Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

«Хитрость, жадность, предательство»

Геворг Мирзаян о причинах и уроках политических кризисов в Армении и Белоруссии

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Белоруссия и Армения из-за жадности и глупости своих элит вляпались в самые серьезные кризисы за последние пару десятков лет. Но их пример – другим наука.

«Если есть на свете дьявол, то он не козлоногий рогач, а он дракон о трех головах, и головы эти — хитрость, жадность, предательство. И если одна прикусит человека, то две другие доедят его дотла». Эту фразу Глеба Жеглова, персонажа романа братьев Вайнеров «Эра милосердия», стоит взять в рамочку и повесить у себя в кабинете руководителям Белоруссии и Армении. Ведь из-за сочетания хитрости, жадности и предательства они ввергли свои страны в самые серьезные политические кризисы за последние десятки лет. Кризисы, уроки из которых должны извлечь не только общества этих стран, но и все окружающие Россию государства постсоветского пространства.

Урок первый. Никакой полной независимости у постсоветских стран нет. Все разговоры постсоветских элит о «национальном суверенитете» заканчиваются в тот самый момент, когда они начинают в чем-то нуждаться – и понимают: на это «что-то» у них нет сил.

Нет сил на защиту территории и информационного пространства, на обеспечение высоких темпов экономического роста, повышения благосостояния или хотя бы обеспечения минимально достойного уровня жизни населения. И в эти минуты прозрения вдруг выясняется, что абсолютно все государства постсоветского пространства, кроме России, являются не субъектами, а, скорее, объектами международных отношений. Классическими буферными государствами, которые должны жить по правилам буферных государств – то есть не управлять мировыми процессами, а выживать в них.

Теоретически стратегии выживания могут быть разными. Буферные государства могут либо заниматься многовекторной политикой (по принципу «и нашим, и вашим»), либо выбрать себе одного сюзерена и работать с ним.

Однако практически – и это урок второй – на постсоветском пространстве правила многовекторности не действуют. Там отношения развиваются по принципу «либо с нами, либо с ними».

И в этом не вина России. Кремль не рассматривает постсоветское пространство как казарму, где лидеры должны стоять по стойке смирно и исполнять любые приказы, исходящие из Москвы. Российское руководство смирилось (хорошо это или плохо – другой вопрос) с тем, что национальные кадры в республиках ведут себя самостоятельно, и на излишнее вмешательство Кремля в их внутренние дела реагируют негативно. Поэтому Кремль и не вмешивается до тех пор, пока национальные кадры не начинают проводить откровенно антироссийскую политику.

Однако у западных стран другой подход. Постсоветское пространство им интересно прежде всего как российское подбрюшье (ну или российско-китайское, а также российско-иранское – в зависимости от региона). И поскольку Запад находится в конфликте с Москвой, вся политика США и ЕС в регионе направлена на превращение этих стран в плацдармы, источники угроз и неприятностей для Москвы.

Поэтому ни одна из стран постсоветского пространства (кроме, пожалуй, Казахстана) не смогла добиться эффективной диверсификации внешней политики. Более того, как показал пример Белоруссии и Армении, диверсификация приводит к тому, что западные НКО получают доступ к гражданскому обществу и начинают трансформировать его в антироссийском ключе.

И вот мы уже видим, как в Ереване проводятся тренинги по организации антипутинских протестов, а белорусскому обществу навязываются антирусские смыслы.

Отсюда и третий урок – правильного выбора. Страны должны уметь определиться, с кем они – с Западом против России или с Россией, но при этом не против кого-либо другого?

Армянские и белорусские власти не хотели выбирать, пытались усидеть в шпагате на двух стульях – и в итоге получили разрыв всех мышц. Многовекторное поведение Армении привело к многовекторному отношению со стороны Москвы (когда президент России в ходе выступления на Валдайском клубе фактически поставил на одну доску армянских союзников по ОДКБ и азербайджанских партнеров) и последующей потере Нагорного Карабаха.

Александру Лукашенко просто повезло – если бы белорусский протест не был бы перехвачен и возглавлен антироссийскими силами, отношение к противникам Лукашенко в Кремле было бы гораздо более позитивным – особенно на фоне того, как Батька в последние месяцы унижал Москву.

Другие страны определились в пользу Запада – например, та же Грузия, Украина или сейчас идущая по их пути Молдавия. Однако очень быстро выяснилось, что Париж не стоит мессы – надежды на масштабное западное финансирование утонули в коррупционном болоте, а участие в антироссийских эскападах привело к экономическому кризису и даже потере территорий.

Поэтому наиболее оптимальным выбором для этих стран будет именно сотрудничать с Москвой. Да, Россия не настолько привлекательна, как «цивилизованная Европа». Да, ее дипломатия часто топорна, а мягкая сила отсутствует как класс. Да, ее чиновники иногда ведут себя с имперским высокомерием. Однако Россия не заставляет никого ни с кем конфликтовать, играть по принципу нулевой суммы. И, в то же время, исправно субсидирует (а по-другому это не назовешь) своих союзников, а также выполняет взятые перед ними и другими партнерами на себя обязательства.

При этом Россия выполняет свои обязательства – и это четвертый урок – лишь в том случае, если ее союзники и партнеры ведут себя как союзники.

Этот момент в отношениях России с соседями появился совсем недавно, и для кого-то (в том числе для самих россиян) стал сюрпризом. Все как-то привыкли к тому, что можно изгонять российские компании с Рогунской ГЭС в Таджикистане – и при этом продолжать жить за счет переводов работающих в России гастарбайтеров. Что можно закрывать границу с Приднестровьем, осложнять работу российского контингента – и не получать эмбарго на ввоз своих продуктов на российский рынок. Что можно брать в заложники российского гражданина армянского происхождения, въехавшего в страну (куда армянам въезд запрещен) под чужой фамилией – и тоже спокойно торговать с РФ. Что можно брать в заложники три десятка российских граждан в Белоруссии и кричать о российском вмешательстве в выборы, а потом просить у Кремля защиты. Что можно арестовывать личного друга президента России в Армении (причем сразу после того, как это было сказано публично) – а затем требовать от России выполнения неформальных обязательств по Карабаху.

Собственно, на примере Никола Пашиняна Москва и показала, что так теперь не будет. Что если вы плюете в колодец, то чистой и целебной воды оттуда можете не ждать.

Но вопрос в том, будут ли выучены все эти уроки? Есть, конечно, безнадежные лидеры – например, тот же Александр Лукашенко. Только-только отбившись от Запада с помощью Москвы, он уже говорит о возобновлении многовекторной политики и утверждает, что россияне «должны нас понять». Есть безнадежные элиты – в той же самой Армении, где отдельные политики кричат о предательстве со стороны России и при этом не подвергаются тотальному остракизму за эти предательские, с точки зрения армянской национальной безопасности, слова.

Однако большинство стран постсоветского пространства все-таки обитают в реальном мире, и все понимают. В том числе и то, что, перефразируя Владимира Шарапова из того же романа братьев Вайнеров, «самое дорогое на земле – это глупость, потому что за нее дороже всего приходится платить». И Армении с Белоруссией глупость их элит может обойтись по самой дорогой цене.