column
Слушать новости

У бедных больше нет денег не есть пирожные

О том, что выпечка и сладости на трансжирах стали самыми дешевыми калориями

После одиннадцати дня, когда вся страна наконец рассядется по своим рабочим местам, обсудит свежие новости и выполнит утреннюю норму, офисы, каптерки, охранные будки, склады и цехи наполняются пока еще робкими и редкими звуками шуршания, шелестения и потрескивания. Это россияне достают первый перекус: разворачивают конфеты в шелестящих фантиках, вскрывают коробки с печеньем, разворачивают целлофановые пакеты с булочками. Пока неуверенно и по чуть-чуть. А к часу Россия уже во весь голос шуршит своими фантиками и пакетиками. К конфетам и печенью добавляются эклеры с берлинерами «Три за 60» из супермаркета. Страна обедает. Швеи на фабриках, ремонтники из гаражей, несчастные резиденты работных домов, водители автобусов, операторы погрузчиков – множество их перекусывают только булочкой или печеньем. Едят также конфеты и шоколадные плитки, вафли. Вафельные торты в помадке – это уже под настроение: если погода хорошая, аванс обещали, у свекровкиной соседки дочка родила – какой-никакой, а праздник.

Недавно я увидела рассказ одной очень либеральной активистки, правозащитницы. Тема от политических идей была крайне далека: женщина рассказала, как похудела на 36 кг. Тем не менее, споры разговор вызвал вполне политические. Потому что автор честно призналась, что худеть было дорого и затратно во всех смыслах: занятие собой отнимало каждый день много времени и сил, ведь приходилось считать каждую калорию, подбирать себе продукты. Тренировки несколько раз в неделю, ходьба. Все это очень выматывает и требует ресурсов.

Если у человека нет свободного времени хотя бы по три часа в день, нет сил ходить и тренироваться, а главное, нет на все это денег, ему без существенного вреда для здоровья не похудеть. Можно, конечно, сесть на гречку и выйти из такой диеты с обломанными ногтями, обсеченными волосами и обвисшей кожей.

Я, тоже всю жизнь на диетах, поддержала это признание. И утяжелила его разными цитатами из Оруэлла и других социальных писателей: о том, что много работающие люди не могут себе позволить есть низкокалорийную еду, потому что для них важно, чтобы пища содержала максимум калорий и требовала минимум усилий на ее приготовление и поглощение. И еще требование – чтобы она доставляла в организм много быстрых углеводов, которые вернувшимся из забоя горнякам обеспечивают моментальное ощущение сытости. Что касается бедняков и безработных, то у них несколько иные кулинарные приоритеты: им нужно, чтобы еды было физически много, чтобы она занимала в желудке объем.

У нас едва ли не большинство людей по-прежнему питаются, исходя из золотой середины описанных Оруэллом традиций английской предвоенной бедноты: еда в российских небогатых семьях, которых десятки миллионов, должна быть калорийной, насыщенной быстрыми углеводами и иметь внушительный объем. Ну и, конечно, она должна быть дешевой. Всем этим критериям лучше макарон с картошкой соответствует выпечка.

Люди едят удешевленные благодаря невиданным ранее технологиям работы с трансжирами и клейковиной булочки с пирожными, потому что они – самый доступный для них перекус. Не знаю, кого что в этом мире спасет, а нашей стране не протянуть ноги поможет вафельный торт: суперизобретение человечества стало настоящим стратегическим оружием по борьбе с бедностью. В тортике одной из самых известных дешевых марок на 270 гр будет 1458 ккал. Он стоит в удачные дни от 75 до 99 рублей. Более дешевых, при этом вкусных и объемных, то есть занимающих в животе какое-никакое место, дающих временное ощущение сытости и дарящих чувство праздника, калорий сегодня у россиян нет. Можно хлопнуть полтора стакана растительного масла, но сытости не будет, да и мало кто способен протянуть на таком рационе. Хлебом даже столько калорий не набрать – это примерно 700 граммов хлеба. Но обычным, «Дарницким», столько не наешь – устанешь жевать. А вкусный пышный хлеб в пересчете на калории стоит дороже вафельного торта из коробки, 600-700 граммов. Белого тостового хлеба, батона или чиабатты за 80 рублей не купить. Поэтому лидируют тортики, песочное печенье, вафли. В них и калории, и какая-никакая клетчатка, и жиры. На картошке или макаронах без единой жиринки далеко не уедешь.

