрисованных стен в фавелах. Девушки изображают страстно-задумчивых бразильянок в декорациях, призванных подчеркнуть репортерскую достоверность происходящего. Гламурная международная общественность любит выискивать в календарях Pirelli некие признаки, указывающие на дальнейшие пути развития модной индустрии. Если у вас богатое воображение и склонность к такого рода прогнозам, можете испробовать на этом поприще и себя.

По соседству расположилась выставка «Лиля Брик. Несостоявшееся путешествие», где репортаж тоже сочетается с постановочностью, но, разумеется, в совершенно другом ключе.

Дело было в 1929 году: Владимир Маяковский привез тогда из европейского турне модный автомобиль «Рено», к которому незамедлительно проявила интерес подруга жизни поэта.

Дошло до того, что Лиля Брик, едва получив водительские права, вознамерилась совершить персональный автопробег Москва – Ленинград и пригласила Александра Родченко зафиксировать наиболее эффектные эпизоды. Родченко с охотой согласился, предупредив, правда, что ехать в такую даль ему некогда, а вот начальную фазу путешествия он непременно запечатлеет. Плоды именно этой фотосессии и представлены сейчас в Мультимедиа Арт Музее. Герои автопробега, включая самого Родченко, разыгрывают здесь незатейливые мизансцены с заменой колеса и доливом воды в радиатор.

Лиля блистает в главной роли, мужчины всячески подыгрывают.

Путешествие, впрочем, в задуманном виде так и не состоялось, что следует из заглавия выставки. Лиля Брик описывала ситуацию следующим образом: «Мы условились, что отъедем верст двадцать, он поснимает, а потом вернется домой, я же поеду дальше. Но дальше я не поехала, выяснилось, что дорога ужасна, и машина начала чихать, и вообще одной ехать так далеко скучно и опасно». Вместо автопробега вышла серия фотографий — и, похоже, Лилю Брик подобный исход предприятия устроил как нельзя лучше.

А одним из самых громких событий нынешнего фестиваля стала выставка «Верушка. Автопортреты. Нью-Йорк. 1994–1998».

Речь о графине Вере Готлиб Анне фон Лендорф, дочери крупного гитлеровского сановника Генриха фон Лендорф-Штайнорта, казненного в 1944 году после неудавшегося покушения на фюрера.

В качестве члена семьи предателя девочка побывала в концлагере, но и в послевоенной Германии чувствовала себя весьма неуютно и двусмысленно. Едва достигнув совершеннолетия, она отправилась во Флоренцию, надеясь продолжить занятия изобразительным искусством, — и угодила в модельный бизнес. Внешние данные у нее были хоть куда: эдакая белокурая бестия ростом 190 см. Флоренция сменилась на Париж, тот — на Нью-Йорк, затем вновь Европа, однако карьера Верушки (именно такой псевдоним выбрала себе начинающая звезда фэшн-фотографии, намекая на якобы русское происхождение) определялась не столько местом обитания, сколько интернациональным контекстом.

Принято считать, что Верушка изменила отношение к самой профессии фотомодели, предложив взамен амплуа «вешалки» вариант соавторства и сотворчества.

Но, судя по всему, эта линия поведения оказалось не совсем победоносной: на пике карьеры Вера фон Лендорф ушла из мира моды, оставив в анналах тираду: «Гламур — это такая мука!». На московской выставке можно увидеть плоды ее собственного творчества. Бывшая модель стала художницей, но не отказалась от прежнего арсенала: ее «Автопортреты» можно считать вольным, субъективным развитием идей, наверняка роившихся в голове в период работы на фэшн-индустрию.

Нью-йоркская серия 1990-х годов (стоит заметить, что она создавались, когда Верушке было уже сильно за 50) представляет собой фейерверк самых неожиданных образов — то пародийных, то фантасмагорических, то абсурдистских.

Привычка перевоплощаться в кого-то еще доходит здесь до того предела, когда реальный автор, он же актер, буквально растворяется в персонажах и придуманных ситуациях.

Становясь то ожившим манекеном, то инопланетянкой, то зеброй, то человеком-пауком, то кинозвездой прошлого, Верушка словно бежит от себя, от своих детских травм и последующих депрессий, в наличии которых она не раз признавалась. Этот безмолвный спектакль, граничащий с балаганом, оставляет не слишком веселое впечатление — возможно, потому, что эксцентрика рождена скрытыми, порой мучительными переживаниями. Нетрудно поверить в искренность авторского признания: «У меня всегда плохо получалось быть собой».