Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Инфодемия: как это работает

Семен Новопрудский о том, как из маленьких правд рождается большая ложь

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Когда пандемия COVID-19 закончится сама или людям надоест бояться, кто-нибудь из 99,8% нынешнего населения Земли, которые «чудом» выживут от «самой смертельной» болезни в истории человечества, должен проанализировать роль информации и медиа в катастрофе, которую мы себе устроили. Ведь мы впервые переживаем пандемию в «прямом эфире». А накрывшая нас эпидемия лжи в основном состоит из чистой правды. Это и есть главный феномен инфодемии.

…10 декабря 2020 года старейшая общенациональная американская газета USA Today сообщила: число скончавшихся пациентов с коронавирусом в Штатах превысило боевые потери страны во Второй мировой войне. Все по-честному, со ссылками на источники. По данным американского министерства по делам ветеранов, на поле боя или от ранений во Второй мировой войне погибли 291 557 американцев. А по данным университета Джонса Хопкинса, от коронавируса на вечер 10 декабря в США скончались 292 141 человек.

Смысл сообщения очевиден: оно призвано вызвать священный ужас перед страшной болезнью. Ведь за неполный год она унесла больше жизней американцев, чем самая кровопролитная война в истории человечества. Более того, эта информация вполне правдива. Но, как ни парадоксально, по сути она лжива. И вот почему. Каждый год в США, по тем же американским официальным медицинским данным, например, от рака умирают не менее 600 тысяч человек.

То есть каждый год газета USA Today по такой логике должна писать, что потери от рака в два с половиной раза превысили боевые потери США во Второй мировой войне. Но почему-то не пишет.

Манипулирование официальной статистикой по коронавирусу или ее преувеличенно кошмарящая трактовка СМИ и чиновниками ВОЗ – один из самых главных и распространенных приемов инфодемии.

Вот как это делает сама Всемирная организация здравоохранения. 12 декабря глава подразделения чрезвычайных заболеваний ВОЗ американский эпидемиолог Мария Ван Керкхове проводит брифинг. Он транслируется в Twitter. И вот госпожа Керкхове на голубом глазу заявляет: «В то время как мы видим во многих странах Европы снижение количества заражений, по всему миру растет процент смертности. За последние шесть недель рост был на 60%». А в Европе, по ее словам, за те же шесть недель смертность выросла и вовсе на 100%.

На самом деле речь идет об арифметическом росте количества смертей в последние недели, но вовсе не о смертности от этой болезни в целом. Доля смертей по отношению к новым случаям как падала, так и падает.

Чиновница ВОЗ почему-то умалчивает о том, что в реальности общая смертность от коронавируса, то есть доля смертей в закончившихся случаях, каждый день в эти шесть недель неуклонно продолжала снижаться, как это происходит с 11 апреля. Полтора месяца назад эта доля составляла более 3,35%, а сейчас уже около 3,07%.

Ни ВОЗ, ни СМИ не расскажут вам о том, что с начала пандемии смертность от коронавируса снизилась более чем в 7 раз. Что весной по итогам года некоторые вирусологи прогнозировали 40 миллионов смертей от «короны», а по факту будет в 20 раз меньше. Что доля смертей по отношению к новым случаям, несмотря на рекорды новых случаев по миру, каждый день около 2% и ниже общей смертности с начала пандемии. Что доля критических случаев до второй вспышки превышала 0,8%, а сейчас находится в районе 0,53%. То есть по мере роста числа зараженных вирус продолжает становиться все менее убийственным.

Зачем об этом говорить? Зачем успокаивать народ? Лучше продолжать пугать их якобы растущей смертностью, не вдаваясь в детали.

Иначе все больше людей в мире окончательно перестанут понимать, почему им не дают жить уже практически целый год, какое отношение к борьбе с вирусом имеют штрафы, репрессии, массовое разорение бизнесов, комендантский час, хотя заражений при всех этих мерах становится все больше.

Классический пример статистической инфодемии – то, как масс-медиа рассказывают о смертях и заражениях.

СМИ повсюду выпячивают каждый рекорд по количеству выявленных заражений и смертей. Но никогда не пишут о рекордах выздоровлений, хотя они тоже случаются постоянно.

В результате у людей создается совершенно ложное ощущение, будто коронавирус убивает всех подряд. Хотя даже среди выявленных (а их везде в разы меньше, чем реально переболевших) выздоравливают 97-98 человек из каждых 100.

Еще один способ морочить людям головы при инфодемии, который потом смело можно будет включать в будущие учебники по манипулированию массовым сознанием и производству коллективного психоза, называется «травля Швеции» за отсутствие карантина.

Ее путь пытаются дискредитировать тремя основными аргументами. Рассмотрим каждый из них.

Первый: у соседей в Финляндии, Норвегии, Дании смертность и число выявленных случаев гораздо меньше, чем в Швеции. Это правда. Но при этом никто не пишет, что в Норвегии тоже нет масочного режима, а ошибочность своего карантина норвежские власти признали еще в конце весны. И ни в одной из соседних со Швецией стран пока больше не повторяли локдаунов, в отличие от других европейских государств. Кроме того, сторонники этого аргумента не хотят видеть, что по всей доступной нам статистике нет никакой прямой связи между мерами борьбы с вирусом в разных странах и показателями заражений или смертности по принципу их географического соседства. Везде всё по-разному.

Второй аргумент ковид-войны против Швеции – мол, бездушные жестокие шведские власти, отказавшись от карантинов и масок, получили какое-то огромное, по сравнению с другими странами, число жертв. Это уже прямая ложь.

Лучшее доказательство того, что шведский путь как минимум не более ошибочен, чем локдауны, – статистика. Существует вполне корректный показатель «число смертей на миллион популяции». У Швеции он сейчас чуть в районе 760. В дважды карантинной Бельгии – почти 1560, в США – 930, в Италии – в районе 1100, в Испании – в районе 1050, в Великобритании – выше 950, во Франции – выше 900.

Без карантинов и масочных режимов Швеция не входит даже в топ-20 по смертности от коронавируса и занимает только 35-е место по количеству выявленных заражений. Уступая тем, кто устраивал или продолжает устраивать локдауны.

Третий аргумент СМИ, обвиняющих шведов в провале борьбы с пандемией таков: мол, обещали достижение коллективного иммунитета и не достигли. Это правда. Только его не достиг никто.

В Швеции, разумеется, и сами эпидемиологи, и политики критикуют ошибки национальной стратегии борьбы с коронавирусом. Имеют полное право. А вот британские, российские или американские СМИ, исходя из количества смертей и заражений COVID-19 в своих странах, вряд ли имеют хоть какое-то моральное право критиковать Швецию.

Относительно свежим приемом инфодемии стало вольное жонглирование понятием «избыточная смертность». Некоторые демографы и экономисты страсть как любят заклеймить власти за то, что они якобы сознательно занижают количество смертей от коронавируса, именно на основании данных об избыточной смертности.

Но, если вдуматься, это тоже не слишком честно. Весьма сомнительно само понятие «избыточная смертность». Избыточная по сравнению с чем? Есть ли вообще норма? И бывает ли в таком случае «недостаточная» смертность?

Сравнивать прибавление смертей с одним только прошлым годом не слишком корректно: в разные годы в каждой стране умирает разное число людей. Говорить об избыточной смертности по сравнению с пятью последними годами в среднем более разумно. Но если посмотреть статистику смертей в любой стране на горизонте 10 или 20 лет, вполне можно увидеть иногда «ковидную» смертность безо всякого ковида. В Москве, например, резкую вспышку смертности спровоцировал смог сверхжаркого лета 2010 года.

Опять же, когда у нас некоторые блогеры пишут про «150 тысяч лишних смертей в России за 10 месяцев 2020 года», это не аргумент. Надо точно знать причины всех этих избыточных летальных исходов. Все ли они вызваны ковидом или другими болезнями, которые перестали лечить? А рост смертей в мире от голода из-за карантинов куда запишем: в ковид или в последствия борьбы с ним?

Добавим к этому для полноты картины инфодемии нескончаемые, размером примерно с «Войну и мир» Льва Толстого, посты-страшилки в соцсетях об ужасах ковида. Весной и летом их в основном почему-то писали врачи (спрашивается, откуда у них было время писать столько букв, если все действительно было так страшно?), а теперь – поп-звезды, блогеры и «инфлюенсеры». Давайте начнем в таких же мельчайших подробностях смаковать каждую смерть от голода, туберкулеза, рака (а таких смертей и сейчас сильно больше, чем от ковида) и посмотрим на реакцию людей?

Коронавирус реально существует. Он заразен и опасен. Он и сейчас, через год после первых заражений, в любой момент практически в любой точке мира может подстеречь или даже убить каждого из нас. Но то, что коронавирус смертельно угрожает всему человечеству, что он способен убить какое-то невиданное в истории число людей, что в мире нет болезни страшнее и опаснее, – несомненная ложь.

Эта ложь – прямое следствие инфодемии. Той эпидемии лжи, состоящей из маленьких правд, которая заразила человечество и которую мы никак не можем или не хотим остановить.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо