Пенсионный советник

Премия, лауреат, его концепция, ее изъяны

Объявлены лауреаты художественной премии Кандинского за 2011 год

Велимир Мойст 15.12.2011, 15:31
Объявлены лауреаты художественной премии Кандинского за 2011 год ИТАР-ТАСС
Объявлены лауреаты художественной премии Кандинского за 2011 год

В столичном «Гараже» объявлены лауреаты художественной премии Кандинского за 2011 год. Главного приза удостоен концептуалист Юрий Альберт, обыгравший в своем проекте «Moscow Poll» ситуацию с голосованием публики по риторическим вопросам. Лучшим медиапроектом признан видеоперформанс «Яйца» Полины Канис, а в номинации «Молодой художник» победила Анастасия Рябова с архивной инсталляцией «Artist's Private Collections».

Более или менее весомые награды в области современного искусства в России начали раздавать не так давно. Скажем, конкурс «Инновация» был учрежден Министерством культуры и ГЦСИ в 2005 году, а самая значимая из негосударственных премия Кандинского впервые вручалась пять лет назад. Определенная конкуренция между ними существует по сей день, и утверждать с безапелляционностью, что одна из двух заведомо круче другой, было бы опрометчиво. Даже призовые фонды у этих институций соизмеримы. Поскольку сейчас речь идет все-таки о премии Кандинского, обозначим именно ее экономические параметры: лауреату в категории «проект года» в этом году достаются 40 тысяч евро, лучший молодой художник получает 10 тысяч, а обладатель приза в разделе «медиаарт» забирает 7 тысяч. Суммы вполне пристойные, не хуже тех, что выдаются лауреатам престижных европейских призов вроде премии Тернера в Британии или премии Дюшана во Франции.

Другое дело, что реноме одними лишь деньгами не зарабатывается.

Был момент, когда премия Кандинского (в просторечии Candy Prize или «Кандей») стремилась к вердиктам парадоксальным и даже эпатажным — вспомнить хотя бы шумиху в связи с присуждением Гран-при в 2008 году Алексею Беляеву-Гинтовту, обвиненному «прогрессивной общественностью» в пропаганде посредством искусства «красно-коричневых» взглядов.

Но ставка на скандал себя не оправдала — начиная со следующего сезона премия вернулась в чинное, респектабельное русло. Фигуры последующих лауреатов особых споров среди заинтересованной публики не вызывали, разве что в жанре «а вот лично я бы все-таки наградил не того, а этого». Напомним имена прежних обладателей главного приза по хронологии: Анатолий Осмоловский, Алексей Беляев-Гинтовт, Вадим Захаров, Александр Бродский.

В шорт-листе нынешней премии Кандинского, вручаемой в пятый раз, никаких неожиданностей не просматривалось. Хотя кто знает: если бы «Инновация» в начале года не досталась группе «Война», не исключено, что опальных акционистов двинули бы наверх как раз по альтернативному эскалатору.

Но играть в эту игру по второму разу никому уже не хотелось, а других «анфан терриблей» подходящего уровня не нашлось. В итоге на финишную прямую после выставки всех номинантов в ЦДХ вышли три довольно предсказуемых претендента — Иван Чуйков, Юрий Альберт, Ирина Корина. В «медийной» и «молодежной» номинациях тоже обошлось без экстравагантных кандидатур и особых сюрпризов. Предстояла типичная «борьба хорошего с замечательным».

Международное жюри (в составе которого по сравнению с прошлым годом произошла единственная ротация: место Тима Марлоу, арт-директора лондонской галереи White Cube, заняла Ивона Блазвик, руководитель не менее лондонской Whitechapel Gallery), возможно, и испытывало какие-то трудности с выявлением победителей, но до собравшейся в «Гараже» аудитории никаких сигналов подобного рода не донеслось. Похоже, решения принимались более или менее единодушно. После вокально-инструментального номера в исполнении группы «Вежливый отказ» было оглашено имя лауреата в номинации «Молодой художник. Проект года». Вышедший для вручения приза Анатолий Осмоловский, лауреат самой первой премии Кандинского, пообещал усугубить интригу и произнес имя наоборот — Анилоп Синак, но люди в зале подобрались смекалистые и сразу поняли, о ком речь. Полина Канис, уроженка города на Неве и недавняя выпускница московской школы фотографии и мультимедиа имени Родченко, удостоилась приза за видеоинсталляцию «Яйца».