Можно, конечно, питаться шоколадными батончиками, но есть неприятность – быстро проходит ощущение сытости. Это в 1990-2000-е все повстанческие войска в мире воевали, по преданиям, на сникерсах: много калорий – мало места, носить за собой не тяжело, съел – в желудке не мешает, можно дальше бежать с автоматом на плече и оружейной разгрузкой. А если ты сторожем на швейной фабрике работаешь или выписываешь счет-фактуры на заводе пластиковых окон, тебе нужно, чтобы в желудке твоем всегда что-то лежало. Это такой закон подлости: при скудном питании организм все время чего-нибудь требует, ему не хватает, гаду, то магния, то калия, то йода с витамином D, поэтому он посылает сигналы, хочу, дескать того, этого, шоколада, селедки, булочек с кунжутом... При нехватке, к примеру, азота, хрома, холина или триптофана человека как раз тянет на выпечку. А как ему будет хватать, если для восполнения дефицита этих веществ нужно есть вдоволь красного мяса, рыбы, морепродуктов, сыра, яичных желтков? Организм же в этом случае проявляет неуместную туповатость: он не говорит прямо, чего ему конкретно надо: привыкнув, что пища извне поступает в основном малоценная и нужных питательных элементов не содержит, он просто капает своему владельцу на нервы и заставляет есть, есть и есть.

«Хочу магния», «хочу железа», «хочу холина» превращаются в обычное «хочу есть». Которое чуть ли не ежеминутно стучит в голове. Хочу, хочу, хочу… Знаете же такой тип полноватых, дрябловатых, с жидкими волосиками людей, которые все время что-то жуют? Вот, это они самые! Те, кто недоедает, в смысле – испытывает дефицит нутриентов, при сохранении сытости в желудке. Кстати, последнее утверждение сейчас становится все менее актуальным: мы чаще и чаще слышим, что люди наши стали экономить уже не на качестве еды, а на ее объемах, но это разговор совсем уж страшный и долгий. Мы же сегодня говорим про пирожные…

Когда пошли в фейсбуке споры о том, тяжело ли худеть, тьма благополучных граждан, преимущественно резидентов МКАДа и КАДа, сообщили, что нет ничего проще, чем «просто перестать есть сладкое». Некоторые пошли дальше и с высоты своего опыта, а также доходов больше 100 тысяч в месяц порекомендовали беднякам отказаться от выпечки, картошки и даже хлеба с макаронами. Это чистой воды блажь сытого человека, который не понимает, что без сдобы с дешевыми конфетами бедным нечего будет есть.

Спустя 250 лет приписываемая некой принцессе фраза Руссо «Если у бедняков нет хлеба, пускай едят бриоши» строго-настрого перевернулась. Причем в совершенно прямом смысле перевернулась наоборот. Сегодня сладкую выпечку и конфеты едят больше от бедности. Чем беднее человек, тем сложнее ему от них отказаться. У него просто нет денег на альтернативу, потому что дешевые печенья, пирожные и тортики в коробках стали самыми доступными в пересчете на рубли калориями. Дешевле нет.

