Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пока гуляет ветер

10.04.2013, 12:59

Николай Яременко о том, почему Олимпиада в Сочи состоится при любой погоде, невзирая на все проблемы

Все спортивные сооружения в Сочи практически построены. «Практически» — вообще знаменательное и отличительное словечко-паразит для политических элит России (помните: «У меня практически нет зарубежной недвижимости»?).

У нас все в стране «практически»: практически законность, практически стабильность. Практически спортивные объекты тоже строятся. За год до открытия должно быть построено все. Не построено. Но тут же начинают искать лазейки: а мы, дескать, и не должны были открывать центральный стадион. Там ведь только церемонии проходить будут, так что его можно и не тестировать. Его все равно под чемпионат мира-2018 строят.

То есть тем, кому повезет побывать на церемонии открытия или закрытия, стоит помнить: отправляться они будут на «практически построенный» объект. Так что помните о рисках. Вы не на полноценный стадион пойдете, а на почти стадион. Разница существенная.

Во многих дворцах спорта в январе — феврале — марте 2013 только начиналась отделка, но и тут нам сообщили: но ведь «основной вал строительно-монтажных работ уже практически завершен». Представляю, готовы ли были бы организаторы всего этого строительного праздника въехать в такие «практически завершенные» квартиры и дома.

Этапы Кубка России и Гран-при по фигурному катанию, а также чемпионата России по шорт-треку минувшей зимой проходили на олимпийском стадионе «Айсберг». Эти соревнования обещали сделать первыми предолимпийскими тестами, на которые можно будет купить билеты и вживую посмотреть на выступления. Но все же спортсмены жаловались на полупустые трибуны. В то же время горожане и гости курорта по другую сторону строительного забора жаловались на невозможность купить билеты: низкая заполненность трибун объяснялась не пассивностью потенциальных болельщиков, а все же ограниченностью билетной программы.

Очень многие зрители подобных соревнований — участники так называемой программы «Зритель»:

для массовости «в добровольно-принудительном порядке» вывозятся врачи, учителя, старшеклассники. Хотите получать образование? Не время! У нас же готовится Олимпиада! Хотите лечиться? Потерпите — врачи тоже вывезены на спортивные объекты.

Если кто-то умудрился «отлынить» от почетной обязанности быть подопытным кроликом на недостроенных объектах — оставшиеся места заполняются волонтерами. Но и они, бывает, уезжают, так и не увидев соревнований. Так, из-за теплой погоды (+10 в горах, дождь) были отменены состязания в слоупстайле этапа розыгрыша Кубка мира по фристайлу и сноубордингу. «Тесты для того и проводятся, чтобы ошибки учесть и на Играх не допустить», — прокомментировали случившееся организаторы соревнований.

Впрочем, как учесть «плюс десять»? Через год закажут другую погоду?

Зима в Сочи теплая и дождливая. В декабре здесь температура редко опускается ниже 10 градусов. Январь и февраль ненамного холоднее. На фоне осенних пейзажей растут пальмы. Снега очень часто нет даже в горах.

Сейчас, когда до проведения Олимпиады осталось совсем немного времени и многие объекты уже построены или находятся в почти построенном состоянии, как говорят проектировщики — в продвинутой стадии, время оценить, что же получается на самом деле.

Чем ближе к сдаче олимпийских объектов, тем больше сомнения в их коммерческих перспективах: 200 тысяч стадионных мест в городе с населением менее полумиллиона человек, где прежде крайне редко заполнялся единственный 10-тысячный стадион?

Хотя для ряда сооружений предусмотрены сборно-разборные конструкции, теоретически позволяющие перемещать эти сооружения в другие регионы, это потребует дополнительных затрат, а грандиозный излишек стадионных мест сохранится. В избытке будут не только стадионные места: есть огромные вопросы по поводу востребованности сооружаемой гостиничной инфраструктуры. Гостиницы Сочи и сегодня заполнены в лучшем случае наполовину из-за дороговизны, едва ли эта ситуация станет лучше с появлением десятков тысяч новых гостиничных мест.

Похожая история с аэропортом, который собираются расширять до пропускной способности в 3800 пассажиров в час, сооружая для этого новый терминал, тогда как после Олимпиады Сочи сроду не понадобятся такие аэропортовые терминальные мощности — их содержание будет убыточным.

Еще проблема — качество сооружаемых объектов и инфраструктуры. Информация об этом скрыта за семью печатями и фасадом уверений о «высочайших стандартах работ», но периодически проблемы прорываются наружу в виде крупных аварий.

Все эти факторы — неразвитая инфраструктура, плохая экология, грязные пляжи и прибрежные воды — дополнительно будут способствовать снижению интереса к Сочи после окончания Олимпиады, усиливая проблему невостребованности сооружаемых объектов. В общем,

когда отгремят две олимпийские недели, нас ждет невеселый период подсчета убытков от мероприятия под названием «зимняя Олимпиада-2014».

Сумма на нее будет потрачена сопоставимая с годовыми расходами бюджета на национальную оборону, а построено будет огромное количество невостребованных «потемкинских деревень» — объектов, которые никогда не окупятся и эксплуатация которых опасна и чревата авариями из-за низкого качества строительных работ и отвратительного планирования. Пострадает экология, а жители Большого Сочи от бурного строительства в районе Адлера, Красной Поляны и Имеретинки уж точно не особенно выиграют. Таковы приблизительные итоги олимпийского мегапроекта на сегодняшний день. О далеко идущих причинно-следственных связях, о масштабных природных катаклизмах мы пока и близко не подозреваем.

Говорят, что президент страны ни одному вопросу сегодняшней политической, общественной, экономической жизни не уделяет столько времени и столько внимания, сколько Олимпиаде. Дважды в день — вы представляете себе, что это значит в потоке всей информации, которая кружится во властных кабинетах?! — президенту докладывают о том, как идет подготовка к спортивному форуму.

И президент понимает, что главный имиджевый проект, ради которого многое поставлено на карту, проект, который он считает одним из главных в своей президентской биографии, этот проект под угрозой.

Допускаю, что он даже, скрепя сердце, освободит незадолго до Олимпиады одного из самых известных узников — Михаила Ходорковского. Не потому, что вдруг воспылает всепрощением, а потому, что понимает: этот шаг вызовет такую бурю эмоций, что на любые огрехи предолимпийского аврала просто уже никто не обратит внимания.

Но при всем том он понимает: никто не может дать гарантии, что, когда на стадионах, где еще не выветрится краска и еще будет летать цементная пыль, уже будут вовсю происходить олимпийские старты, в городе не начнет традиционно гаснуть свет, отключаться подача воды, что слово «позор» не станет основным лейтмотивом всех репортажей (зарубежных, разумеется, так как Первый канал и остальные отфильтровывать неприятное верхам уже давно научились) и всех досужих разговоров.

Тот разнос, который в феврале 2013 под камеры телевизионщиков устало устраивал Путин своего ближайшему окружению, был вовсе не показательной поркой, не срежиссированным барским гневом для последующего воспроизведения холопским массам, а проявлением самой что ни на есть натуральной растерянности и испуга власти: а что если Олимпиада сорвется?

Вариант, что у России отберут Олимпиаду, уже не будем рассматривать. Он изначально был фантастическим. Думаю, что и шанса такого не было, какими бы политическими заявлениями за минувшие шесть лет кто бы ни отмечался. Да и отношение к России как к «Верхней Вольте с ракетами», которое давно укоренилось на мировом политическом небосклоне (как бы мы сами себе ни пытались доказать обратное), не изменится, о какой бы области ни шла речь: политике, экономике или спорте.

Все понимают, что гражданские свободы и экономическая прозрачность — это все не к нам. Но вместе с тем все отдают себе отчет, что отбирать у русских Олимпиаду — это тревожить медведя в его берлоге, что может привести к каким угодно последствиям.

И даже бойкот наподобие Олимпиады-80 тоже никто устраивать не будет. Повода нет. Да и не предвидится, наверное. Война с Грузией уже позади. Новых потрясений, даст бог, не случится.

Да и метеорит никакой не прилетит. Хотя иные проектировщики и горе-застройщики, наверняка, грешным делом об этом мечтали.

Что же случится в феврале 2014 года?

Олимпиада все равно пройдет. И даже все, что нужно для того, чтобы она прошла, тоже успеют построить. Что-то будут подлатывать, подкрашивать в последний момент. Вот только никому она, как выясняется, не нужна, эта Олимпиада. От объектов владельцы наперегонки спешат избавиться, «подарив» государству. Надолго ли хватит в спешке построенных дорог и прорытых тоннелей? Этого не знает никто. Какими катаклизмами ответит природа за грубоватое вторжение? Это мы будем испытывать на себе самих!

Многие годы. А может, и десятилетия…