Снуя по неведомой крыше, героиня собственного перформанса ловила в подол мини-юбчонки куриные яйца, прилетающие откуда-то свыше. Сценарно это действо напоминает знаменитую в свое время электронную игру, в которой Волк из мультфильма «Ну, погоди!» гонялся с корзиной за яйцами.

А вот идейная подоплека лауреатского произведения отнюдь не столь проста. Согласно аннотации, это «высказывание о гендерном статусе индивида как части общественной структуры предписанных отношений между полами. Работа является видеодокументацией перформанса, в котором художница размышляет над темой добровольной женской виктимности и природной агрессивности, которые реализуются в социально легитимных формах». Ни прибавить, ни убавить.

Сразу вслед за этим вручением на сцене оказался знаменитый режиссер Питер Гринуэй, чтобы прочесть традиционную лекцию (премия Кандинского от своего правила приглашать на церемонию какого-нибудь guest star не отступила и на сей раз). Создатель «Повара, вора…», «Живота архитектора», «Книг Просперо», «Чемоданов Тульса Люпера» и других культовых фильмов изложил перед публикой собственные воззрения на современную визуальную культуру. По Гринуэю, выходило, что кинематограф за всю свою более чем вековую историю лишь иллюстрировал тексты. В условиях повальной «визуальной безграмотности» населения приживается лишь сюжетное и вербальное кино, утверждал режиссер. Противоядием от этой пагубной практики должно стать изобразительное искусство.

«Если кино умрет, то живопись никогда» — таков был один из базовых пассажей Гринуэя.

Аудитория похлопала и призадумалась, а тем временем уже другой кинорежиссер, Алексей Попогребский, вышел на подиум для объявления лауреата в номинации «медиаарт». Из трех барышень, оказавшихся в шорт-листе, жюри выбрало москвичку Анастасию Рябову (между прочим, магистра философии). Ее проект «Artist's Private Collections» и вовсе тянет на кандидатскую диссертацию: уж больно он сложносочиненный и проникнутый культурологическими рефлексиями. Это вам не яйца в подол ловить… А для награждения обладателя Гран-при на сцену вернулся Питер Гринуэй и сказал: «Albert». Ветеран российского концептуализма Юрий Альберт, судя по всему, оной вестью не был застигнут врасплох, по крайней мере, он отчетливо знал, что делать и что говорить. Вместо дежурного «спасибо маме и академии» лауреат для начала выдвинул антитезу гринуэевской лекции, потом обрушился с критикой на современное российское искусство — «положение довольно унылое: за последние годы никакого качественного изменения не произошло», — после чего обратился к теме демократии, выборов и общественного мнения.

«Честные выборы всегда лучше нечестных — и в искусстве, и в жизни», — резюмировал Альберт.

А в самом конце своей речи он пообещал поделиться денежным вознаграждением с детьми, нуждающимися в лечении.

Надо полагать, на публичные высказывания о прозрачности выборов лауреата подвигли события последних дней, но, вообще-то, и сама интерактивная инсталляция «Moscow Poll», впервые представленная в 2009 году в галерее Paperworks, к теме свободного волеизъявления граждан имеет непосредственное отношение. Это парафраз довольно давней, 1970-х годов, инсталляции Ханса Хааке, в рамках которой зрителям предлагалось ответить «да» или «нет» на заданные автором вопросы. Юрий Альберт мало что изменил в прежнем антураже (прозрачные урны, настенные формулировки вопросов, бюллетени), но сделал свои вопросы к «избирателям» куда более риторическими, а порой и абсурдными, но заставляющими задумываться о смысле искусства. Совершенно очевидно, что художник не намеревался в этом проекте отказываться от установок концептуализма — более того, по его мнению, даже такой формат недостаточно хорош для будущего, где искусства в сегодняшнем понимании не станет вовсе. Так что спонтанная полемика Альберта с приверженцем живописи Гринуэем вовсе не беспочвенна, если задуматься. Но грядущее тем и занимательно, что не поддается окончательным прогнозам.