column
Слушать новости

«Мне нужен живой муж, а не смелый»

О том, как сегодня меняется смысл понятия «трусость»

Трусить стыдно. Трус – оскорбление. Как дурак и подлец. Врун, хвастун, скряга, зануда – слова неприятные, но описательные, они про индивидуальные качества, а трус – чистая обзывалка. «Что касается трусости, – пишет Монтень в своих «Опытах» в главе, которая называется «О наказании за трусость», – то, как известно, наиболее распространенный способ ее наказания – это всеобщее презрение и поношение».

Однако под трусостью в те (и предшествующие) времена подразумевалось прежде всего отсутствие храбрости у солдата в сражении: крайней формой трусости было бегство с поля боя. В традиционной войне, где противники встречались лицом к лицу, трусость поистине губительна, ведь повернувшийся спиной к врагу воин не только обнажал строй, уменьшал силу войска, но и подавал дурной пример – а силу примера очень высоко ценили в рукопашном бою. Трусость была недопустима в войнах, в которых протекала жизнь дворянина, диктатора тогдашней европейской культуры, поэтому трусов наказывали жестоко – поражением в правах и даже смертью: так как доблесть была вознесена наверх социальных добродетелей, а трусость – низведена до самого низа. Мягкой, но позорной формой наказания было переодевание трусов в женское платье, поскольку женщине, которая как бы и не человек вовсе, робость присуща и простительна.

Обвинение в трусости – метка социального поведения, механизм которого отлажен с древних времен. Обидная кличка «трус» служила предостережением, стимулируя правильное поведение, обеспечивающее безопасность всех членов общества. Тут очень важно, чтобы все члены общества безусловно соглашались с критериями достойного и недостойного в поведении, никаких сомнений в том, что ни при каких обстоятельствах нельзя показывать спину врагу, не должно быть. Этим и объясняется столь разящая сила клейма труса.

Однако с развитием общества однозначность оценок постепенно уходит в прошлое, на каждую безусловную оценку приходит множество оговорок. Как можно найти консенсус, если на каждую ситуацию можно посмотреть с нескольких сторон?

Возможность манипулировать механизмом морального суда развитое общество сохраняет в различных закрытых группах – например, в подростковых сообществах новичков легко берут «на слабо»: не подчинишься принятым тут нормам – слабак, трус. А если трус – то изгой. Поэтому подростки, особенно мальчики, так уязвимы в этом отношении.

В закрытой группе можно обеспечить единство позиции, и в сущности, сегодня работает и обратный механизм: группы создаются по принципу единства моральных позиций. Маркер трусости очень важен для определения границ таких выделяемых самопроизвольно объединений.

Раздумывая о трусости сегодня, я обнаружила любопытный, на мой взгляд, перевертыш: в русскоязычном интернете очень часто женщины обвиняют в трусости мужчин, причем не там, где речь идет о военной доблести или гражданском мужестве, которые им по-настоящему мало интересны. Речь идет о бытовых отношениях: «Мужчины – трусы. Они боятся лечения, уколов и любых других вмешательств в их ценный организм». «Мужчины трусят перед материальными проблемами или в воспитании своих детей». «С распространением интернета для трусов настало настоящее раздолье. Захотел парень расстаться с девушкой: шлет короткое сообщение – и уже свободен. Не нужно отвечать на вопросы брошенной и нет необходимости смотреть в ее глаза». «Оставить мать с ребенком-инвалидом – подлый, трусливый, не достойный звания отца и настоящего мужчины поступок, но в 70% случаев происходит именно так». «Трус – кто оставляет женщину одну наедине с ее болью и трудностями». «Он трус, он боится ослушаться свою мать».

Распространенное мнение о некой особой моральной трусости мужчин сегодня является отражением несоответствия их поведения требованиям партнерш, которые тут же решают использовать старое проверенное оружие – назвать мужчину трусом.

Женщина-трусиха боится темноты, пауков, мышей, высоты, скорости – и трусихой, трусишкой быть не обидно, это даже мило. Мужчина-трус боится осуждения друзей, психологических трудностей, жены, матери, выяснения отношений, говорить неприятную правду в глаза. Женщине простительно быть трусихой, мужчине – трусом быть позорно. Женщину при этом никто не назовет трусом за то, что она скрывает от мужа измену, или боится свекрови, или уходит от разговоров об отношениях. Ее поведение может считаться предосудительным, но ее не клеймят словом «трусость».

Трусость, конечно, именно механизм социального давления, который одна часть сообщества использует для давления на другую. Оформление женской общности в социуме в отдельную страту приводит к тому, что неудовлетворяющие ее качества партнеров маркируются трусостью в особо неодобряемое поведение.

Есть, впрочем, одна ситуация, в оценке которой мужчины и женщины современного российского общества совпадают. Оба пола считают трусостью, если мужчина не хочет или не может остановить агрессию или неуважительное отношение к своей женщине. Если боится затеять драку или «поговорить по-мужски» с обидчиком, то он трус. В этом поле согласия есть нечто архаическое.

Вопрос на одном из форумов (выбираю типичное): «Шли сегодня в метро, на нас шла компания «горячих восточных парней». Один меня зацепил (причем, как мне кажется, специально, перед дружками понтануться) плечом, еще и вслед что-то сказал (что-то типа «овца» или в этом роде, я не расслышала толком). Так меня мой муж схватил за руку и, ускорив шаг, повел в сторону. Я ему говорю, мол, что они себе позволяют, и что это был за беспредел, и почему он им ничего не сказал, на что он на ходу слепил отмазку: «Ты же их знаешь: как не всемером на одного – так за ножом чуть что лезть». Вот как мне с таким трусом дальше жить?».

Ответы: «Мой бы за овцу вмазал». Но появляются и другие, более рациональные суждения: «Что толку, что первый муж был «защитник»? Зато и на меня руку поднимать не брезговал». «А у меня другой. Порезана голова и спина, потому что смелый и толпа ему нипочем. Только кровью истекал два раза у меня на руках, но отбился. Сказала, еще раз такое будет – я уйду, мне нужен живой муж, а не смелый!»

Агрессия еще в цене, но явно сегодня больше требуется другое – способность к взаимодействию. Но в этой области лучше не пользоваться словами, выражающими моральную агрессию.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть