Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

В стране невыплаченных кредитов

11.06.2016, 11:08

Алена Солнцева о том, почему в Советском Союзе не было секса, а в нынешней России нет денег

Памятник Емеле в Домодедове, Московская область altertravel.ru
Памятник Емеле в Домодедове, Московская область

Когда я купила дом в далекой костромской деревне и установила телефон, на него примерно раз в неделю, а то и чаще, стали звонить разные люди и спрашивать некоего Комиссарова. Я такого не знаю, о чем честно сообщала, но они не отставали — то спозаранку раздастся звонок, то поздно вечером.

Я объясняла, что этот номер у меня недавно, требовала прекратить, жаловалась в «Ростелеком», в полицию… Никто мне не помог, только объяснили, что это звонят коллекторы, которые ищут должника. Телефон я в результате вынуждена была отключить. Не знаю, кем был тот неудачливый местный житель, номер которого достался мне, и куда он делся, но таких должников в нашей местности много.

Весной рассказали, что у другого Комиссарова (в наших сельских краях это очень распространенная фамилия) забрали технику, за которую он не смог выплатить кредит, а ведь был, по местным меркам, успешным предпринимателем: лес валил, дрова продавал, у него работало несколько человек.

Кредит взял, не рассчитав объем сбыта, поэтому теперь у него нет техники, зато остались долги.

Другой местный житель держит корову, продает молоко и тем живет. Собирается вторую корову покупать: жена у него давно болеет, дети разъехались, а он еще не старый, крепкий и предприимчивый, на старых «жигулях» развозит дачникам творог, сметану. Жаловался, как трудно взять кредит в государственном банке, сколько требуется документов, как придираются. А осенью сообщил, что в частом банке получил деньги легко: пусть и проценты выше, зато дали сколько попросил. Сейчас он работает исключительно на выплату процентов — еще хорошо, что с коровой у него все в порядке, пока доится.

Эти люди работают, не пьянствуют, кредиты берут на дело. Но дело кормит слабо, вложения нужны постоянно, а взвесить риски и рассчитать потенциальную прибыль они не умеют.

Другой случай. К соседям-москвичам летом приходила местная женщина помогать по хозяйству. Однажды они выяснили, что она задолжала немыслимую для нее сумму за кредит, который брала то ли на стиральную машину, то ли на телефон. Сумма была небольшая, но выплатить кредит вовремя не смогла, стали копиться проценты, потом проценты на проценты, и бедная Маша пришла в отчаяние. Хорошо,

добрые люди выкупили Машу из долгового рабства, так что теперь она должна им, а не ростовщикам, отдает потихоньку работой.

В ближайшем к нам маленьком городке нет многих необходимых вещей, но пункты по мгновенной выдаче денег — есть. Деньги дадут сразу, только подпишись. И многие соблазняются. Местные жители и по почте получают некие «платиновые кредитные карты» с манящим призывом — обналичь и трать! Ну и обналичивают, а потом удивляются, что никак не могу выплатить — и не кредит даже, а проценты с кредита.

Исследователей удивляет обратная связь между уровнем доходов и стоимостью кредитов. Но это естественно: чем меньше денег, тем больше оснований взять их взаймы — в сущности, не думая про «отдавать». Не потому, что злоумышленники, а потому, что у большей части населения вообще нет способности к реальному планированию.

Население, как оказалось, массово не способно думать о будущем — не о светлом завтра, не о пике коммунизма, не о миссии Великой Руси, а о своем обычном, материальном завтрашнем дне.

То, что деньги человек получает сегодня, — для него реальность. И то, на что он потратит, — тоже реальность. А что отдавать будет завтра, где он на это возьмет средства — это для него полный туман, фикция, неопределенность.

Нашего гражданина, с его отсутствием опыта обладания собственностью, легко соблазняют микрофинансовые организации — модернизированные ростовщики, этакие старухи-процентщицы, Гобсеки современного мира. В России они официально появились в 2011 году, и с тех пор их количество только растет. Микрокредиты берут и «до зарплаты», и на хозяйственные нужды, и на экстренный случай. Берут и для того, чтобы отдать другой кредит. И так до бесконечности.

Потом долг становится непосильным, и тогда к должникам приходят коллекторы — часто шантажируют, замуровывают в квартирах, угрожают увечьем. Коллектор не может отобрать у должника имущество, но его задача — так «замотивировать» человека, чтобы тот нашел средства для возврата займа. И граждане под психологическим давлением и даже физическим насилием снова ищут деньги, перезанимают, продают последнее. Даже, бывает, крадут.

Ну и что можно сказать о таких согражданах? Что они — идиоты? Потому что разве будет нормальный человек в своем уме брать грошовый кредит, если ему его предлагают за 880%? Почему люди верят, что, взяв у мошенника деньги под 2% в день, они как-нибудь расплатятся, получив в следующем месяце свою зарплату или пенсию?

Арифметика для них почти что магия, произвести несложный расчет в процентах — уже сверхъестественные способности.

А деньги — вот они, в знакомых купюрах, их можно обменять на что-то приятное: мотоцикл, телефон, микроволновку….

Помните сказку про Буратино? Мошенники лиса Алиса и кот Базилио советовали ему зарыть свои денежки на поле чудес, чтобы вырастить денежное дерево. То есть граф Алексей Николаевич еще когда нас предупреждал: с деньгами надо быть осмотрительней. Но вообще-то это единственная детская сказка, которая хоть как-то учит обращению с деньгами. Поэтому неудивительно, что россияне ходят финансово неграмотными и массово попадают в нехорошие ситуации.

Недавно на экономическом факультете МГУ прошло обсуждение этики финансовых услуг. Проще говоря, экономисты думали, как сделать так, чтобы условные тетя Ира или дядя Петя перестали брать кредит за кредитом под огромнейшие проценты, а потом прятаться от коллекторов. Но кроме введения уроков финансовой грамотности в школах и воссоздания касс взаимопомощи ничего кардинального в голову не приходит. Потому что

невозможно взрослому человеку запретить поступать неразумно.

Государство долго оберегало граждан от денег, приучая к совсем другим отношениям: веди себя хорошо, против властей не бунтуй, «будь готов — всегда готов», а уж тебя коллектив не оставит. И за детьми как-нибудь присмотрят в детской комнате милиции, и тебя не выселят из твоей коммуналки. Вот если будешь рыпаться, проявлять инициативу, начнешь больше зарабатывать, да еще займешься наращиванием денежных средств путем спекуляции, тогда точно — накажут.

Четверть века жизни в постсоветском квазирыночном обществе почти ничего не изменили, потому что за это время деньги так и не стали мерилом труда или успеха. Скорее — показателем наличия связей, близости к власти, этической небрезгливости.

Граждане — не идиоты, у них просто не было нормального опыта в обращении с деньгами.

Поэтому они считают, что деньги — это нечто вроде баллов в игре. Повезло урвать несколько условных единиц — надо потратить их сразу на что-то приятное вроде лимонада и конфет, потому что завтра они уже ничего не будут значить, да они, собственно, и сейчас ничего не значат.

Финансисты знают две тактики — экономить и тратить. То есть чем больше человек тратит, тем больше вынужден зарабатывать, считают ученые экономисты. Но бывший советский человек хочет тратить, в то время зарабатывать у него, как правило, не получается. И он берет кредит.

С экономией тоже не очень удачно выходит. Знаю людей, которые во всем себе отказывают, собирая деньги на черный день, на наследство детям, на свадьбу внучке. Хранят в рублях в сберкассе, как советовали в старые времена, или, по новому, страхуют детей на приличную сумму, глядишь, к совершеннолетию этой суммы как раз хватит на бутылку шампанского (и это если повезет). Так уже не раз происходило на их памяти, но они все надеются.

Кажется, в их представлении деньги — это не финансовый инструмент, а некая магическая субстанция, не поддающаяся расчетам и сложным законам экономики, зависящая от богов, погоды, климата и личного везения.

Что деньги нужно не зарабатывать, а получать волшебным путем, покупая специальные амулеты, совершая ритуальные действия или беря в долг у «добрых дядей», которые предлагают отличный и, главное, быстрый способ удовлетворения желаний.

Нельзя сказать, что власть не замечает этой проблемы. Центробанк «включил в план развития финансового рынка на 2016–2018 годы меры по повышению финансовой грамотности населения». Уже несколько лет создаются чрезвычайно унылые и малопонятным казенным языком написанные методички, справочники, онлайн-консультации, людям объясняют, что нельзя брать кредит в неизвестных офисах, где «от вас нужен только паспорт», что это опасно.

Недавно внесен в Думу долгожданный законопроект о коллекторской деятельности, предполагается, что коллекторам запретят звонить по ночам, угрожать и общаться с должником по выходным. При этом, как пояснила инициатор проекта Валентина Матвиенко, должник не освобождается от обязанности платить долги. Власть сегодня понимает, что государство закончится не тогда, когда у него не будет армии или флота, а тогда, когда прекратится централизованная эмиссия. Поэтому банковскую сферу от экзальтированных патриотов оберегают более строго, чем сферу культуры, например. Хотя и там запретительные меры вводятся куда активней развивающих.

Но, может, не стоит так уж бояться? Может, нужно не запрещать и ограничивать, а предлагать разные возможности? Создавать условия, при которых деньги можно заработать?

Народ, хоть и дурак, а мыла не ест. Сообразит, пусть и не сразу.

Конечно, селян и бюджетников жаль, их дурят, соблазняют, потом притесняют, шантажируют, лишают собственности… Но это их жизнь, и это так они сами собой распорядились. Нельзя взрослых людей все время водить за руку и вытирать им нос.

И в этом смысле, я считаю, что премьер Медведев правильно сделал, сказав людям в Крыму правду: денег нет, никто о вас не позаботится, если вы сами о себе не позаботитесь, здоровья вам… Сажайте картошку, и будет у нас не страна дураков с полем чудес, а обычная скучная плантация с реальными доходами.