Знаете, как отличить в нашей стране сытые города от голодных? В сытых много ларьков с шавермой. Сегодня в провинции шаверма не совсем уж крошечных размеров стоит от 150 рублей: в ней тебе и мясо, и жиры, и овощи. Но проблема в том, что обедать мясом даже в таком доступном виде могут себе позволить далеко не все. Поэтому в нашей стране есть целые города без шавермы или с одной-двумя будками. Почти нет шавермы в Костроме. Во Владимире ее едят в качестве праздничного обеда. Натурально мамы «с получки» водят детей на аттракционы и обещают купить шаверму. Меня так году в 1991-м мама в Тюмени водила в первую в городе пиццерию. Я вкус той пиццы на пышном-пышном тесте, которая больше напоминала пирог, запомнила на всю жизнь. Вот так сейчас для некоторых и шаверма – редкое блюдо. Тогда как в столицах это еда трудовых мигрантов. А в Тюмени или Казани – перекус продавцов бытовой техники. Чем перекусывают Владимир или Кострома? Выпечкой. Повсюду стоят лотки и ларьки с выпечкой. Булочки и пироги на улицах в современном мире признак не очень хороший – он говорит о том, что у горожан нет денег на мясной перекус, даже на салаты из магазинной кулинарии.

Но не самый плохой признак: есть города, где и с выпечкой ларьков нет. Я была когда-то в костромском райцентре – городе Шарья, где на окраине как раз накануне открыли ларек с шавермой. Покупали ее так мало, что мясо, уже готовое, в ларек привозили из ресторана и женщина разогревала курицу на месте. Шаверму в Шарье в то время ели в ресторанах! А на ланче обедали макаронами из домашних судков или конфетками. Никто не покупает даже булочки и пирожки с картошкой, они есть только в магазинах. Красивых тележек в форме русской печи или домиков, с которых продают выпечку, там нет.

А в столицах, заметили, они стоят на окраинах и у метро? Потому что туристы и те, кто работает в центре, едят в кафе и ресторанах. В средней полосе мегаполиса перекусывают шавермой. Булочки – это еда Новой Москвы и площадей около метро, где работает много мелких торговцев, которым надо дешево поесть в обед.

Между прочим, вы знали, что в России женщины едят меньше здоровых и полезных калорий, чем мужчины? Даже если в семье оба зарабатывают одинаково мало и не заняты физическим трудом, деньги на полноценный обед в столовой или на котлету с пюре и салатом из капусты в ланч-боксе, том самом нашем судке, полагаются мужчине. В России полно семей, в которых мужчинам на обед выделяется хотя бы 200 рублей (поход в столовую или в отдел кулинарии) на салат, котлету/сосиску и гарнир, а женщина должна обходиться булочкой или несколькими конфетами. Когда ей худеть?

Конечно, множество жителей в нашей стране толсты от низкой культуры питания. Есть у нас семьи, что и разбогатев, по литру борща с майонезом на ужин едят, и это только первое блюдо. Однако таких в стране все меньше. Мы ничем не отличаемся от других европейских народов и собратьев американцев, об этом знает любой, кто хоть немного пожил на Западе. Культура питания и заботы о здоровье у нас тоже прямо пропорциональна уровню достатка. Появляются деньги и свободное время – люди вкладывают их в здоровье и быстро осваивают нормы правильного питания. Когда денег нет, увы, экономить тоже начинают на здоровье. Так устроена жизнь в любом обществе, не хуже и не лучше. И там, и здесь полнота, отечность, высокий сахар, жирная кожа, жидкие волосы – это проблема бедных людей. Те, у кого мало денег или кто очень много работает физически, не имеют времени беспокоиться о правильности ужина. Если они откажутся от булочек с конфетами и вафельного торта, им нечего будет есть. Слышите? В прямом смысле нечем набить живот и набрать норму калорий.

Те же 1458 ккал из дешевого тортика 270 граммов на здоровом питании нужно делить на четыре части: филе индейки, морской окунь, бурый рис, цельнозерновые каши – все это дорого покупать, долго готовить. У бедных людей на это нет ни денег, ни сил.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости