Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Замаскированное молчание

29.08.2013, 22:45

Игорь Свинаренко о русском шуме, который призван заглушать все ненужное

Страшно становится русскому путнику, который выезжает на Запад. Жуткое чувство охватывает его, стоит только высунуть нос в место скопления людей. Все вроде как положено, все как везде, как он привык, но какой-то тайный ужас доводит его до оцепенения, и становится понятно: вокруг не православные, а... призраки. Все необычно, все с чудиной, как будто люди не отбрасывают тени! Так нет вроде, как присмотришься — тени есть. Но чего-то не хватает. Вот чувствуешь фальшивость, но не можешь понять, в чем она. Ты как будто внутри кошмара, внутри Стругацких, когда землянин попадает в компанию инопланетных нелюдей, которые прикидываются нашими (в хорошем смысле этого слова).

И вдруг как будто просыпаешься в холодном поту, с разгадкой леденящего кровь кошмара: кругом тихо! Тихо-тихо, как на кладбище! Или, на крайняк, в библиотеке.

Вот пляж, вот кафе, вот ресторан, вот ларек. Ведь там должны дурными голосами надрываться динамики и засорять атмосферу бездарной музыкой для дебилов, пэтэушников, провинциальных бандитов и прочих телезрителей — поклонников федеральных каналов (при всем уважении к вышеперечисленным категориям населения). Они, как мы привыкли за долгие годы жизни на родине, должны доносить до народа бессмысленные тексты с очень приблизительной рифмой, с тумс-тумс, с тумцаца-тумцаца, причем гнусавыми голосами. Если звезды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно. Если звуки раздаются, значит они несут какой-то глубокий смысл. Или, напротив, его утаивают, неважно, главное, что со смыслом работают, добывают его и переваривают, а после доносят до широкой публики или прячут — смысл по-любому налицо.

Ну с людьми более или менее понятно. Жутче с собаками. Их полно на улицах европейских городов! Западные собаки, в отличие от тех, которых полно в Москве, все состоят при хозяевах. Молчание иностранных братьев наших меньших подозрительно. Оно пугает. Ну как же собачке не зайтись в хриплом лагерном лае при виде чужого человека? Или просто чужого кобеля? Как не рвануться с целью порвать — ну не горло, так штаны или бок? И чтоб хозяин, с улыбкой глядя на тебя, как на дебила, говорил ласковым голосом: «Не бойтесь, он не кусается!»

Почему молчат западные собаки? У меня две версии. Первая. Им в младенчестве перерезают голосовые связки. Чтоб неповадно было. И братья наши меньшие даже привычки такой не имеют — разевать пасть.

Вторая версия серьезней, потому что она объясняет и еще одну странность нерусских сук и кобелей — те не кидаются ни на кого, а идут ровно и смотрят вперед. Западных щенков явно бьют сапогом или палкой, чуть только те выйдут за рамки приличий. Шаг влево, шаг вправо — расстрел или, по крайней мере, собачья жизнь. Эта версия ближе к жизни, как мне кажется, еще и потому, что как раз таким манером воспитывалась хвалебная западная политкорректность и легендарная законопослушность европейцев. Там же было право первой ночи закреплено за сеньором и он первый лакомился невестой, ему первому приводили красавицу. Мало того, для лучшего закрепления материала ею потчевали и свиту барона. Если жениху (молодому мужу) это не нравилось и он протестовал, его быстро вешали и свадебные торжества продолжались уже без него. Тысяча лет такой селекции — и в Европе вывели законопослушного гражданина (в России было что-то подобное, но с той поправкой, что у нас же бескрайние просторы — и Дон, и Сибирь; милое дело — зарезать барина, сжечь усадьбу и рвануть с Ермаком в экстремальный тур, прям слюни текут).

И вот западные собаки молчат. Ну и кто хотел бы повторить их судьбу?

Собака — зеркало своего хозяина, как известно. Если он расслабился и на всех положил, она это отзеркалит, будьте уверены… Собака компенсирует его комплекс, выразит за него то, на что он не отважится. Окажет такую услугу, она же друг. Собаки не виноваты ни в чем. Они идут, куда их ведут. Так гопники подлаживаются под первое лицо страны. Почувствуют, что он кого-то ненавидит, так убьют или искалечат несчастного. Или, по крайней мере, вызовутся демонстрацию разогнать. В самом деле, не может же Сам лично мотаться по всей стране туда-сюда и мочить кого попало, где поймает. Это надо понимать. Как же винить невоспитанных молодых людей в том, что их не воспитали? Не надрессировали? Они ни при чем.

И вот этот собачий бессмысленный лай отвлекает людей от важных мыслей! Да и вообще от мыслей. И кабацкая громкая музыка тоже отвлекает. Главная причина — экономическая. Поговорить за столом невозможно. Поэтому люди что? Больше пьют! А чем больше выпьют, тем больше закажут закуски и еще выпить. Очень грамотно, по бизнесу. Некоторые рестораторы в этом цинично сознаются. Деньги, конечно, важны — но есть и другие мотивы.

Нашему человеку, особенно когда он под мухой, лучше молчать, и он сам это знает. Его тянет в кабак, где кого б он ни ругнул, ни послал на (в) три-пять букв, никто не услышит и не сдаст его! И вот он устремляется в гадюшник, где тумца-тумца. Когда тебя не слышно, так ты вроде и молчишь. По тому же принципу работали глушилки, которые затыкали вражьи голоса.

Шум — это и Олимпиада, и Универсиада, и чемпионат по футболу, и вот ЭКСПО, в которое нас хотят вляпать. Это и так называемые реформы, и переименования из пустого в порожнего, и — внимание — пошив новой формы. Новая форма — это пожалуйста. Понимаете? А содержание будет старое.

Та же схема и в проведении предвыборных кампаний, и самих выборов. Нагнать кандидатов побольше — пусть все блажат, пусть СМИ изо всех утюгов агитируют за одного и внушают, что все равно твой голос не будет услышан! А услышат, так не засчитают. Поэтому расслабься. Шум – это замаскированное или спровоцированное молчание. Молчание с соблюдением внешних приличий.

Народ безмолвствует. Это не я сказал, а «наше все». Уж он-то знал, о чем говорит. Прислушаемся к привычному русскому шуму. Все будет как всегда! А могло ведь быть и хуже.