Маэстро, урежьте амбиции

В прокат вышел «Как приручить дракона»

movies.about.com
В прокат вышел «Как приручить дракона» — мультфильм про войны драконов и викингов, детское кино со взрослой моралью.

В некотором царстве, в некотором государстве некоторой альтернативной реальности викинги уже многие столетия ведут гражданскую войну с драконами. Все почти как у нас: одни монстры крадут овец, полыхают огнем и сносят дома, другие чуть что хватаются за оружие, с детства воспитывают в потомстве страх и ненависть и жаждут в один прекрасный день замочить всех врагов в сортире. И, как водится, конца и края тому не видно. В справочнике драконов каждому виду сопутствует неизменный совет валить гада, пока не поздно, а тот из викингов, на чьем счету больше убийств, обладает безусловным авторитетом и может рассчитывать на славу и внимание баб.

И только сын вождя мальчик Иккинг не спешит убивать: астеничный пацифист, папина стыдобища, он заводит дружбу с подбитым монстром и выясняет, что все написанное про драконов в учебниках — ложь.

С новым мультфильмом авторов «Лило и Стич» Криса Сендерса и Дина Деблуа ситуация примерно та же, что и с «Аватаром». В первом, самом поверхностном приближении «Как приручить дракона» просто увлекательный 3D аттракцион, с полетами на фоне скал, облаков и закатов. Любопытная вселенная, которую тянет узнать поближе: то и дело возникает желание остановить фильм и рассмотреть драконов в деталях — вон того шипастого зверя или ту зеленую шмакодявку под грозным названием «Жуткая Жуть». Все многочисленные штампы вроде подростка-неудачника, медленно, но верно превращающегося в героя, и дурацкие шуточки растворяются в Большом Приключении, которое, будьте уверены, затянет через силу.

Даже если вы терпеть не можете ни мультфильмов, ни подростков, ни даже драконов.

Вместе с тем речь не только о технических наворотах и выразительных возможностях. «Как приручить дракона» еще и сказка с моралью: человеку следует умерить самолюбие в общении с природой, да и вообще надо думать, прежде чем наносить удар, — может статься, и драться не понадобится.

Ранее за экологический пафос отдувался Миядзаки, постоянно рассказывая одну и ту же историю, главным образом в «Навсикае из Долины ветров» и «Принцессе Мононоке», хотя так или иначе эта тема присутствует почти во всех его фильмах.

Опасный, твердит мультипликатор, не значит плохой, чуждый не обязательно враг, ключ к общению с непонятным — познание.

В то время как западный мир занимался ограждением детей от слишком сложной морали (Том гонялся за Джерри, волк за зайцем, и пусть несчастный Леопольд заканчивал каждую серию сакраментальным «Давайте жить дружно», иллюзий не возникало — межвидовой симбиоз невозможен), Миядзаки свято верил именно в детей. Существа менее закостенелые и более гибкие, именно они в фильмах японца всегда являлись проводниками мудрости и толерантности. И дети, самые настоящие реальные дети, оправдывали доверие Миядзаки, понимая его мультфильмы не хуже, а то и лучше, чем взрослые.

И как бы ни усложнялись западные мультфильмы, охватывая, как «Валли», все более широкую аудиторию, Миядзаки оставался, может, и не в гордом одиночестве, но в явственном меньшинстве.

По крайней мере до недавних пор, когда фильмы и мультфильмы, поднимающие вопрос о людской агрессивности и свойственном человеку снобизме по отношению к инаким, вдруг пошли как грибы.

Тут тебе и «Район № 9» для тех, кто повзрослее, и, что немаловажно, вполне доступные детям «Аватар», «Битва за планету Терра» и «Как приручить дракона».

В чем причина такого изобилия, однозначно не скажешь: скорее, во многом. В том, что в более-менее мирную эпоху, когда основные войны переместились в экономическую плоскость, у нас появилось больше времени, чтобы задуматься над собственной историей и поглядеть на себя со стороны. В том, что терроризм и события последних десятилетий отчетливо показали, что военная мощь не всегда является залогом успеха в борьбе цивилизаций. В том, что мы поняли, как важно все это рассказать детям, и перестали бояться, что они не поймут. Поймут.

А может, до нас наконец стало доходить, о чем говорит Миядзаки. По крайней мере, хотелось бы верить.