Пенсионный советник

Мечта из грецкого ореха

10.09.2017, 10:17

Ирина Ясина о судьбах своих современниц

Из детства в Юлиной судьбе остались две крепкие зарубки. Во-первых, она ненавидит убирать постельное белье. Не накрывать постель покрывалом, а именно убирать. Так приходилось ей делать каждое утро в той комнате в коммуналке, где они жили с мамой и бабушкой.

Кресло, которое днем служило креслом, на ночь раскладывалось и превращалось в Юлину кровать.

Во-вторых, слушая в детстве с бабушкой театральные радиопостановки, она поняла, чего хочет в жизни. Юля точно помнит тот момент, когда, расколов орех и слушая объявление, кто какую роль в спектакле исполняет, она машинально стала раскладывать кусочки скорлупы, наделяя их обязанностями в соответствии с распределяемыми по радио ролями. Конечно, она хочет быть режиссером!

Реклама

Потом, когда стала учиться в школе, встретилась с потрясающими учителями. Они давали читать правильные книжки, обложки которых были обернуты в газеты. Это означало, что ни в доме, ни в метро никто не должен был видеть подлинную обложку с названием.

Идеалом для нее на всю жизнь стал тот мальчик-раб из какой-то детской истории, который прожив жизнь, полную подвигов, завещал на своей могильной плите написать «Я не раб».

Учиться пошла в педагогический. В профессии нравилось все, вот что значит — повезло со школой и учителями. На первом курсе пахала, не поднимая головы, подтягивала французский. Понимала, что рядом с девчонками из спецшкол, которые французский уже знали, ей надо быть не хуже других.

Ну а параллельно пошла в театральный кружок. Было все равно, кого играть. Никто не хотел брать роль учительницы-грузинки — ничего, мне подойдет!

С четвертого курса пединститута даже хотела уходить. В театральный. Остановила мама: «Доучись, получи профессию, мы тебя тянуть с бабушкой уже не можем».

Работать учительницей французского языка вернулась в свою же школу. Сменила там старенькую учительницу, у которой училась сама. Проработала три года. Но тут корреспондент газеты французских коммунистов «Юманите» приехал в их школу писать репортаж, влюбился в молоденькую учительницу и позвал замуж.

Юлька уехала во Францию. Эмиграция не была желанной. Юля предупредила маму, что если что-то пойдет «не так» после ее отъезда, то она с легким сердцем вернется. Но времена были уже совсем вегетарианские, и ничего «не так» не пошло.

Во Франции устроилась на конторскую работу и параллельно пошла учиться в знаменитую актерскую школу. И вдруг педагоги в этой самой школе стали наперебой звать ее играть в своих спектаклях. Юля этого не ожидала. Не ожидал и муж, который звал замуж вовсе не актрису, а спокойную, домашнюю русскую женщину. Тем более, Юля к этому времени родила близнецов — дел по дому хватало.

Во Франции постоянных трупп нет, потому работу нужно себе искать постоянно.

Юлька актрисой быть не хотела. Только режиссером.

Но для начала надо было понять, как и на что реагируют французские актеры. Самой не раз хотелось плакать — я же не игрушка режиссера!

Поработав актрисой, начала сама ставить спектакли. Сначала на маленьких сценах, потом в серьезных, больших театрах. Не в кино! Режиссуру в кино не любит, считая, что там очень много ремесла, устоявшихся приемов. А еще Юля преподает. Ужасно любит притаскивать киноактеров на театральную сцену. Проходит с ними «разминку диалогом».

Сегодня мечтает поставить спектакль в России. Пока не удалось. Но жизнь ведь продолжается!