Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Так вымерли великаны

31.07.2016, 12:08

Дмитрий Воденников о том, как неверие в медицину становится преступлением

Картина Рембрандта «Урок анатомии доктора Тюльпа» (1632) Wikimedia Commons
Картина Рембрандта «Урок анатомии доктора Тюльпа» (1632)

Раньше я лечил ангину (а была она у меня исправно три раза в год) народными средствами.

Ну там медок, хорошо пропотеть, носки шерстяные, сказка «Алиса в Стране чудес». Очень изумлялся, что ангина возвращалась. Иногда через три недели

Вообще дикость людей, считающих себя образованными (я, правда, таковым себя не считал: я свое место знаю, оно на «камчатке», среди двоечников), заслуживает отдельного памятника, где-нибудь в степи.

Дело в том, что ангина – это, как известно, бактериальная болезнь, вызываемая либо стрептококками, либо стафилококками, либо (чего уж мелочиться?) обеими этими бактериями сразу. Если ее не поймать на первых стадиях, эти бактерии станут распространяться по поверхности слизистых оболочек ротоглотки, вызовут боль в горле, подкинут вашу температуру до 39 и в конечном счете приведут к новым воспалениям и гнойникам. Дальше уже только шаг до обширных абсцессов. Никакие антисептики, никакие вкусные разноцветные леденцы, никакие мятные полоскания и другие народные средства не способны ангину остановить. Ну, простите меня за грубую мою мужицкую правду! У меня бабушка была профессор!

Она так и говорила: «Вся эта муть может только ангину облегчить! Уберите от ребенка животворящий крест! Все, чего можно добиться с помощью местных средств, — это частичное уничтожение бактерий на поверхности самих миндалин, но очаг инфекции останется нетронутым».

Бабушка была профессором и руководителем рентгенологического отделения ЦНИИ туберкулеза МЗ СССР, но про ангину она тоже знала неплохо.

Я вырос и забыл бабушкины уроки. За что сильно потом поплатился. Но, как я погляжу, не один я.

Теперь уже такой всероссийской бабушки не хватает всем.

…Недавно я узнал, что на вольных пространствах российского интернета стала распространяться идея о том, что на самом деле никакого вируса ВИЧ не существует. Вот Луна существует, шарообразная форма Земли тоже, а вирус ВИЧ — нет.

«Ученые скрывают!» Это любимое занятие ученых — скрывать.

Когда-то я был в гостях у своих друзей в культурной столице, в Питере. Так они на полном серьезе мне показали фильм (кажется, производства РЕН-ТВ) про то, что раньше на земле жили великаны. Никакие доводы (что на таких найденных костях ног древние великаны стоять не могли бы: для такой нагрузки ноги должны были быть такими же массивными, как у слонов или жирафов, — или зачем же ученым надо было бы это скрывать, ведь эта находка тянет на Нобелевскую премию, а какой дурак от нобелевки-то откажется!) на моих друзей не действовали.

— А еще Дарвин сам отрекся в конце жизни от своей теории! — запальчиво выкрикнули они в конце. Прямо в мое побледневшее от такого страшного известия лицо. Хотя наука не религия, и сам Дарвин хоть сто раз мог от своей теории отрекаться, смысл его открытия ни на йоту от этого бы не изменился. (Впрочем, он и не отрекался, это тоже очередной фейк.)

В общем, потомки этих великанов сами теперь отказываются от лечения. Чем вгоняют себя в гроб. К сожалению, не великаний.

Вот, например, рассказ женщины (а это всё реальные истории, я их вычитал на сайте «Спид.Центр», никаких тут моих эротических фантазий нет, хотя они, конечно, мне свойственны), которая никогда не употребляла наркотики, не вступала в беспорядочные связи и вообще всегда старалась вести здоровый образ жизни. Но была одна темная ночь в ее жизни. Цветы, вино, все дела. В итоге она инфицировалась от мужчины, который знал о своем заболевании и тем не менее не предупредил. Я не знаю, что чувствует человек, которому сообщают такой страшный диагноз. Наверное, отчаяние. Страх. Ненависть к миру. Но потом все входит в свое русло. Человек начинает лечиться по предписанному, проходит антиретровирусную терапию и, как следствие, чувствует себя неплохо.

А потом…

А потом условная Наташа (Маша, Ирина, Зоя или как там еще?) лезет в интернет и попадает в сообщество людей, которые считают вирус ВИЧ выдумкой фармкомпаний и которые убеждают носителей этой болезни отказываться от лечения.

Дальше идет цитата:

«Они утверждают, что весь вред, плохое самочувствие — от медикаментов, — рассказывает условная Наташа. — Я взяла все свои таблетки в пакет, пошла и в мусорку выкинула. Не пила год и три месяца, наверное. Я даже с пятью клетками уехала отдыхать в Грецию. Меня всю дорогу тошнило — сейчас понимаю почему. Это где моя голова была?»

К слову сказать, такие псевдонаучные движения, отрицающие ВИЧ, не изобретение России. Мы теперь живем в открытом мире, и дураки есть везде.

Эти люди даже имеют свое название. «ВИЧ-диссиденты». Именно так в прессе называют тех, кто не признает существование вируса. Или не принимает его всерьез. Еще в 1984 году психолог Каспер Шмидт опубликовал статью под названием «The group-fantasy origins of AIDS», где утверждал, что СПИД есть продукт «эпидемической истерии» и имеет психосоциальное происхождение.

В 1994 году Каспер Шмидт умер. Да-да, именно от этого заболевания.

Сейчас невозможно точно подсчитать, сколько людей, прочитавших эту статью, повторили судьбу самого Шмидта. Врачи, специализирующиеся на профилактике СПИДа, справедливо считают ВИЧ-диссидентство не только потенциальным самоубийством, но и преступлением против общества.

В России, впрочем, приверженцев таких взглядов тоже немало — только сообщество СПИД-диссидентов «ВКонтакте» насчитывает больше 15 тысяч человек.

«Нет ни одного человека, который бы видел вирус иммунодефицита человека, — говорит один такой диссидент от науки, тоже верящий, вероятно, в найденные кости никогда не существовавших великанов. — А СПИД возникает от четырех причин: стресс, депрессия, вакцинация и интоксикация».

Но осень, она и в Африке осень. Что уж и про СПИД-то говорить. Кстати, об Африке.

В некоторых отдаленных южных районах Малави (это та республика, которая на юге и юго-востоке граничит с Мозамбиком, а на западе — с Замбией) существует традиция, по которой достигшие половой зрелости девочки лишаются девственности в объятиях человека, нанятого за деньги для оказания подобных сексуальных услуг.

Мужчин, занимающихся этим родом деятельности, в Малави называют «гиенами». Название, конечно, на наш европейский слух не очень, но там половой акт между «гиеной» и юными девочками не считается ничем зазорным. И уж точно никто не готов это называть изнасилованием. Оставим в стороне весь ужас и отвращение, которые испытывают девочки при встрече с такой «гиеной», от которой не убежать, не спрятаться, потому что сами родители привели тебя ему на «съедение» и чуть ли не за руки держат.

Умные старые люди (почему-то я вижу их с серебряными курчавыми бородками) из этих африканских поселений называют подобные регулярные дефлорации «ритуалом очищения».

Однако мы-то отлично понимаем, что скорей всего это просто беспроигрышный способ заразить какой-нибудь гадостью чуть ли не всю деревню.

Что и происходит.

Недавно президент Малави Питер Мутарика приказал арестовать одну такую мужскую «гиену», которого зовут Эрика Анива и который в последние месяцы с удовольствием рассказывал местным и международным медиа, что ему платили за секс с девочками, а также о том, что сам он ВИЧ-положительный.

Спохватились, что называется.

Вот так и все великаны однажды вымерли!