Декабристка из Кандалакши

Журналист

Ирина родилась в Кандалакше Мурманской области. Как туда попали ее родители, это длинная история про ХХ век и Советский Союз. Родители матери были сосланы из Украины в Карелию, в зону Беломорканала. Там родилась ее мать. Когда началась война, семья была эвакуирована дальше на восток, в Архангельскую область.

Мама Ирины стремилась обратно, потому в институт поступила в Киеве. Но не тут-то было. Ее одноклассник забрал с собой на север. Детство Ирина провела в Архангельске, в школу пошла уже в городке-новостройке в Западной Украине, куда приехала мать после развода и где у тети с неженской профессией геолога-геодезиста была квартира.

Послушная, любознательная девочка, каких были миллионы в Советском Союзе.

Профессию учительницы выбрала себе сама в первом классе.

Очень прагматично сообразила, что учителю истории проверять тетрадок нужно меньше, чем учителю русского языка и литературы, и упорно поступала на исторический факультет, в перерывах между попытками успев поработать пионервожатой в школе.

Оказалась Ирина как-то во Львове на курсах. Замучилась, оголодала без маминой еды, так что в один прекрасный день бухнулась в обморок. Вызвали скорую помощь. Приехали два медбрата и женщина-врач. На следующий день один из «братьев» нарисовался и назначил ей свидание. Встречались. Он ее все время подкармливал. Ирина уже поступила в Киевский университет на заочное отделение. До сих пор жалеет, что не удалось на дневное. Но вышла замуж за, как тогда казалось, — «свет в окне».

Мужа направили «отрабатывать» далеко, в Ростовскую область.

В магазинах ничего не было, кроме мороженой мойвы, которой пропахло все общежитие, плохого качества хлеба и хереса.

Херес плохо раскупали, потому как дорогой, а градусов мало. Мама с неодобрением говорила — «декабристка». Все соседи из общежития ездили за продуктами то в Каменск-Шахтинский, то в Ворошиловград. Теперь, говорит Ирина, все эти географические названия мы слышим с другой коннотацией. Грустной.

Рядом жило много семей с Западной Украины. Советский Союз, он ведь как строился? Кто закончил Львовский, Ивано-Франковский мединституты — тех часто отправляли в интернатуру и отрабатывать в Россию, а кто закончил Воронежский — по распределению на Западную Украину. Потом муж работал в Казатине Винницкой области, где, кроме рельсов и железнодорожников, ничего не было.

Родился малыш, было очень трудно. Снимали жилье в доме на четверо хозяев: в их углу отопления не было, газа не было. Муж поднимал в пять утра, надо было пилить бэушные шпалы, которые им выписывали, они были пропитаны креозотом, и в полостях был лед, потом он их колол на полешки. Они дымили, воняли, но… женскую участь никто не отменял: готовить, стирать, убирать и ночами готовиться к урокам. Учительница ведь.

На работу ездила дизелем в Бердичев, иногда просыпала от усталости свою остановку, и приходилось брать такси и мчаться, чтобы успеть на первый урок.

Как-то не заладилось все: от неустроенности быта, оттого, что муж все время на работе, ночных дежурствах, оттого, что хотелось в свои 24 почувствовать молодость. Уехала к маме, вернулась в свою школу работать. И проработала там, забежим вперед, больше двадцати лет.

Муж приехал к ней. Потом пришла беда. Накануне своего шестилетия погиб первенец. Застыла в горе на годы. Но родился еще мальчик. Заставила себя жить радостями маленького человека. А вот муж так и не оправился.

Развал Союза?

Было тревожно от августовских новостей. Но все это было все равно весело, задорно, с надеждами на обновление.

И шло фоном. Ирина работала, работала, кроме ставки в школе то в училище по субботам, то ученики вечерами.

Попала по конкурсу на учебу в США. Стала писать учебники, проводить семинары для учителей. Завертелось. Еще два десятка стран сквозь конференции и встречи с коллегами. Особенно понравилась Шотландия. Неожиданно там Ирина почувствовала, что счастлива, что на что-то еще годна, кроме как быть женой.

Зиму 13–14-го не отходила от телевизора и от телефона, как вся страна. Но со многими из родни в России стало трудно говорить — прежде всего, со своим отцом. И эта боль не утихает.

Поделиться:
Новости и материалы
Матч «Химнасии» и «Боки Хуниорс» остановлен из-за серьезных беспорядков вокруг стадиона
Посол России Разов о терактах на «Северных потоках»: у нас идиотов нет
Подразделения МЧС создадут в четырех новых регионах России
Экс-игрок «Зенита» Азмун может пропустить чемпионат мира из-за травмы
Президент Южной Кореи назвал скорейшую нормализацию отношений с Японией выгодной Сеулу
Кабмин Армении: Ереван и Баку привержены документам о признании суверенитета друг друга
Адвокат рассказал, что может грозить игроку «Балтики» Гогричиани за избиение своей девушки
Япония введет новые санкции из-за референдумов
Авербух предлагал Туктамышевой принять участие в новом сезоне «Ледникового периода»
Блинкен заявил, что США не отказываются от санкций против Венесуэлы, но могут это сделать
Невролог объяснила, чем грозит отказ от шапки осенью
Фигуристку Косторную выписали из больницы после реабилитации
Крупнейшие экономики Южной Америки отказались осуждать присоединение новых регионов к России
Диетолог развеял миф о хранении молока с долгим сроком годности
Отец игрока «Балтики» Гогричиани назвал катастрофой обвинения сына в избиении своей девушки
Лодку с мужчиной унесло в Тихий океан возле Курил
Европарламент призвал ЕС ввести санкции против руководства Ирана
Пенсионные фонды Британии почти рухнули из-за обвала рынка
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть