Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Шайба не скрепа

14.02.2014, 09:14

Семен Новопрудский о наших больших хоккейных ожиданиях

Выступление нежно полюбившейся мне еще до всякой Олимпиады — по чемпионатам России и Европы — фигуристки Юли Липницкой стало поводом для яростных, со словесным мордобоем, мировых дискуссий, вплоть до привлечения колумниста материнского «Форбса», о том, является ли каскад «тройной лутц — двойной аксель» актом пособничества кровавому режиму. Причем это случилось еще до начала мужского хоккейного турнира.

Так вот что я вам скажу: не выиграет сборная России по хоккею золото в Сочи — Путин не виноват, выиграет — Путин не молодец.

К хоккею с шайбой меня приучила бабушка. Футбол она не любила, говорила: «Мало забивают». Зато хоккей в свои 70 с лишним смотрела с удовольствием и азартом записного болельщика. Свой первый матч благодаря бабушке я, житель далекого от хоккея Ташкента (хотя и там одно время была своя команда «Бинокор», состоявшая сплошь из приезжих игроков), увидел в неполные пять лет, зимой 1974 года. То была уникальная игра: мощные тогда московские «Крылья Советов» разгромили практически непобедимый ЦСКА не то 10:3, не то 10:2. По-моему, это был единственный случай в истории, когда армейцы пропустили за матч десять шайб.

За последующие почти 40 лет каких только хоккейных впечатлений у меня не было. Серии «наших любителей» с «канадскими профессионалами», разумеется. Победа 8:1 над канадцами в финале Кубка Канады — 1981 и 11:1 над Чехословакией на чемпионате мира — 1979. Воспоминания о выигранных и проигранных нами Олимпиадах. Мальчишкой я предсказал наше поражение от США в финале Олимпиады-80 в Лейк-Плэсиде. Случайно посмотренный вживую в Киеве матч на предсезонном турнире (официальный, не товарищеский и не «матч звезд») между местным «Соколом» и московским «Спартаком», который закончился со счетом… 10:10. Тогда на льду феерил неожиданно вернувшийся в хоккей на год уже после окончания игровой карьеры Вячеслав Старшинов. Оглушительно сенсационное поражение от Польши на чемпионате мира — 1976 и Николай Николаевич Озеров, с особым смаком произносивший в телеэфире радовавшую наше ухо фамилию лидера польских атак — Йобчик.

Когда после почти 20 лет постсоветских мытарств в 2008 году сборная России выиграла наконец чемпионат мира, да еще в Канаде, да еще проигрывая по ходу финального матча канадцам 1:3 и 2:4, да еще в овертайме, я, как и миллионы других безумцев, тоже прыгал ночью по квартире от радости.

Эти три абзаца непритязательных мемуаров — лишь доказательство того, что я искренне люблю хоккей и болею за наших. Но, пожалуйста, не надо превращать хоккей с шайбой в национальную идею. В повод для восхваления власти и страны. Для очередной пены у рта. А поражение — в национальную катастрофу или в повод для обвинений «зажравшихся энхаэловских миллионеров», тем более что в КХЛ миллионеры а-ля Илья Ковальчук получают больше.

Сборная России в отличие от сборной СССР Олимпиад пока не выигрывала.

Последний раз это делала в 1992 году в Альбервиле объединенная команда несуществующей страны, выступавшая под олимпийским флагом. Поэтому искушение войти в патриотический раж в случае выигрыша домашней Олимпиады, да еще и на фоне нынешнего обострения припадков показного патологического патриотизма в России, слишком велико. По такой же логике не менее велико искушение спустить на хоккеистов всех собак в случае поражения.

Давайте будем честны: более половины россиян совершенно равнодушны к хоккею с шайбой. При всем уважении к легендам мирового и российского хоккея они, конечно, прославляют свои страны, но не отменяют пороков государств. Олимпиаду в Сочи могут выиграть российские хоккеисты и тренеры, а не российский народ и не российская власть. Они могут сделать нам приятно, если победят. Но это будет лишь кратковременная инъекция счастья для болельщиков и очередная страница в книге болельщицкой памяти, которую мы пишем всю жизнь, ведь бывших болельщиков, как и бывших чекистов, не бывает.

Они могут сделать нам больно, если проиграют. Но эта боль ничто по сравнению с реальными бедами отечества или реальными болезнями людей.

Под крики «не надо смешивать спорт с политикой» мы смешиваем их в коктейль густого бреда до степени неразличения ингредиентов. Хоккей не исключение. Кумир Омска, приятель многих российских хоккеистов Яромир Ягр всю свою карьеру во всех клубах и сборной играет под неизменным 68-м номером, отсылая к году, когда советские войска вторглись в Чехословакию. Суперсерии советских клубов с командами НХЛ подавались как противостояние двух систем, хотя их участники с обеих сторон, уже ставшие стариками, давно дружат.

Это всего лишь хоккей с шайбой. Главная игра в Канаде и одна из главных в России. Это не последний рубеж обороны. Не панацея от бед. Не игла в яйце, убивающая сказочного дракона.

Мы просто можем первый раз за 22 года выиграть Олимпиаду, причем у себя дома. Но вставлять после этого в гимн строчку «Россия — хоккейная наша держава» не стоит.

Спорт может быть почти религией, как футбол в Бразилии. Но нет такого вида спорта, который был бы способен сплотить нацию не только в миг победы, а на более длительном историческом отрезке. Вот даже церемонию открытия Игр в Сочи посмотрели 37 млн человек. Много вроде бы, но не будем забывать, что россиян более 140 млн. Значит, большинство все-таки не смотрело.

Мы будем какое-то время захлебываться от восторга, если Дацюк и Ко выиграют Олимпиаду. Мы не упустим возможность излить реки желчи в случае их провала. Но в любом случае мир не перевернется. Потому что курица не птица. Шайба не скрепа.