Пенсионный советник

Как нас вылечить

27.07.2017, 07:24

Виктория Волошина предлагает связать будущее страны с развитием медицины

Аман Амангельдыев. Фрагмент картины «Хирурги». 1972 год

Образ светлого будущего в стране не придумывается, — пишут СМИ со ссылкой на источники в верхах. Так и представляешь себе картину, как насупленные мужчины и женщины ежедневно садятся в кружок и накидывают идеи.

Реклама

— Может, пообещать к 2030 году каждой семье по отдельной квартире?
— Обещали уже, больше не поверят…Ты еще коммунизм пообещай к 2040-му.

— А если каждому пенсионеру — по машине?
— Если только по игрушечной. На ту пенсию, что у них будет через 15–20 лет (смотреть прогноз Минэкономразвития), им на хлеб не хватит, не то что на бензин.

— Давайте полетим на Марс — давно пора американцам за Луну отомстить.
— Это красиво, конечно, — новый Гагарин, русский звездный путь… Но сомнительно, что народ сегодня этим увлечется, тем более у нас и обычные спутники через один падают…

Не знаю, конечно, какие они идеи там на самом деле обсуждают, но если смотреть на страну не глазами политтехнологов, то образ достойного будущего, на мой взгляд, лежит на поверхности.

Давайте вложим то, что еще не украдено, в развитие здравоохранения, медицины и фармацевтики. Понимаю, что это куда скучнее полета на Марс, но резоны есть.

Во-первых, возрастной электорат, которого в стране все больше (нация стареет), поддержит это безоговорочно. Уже сейчас страхи, связанные с возможной потерей здоровья, недоступностью лекарств и медпомощи, вышли у россиян на третье место после опасений войны и бедности.

Что понятно: в результате той реформы здравоохранения, что прокатилась по стране в последние годы, попасть сегодня к врачу — не каждому здоровому по силам. По исследованиям фонда «Здоровье», проанализировавшим данные Росстата, в России в прошлом году число больничных коек уменьшилось на 23 тысячи, а всего с 2013 года – на 128 тысяч. Причем около половины всех сокращенных за последние годы коек пришлось на районные больницы.

В Минздраве, правда, говорят, что пациенты теперь получают помощь в дневных стационарах, однако те, кто хоть немного представляет себе жизнь на российских просторах, может догадаться, что старики и инвалиды из дальних городков-деревень не ездят ежедневно в райцентр, чтобы сделать уколы, сдать анализы или пройти курс физиотерапии. Скорее всего, они предпочли народные средства — травки-баню-мед, запить водкой, в крайнем случае — вызвать «скорую», вдруг доедет…

Неудивительно, что по цифрам того же Росстата в 2016 году уменьшилось и количество коек в дневных стационарах — на 14 тысяч. А заодно сократилось и число живых граждан — в первые пять месяцев 2017 года, сообщили все те же статистики, смертность в нашей стране снова превысила рождаемость, а «естественная убыль населения», составив 111,8 тысячи человек, почти втрое превысила показатель прошлого года (41,6 тысячи).

Представляете, с каким воодушевлением встретят граждане возвращение людей в белых халатах в их жизнь.

А если медики еще смогут тратить на больных не по 15 минут, а хотя бы по 20, благодарности нашего народа не будет предела. Прямо по анекдоту про козу и тесный дом: когда даже небольшое облегчение ранее самими же созданных невыносимых условий жизни воспринимается как божья благодать.

Во-вторых, именно медицина сегодня в мире — одна из самых высокотехнологичных отраслей. И развивается не в пример быстрее оборонной промышленности. Что, конечно, не может не радовать — лучшие мировые мозги сегодня работают на решение задачи сохранения и продления жизни человека, а не на создание все более совершенных технологий его убийства. С последним человечество легко справилось еще в прошлом веке — накопленного оружия, включая ядерное, с лихвой хватит для того, чтобы всю планету отправить на тот свет.

В-третьих, развитие медицины в стране может стать одной из реальных альтернатив экспорту нефти.

Ведь смогли же кубинцы сделать так, что на остров Свободы едут лечиться со всего мира.

Рецепт был прост — Че Гевара (считается, что именно он, будучи профессиональным врачом, заложил фундамент знаменитого кубинского чуда) решил направлять половину всей валютной выручки Кубы на нужды медицины. В итоге кубинское здравоохранение до сих пор, несмотря на долгие годы западных санкций, считается одним из лучших в мире.

Будучи практически самой бедной страной Латинской Америки, Куба сейчас имеет очень низкий уровень детской смертности — 4,5 человека на тысячу (для сравнения, в России этот показатель достигает 9,8 человека). Всем кубинцам оказывается медицинская помощь на бесплатной основе. При этом нищая по европейским меркам страна ежегодно принимает и успешно лечит тысячи маленьких и взрослых пациентов со всего мира. Кубинцы также значительно продвинулись и в сфере биотехнологий, разработав вакцины против рака и поставляя разные медицинские товары примерно в 40 стран. Чем мы хуже?

Ну и, наконец, этот прорыв можно совершить буквально за годы, пока еще не все в постсоветском здравоохранении успели разрушить.

Потому что ждать «светлого будущего» еще 20–30 лет уже сил никаких нет. Деды ждали, отцы ждали, дети ждут, внуки тоже будут ждать?

А терпение-то заканчивается. Как говорит декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, сегодня нужны «близко висящие плоды». И указывает путь, где эти плоды висят. Этот путь тоже ведет не на Марс.

«Нужно выйти из тупиков, в которых у нас сейчас находятся образование, здравоохранение и пенсионная система, — считает Аузан. — Потому что это и есть оболочка, в которой живет человек… У нас ведь огромные транзакционные издержки в образовании и здравоохранении, потому что учителя и врачи не столько лечат и учат, сколько пишут и пишут. Как только вы не можете сформулировать реальную цель, у вас появляется огромное количество отчетности. А поскольку все равно не получается — давайте мы еще добавим какие-то показатели. Мы впали в ухудшающий отбор. Нужно менять модель. Я думаю, что для людей переход на постановку реальных целей в этих сферах — это ощутимая вещь, которой можно добиться, ну, не за год-два, но за пять лет поворот может уже начать ощущаться».

С ним трудно не согласиться. Главной катастрофой в российском здравоохранении сегодня является даже не реформа, нацеленная на бухгалтерскую отчетность, а не на качество жизни человека, а тотальное непонимание важности этой сферы среди тех, кто прикидывает сегодня «образы будущего».

Вот новая военная техника — это да, чуть ли не каждый день вице-премьер России Дмитрий Рогозин презентует все новые виды вооружения, которые готова создать российская промышленность: от какого-то нового танка до 100-тонной тяжелой баллистической ракеты.

Сильное государство — сколько угодно: только по числу полицейских на тысячу населения мы вышли в лидеры мировых рейтингов, не считая других силовиков.

Бесконечное благоустройство и дорожные ремонты — то есть вложения в инфраструктуру, а не в людей — как без этого. Но кому будут нужны широкие тротуары, если по ним в будущем некому будет ходить?

Понятно, что люди, обдумывающие сегодня наше «светлое завтра», в обычных «больничках» не лечатся — может, потому и не приходит им в голову эта простая идея. Но вдруг у кого-то из них есть в окружении те, кто еще не забыл, как выглядит российская медицина не в отчетах, а в реальности. Пусть поспрашивают у них, во что лучше вложиться (и ментально, и материально) — в полеты на Марс, 100-тонную баллистическую ракету или в здоровье нации? Вдруг что интересное услышат.