Похорошелла и Подешевелла

Анастасия Миронова о странных москвичах, которым не нравится богатая Москва

Предновогодний вечер, центр Москвы, Мясницкая. По обеим сторонам дороги стоят на тротуарах красивые скамеечки. Буквально у каждого дома. Садись — не хочу. Правда, вплотную к фасадам, а сверху нависает лепнина. Почти на каждой лавке кто-то сидит: две женщины в соболиных накидках, паренек с коробом доставки еды, семья «окающих» провинциалов, присевших попоить маленького сына соком из коробочки.

Я не сажусь. Я же из Петербурга и знаю, что лепнина убивает. И сосульки еще. То есть, сосули. Москвичей тоже убивает наледь. И жителей Подмосковья. В прошлом году в Электростали, кажется, минимум двоих прихлопнуло. Но это эксцесс. Нечто из ряда вон. Безусловного рефлекса не стоять под стрелой и не приближаться к фасадам у москвичей и гостей столицы нет, поэтому они вольготно присаживаются и им хорошо.

Я гуляла по Мясницкой и думала, почему же у нас так. Почему я боюсь сесть на эту скамейку, расслабиться. И поняла: у нас, в Петербурге, очень агрессивная среда. Нулевое развитие, ледяные торосы, станции метро по 25 лет строят. А москвичи расслабились.

Сегодня и суммы, потраченные на благоустройство Москвы, и бесконечные станции метро, и роль мэра стали уже настолько существенны, что требуют какой-то реакции. Масштаб не разрешает пройти мимо. Однако свойство натуры и патологическое неумение видеть мир простым не позволяют мне примкнуть к стройному хору недовольных, которые уже который год кричат о том, что в Москве стало невозможно жить.

Кто-то идет по Москве, видит новую плитку, лавочки и «новых москвичей» на них, возвращается домой и визжит «Доколе?» Я иду по центру столицы и вижу потраченные на нее уже даже не миллиарды, а триллионы. Вижу нищую Россию за Третьим транспортным кольцом. Но я же, черт возьми, вижу, что лавки-то очень к месту стоят. Что тротуары ровные, асфальт без дыр, что фасады обновляют, метро домчит в любую точку города.

Я живу преимущественно в Ленобласти и немного — в Петербурге. Когда я оказываюсь в Москве, у меня в голове вертятся три равнозначных вопроса. Первый и самый важный — когда перепадут деньги и регионам? Второй — отчего в Петербурге не так? И третий вопрос — чем недовольны москвичи?

С опозданием прочитала, что Москва выиграла премию World Travel Awards. Москвичи пишут с усмешкой. Не верят. А я вот верю. Я только вернулась оттуда, три дня провела в столице туристом и еще меньше теперь понимаю, что не нравится местным. Одно дело провинциалы. Вот я провинциал, я знаю, как у нас реализуется кудринская модель формирования бюджета. Знаю, что регионы, грубо говоря, отправляют свои доходы в Москву, а им обратно выдавливают по капельке и по заслугам.

Все со мной понятно — мне противно, что в столице столько денег. Москвичи-то чем недовольны?

Красота, чистота, парки, тротуары, метро шныряет туда-сюда, само не свое. В последний раз я останавливалась в… простите, Коптево. Нашла там недорогой номер. Кому из местных ни расскажу — никто не знает, о чем вообще речь. Одна девушка предположила, что Коптево это, наверное, там же, где Купчино и Колпино… Меж тем, в Коптево ходят поезда МЦК, до Цветного бульвара — полчаса езды с неспешной пересадкой.

А еще газоны подстрижены, ранние брежневки покрашены, широченные аллеи ухожены, и можно безбоязненно ходить ночью — кругом горит свет. А в Петербурге я перед ночным поездом в двенадцатом часу свернула с Невского проспекта на Мытнинскую улицу, а там темнотища. Центр Петербурга.

Еще я недавно была в Тюмени. Мы в восьмом часу вечера оказались в районе Парфеново, дочь заплакала: «Мама, неужели здесь живут люди?» Десять минут на маршрутке до центра города. И это Тюмень!

В большинстве российских городов в восьмом часу вечера побаиваются ходить даже взрослые.

Транспорт им не нравится, видите ли. В третий раз за год приезжаю в Москву — успевают без меня открыть не то что отдельные станции, но и целые ветки метро. Москвичи стенают: ох, раньше было лучше, верните маршрутки. Приводят в пример Петербург. А вы нас спросите, нравится ли нам на этих маршрутках ездить. Да если бы у нас столько станций метро было, разве ж стали бы мы в маршрутках давиться?

Или с этой плиткой, тротуарами. Да, помню, еще год назад повсюду выворачивали асфальт и плитку. На Бульварном кольце местами плитку в январе вспучило, об нее запинались. Но на этот раз я полных три дня гуляла по Москве, обошла весь центр, была в Коптево, в Ясенево — лишь в одном месте встретила небольшой участок со снятой плиткой. Перестали рыть и перекладывать.

И с декором наконец угомонились. В прошлый Новый год на Лубянке, например, декоративные деревья стояли аж в четыре ряда — дикая иллюстрация к гонке за освоение бюджета. Улицы Москвы явно страдали от переизбытка желающих их украсить. Но в эту зиму и с украшениями наконец стали умеренней.

Есть горькая правда, с которой многим тяжело смириться. Да, траты на Москву аморально огромны! Да, «выборы украли!» Да, у нас «Московское дело». Но при этом по Москве приятно пройтись, ее привели в порядок, в Москву потянулись туристы. И надо бы нам осмыслить то и другое.

В прошлом году туристов в Москве побывало 23,5 млн человек. Конечно, сыграл роль чемпионат мира по футболу. Однако в Петербурге он тоже проходил, но у нас данные скромнее: 8,2 млн туристов за год. Посмотрим динамику: в 2010 году в Москве побывало 12,8 млн туристов, а в Петербурге — 5,1 млн. Столица увеличила турпоток почти вдвое.

А теперь скажу то, за что меня многие годы не любят коренные петербуржцы: в прошлом году в Москву съездило 5,5 млн иностранных туристов, а к нам — только 3,9 млн. То есть, больше полутора миллионов человек, оказавшись в России, решили не смотреть Петербург. Почему? А потому что не развивается. Потому что неинтересно. Петербург для европейца, если уж говорить совсем прямо, вполне заурядный город, привлекательный лишь тем, что застраивался комплексно, целыми кварталами. Москва, как говорят бездарные писатели и экскурсоводы из глубинки, самобытна. В Москве, на взгляд европейца или американца, более интересная архитектура и необычный городской ландшафт.

Прибрали Москву — туда потянулись туристы. Причем, и внутренние. Кто-нибудь заметил, что прошли времена, когда молодые пары в приступе романтизма «рвали на выходные в Питер»? Теперь принято рвануть на длинный уик-энд в Москву. По столичным улицам бродит уйма россиян и именно туристов.

Я сама в последние годы, приезжая по делу, стараюсь хотя бы на пару дней остаться в Москве туристом. Потому что интересно и приятно. Глаз, знаете ли, отдыхает. Даже с учетом пластиковых березок. Я стала много в столице гулять, ходить по центру часами. Улицы чистые, широкие, машин мало, тихо, нет шума.

Но едва ли не главное, что сделало Москву привлекательной для туристов, это падение цен. Конкуренция и общий кризис сбили столичные понты и наценки. И вот уже два года, как я могу себе позволить, гуляя по Москве, зайти едва ли не в любое кафе или ресторан, за исключением самых уж пафосных. И пообедать без риска проесть дыру в семейном бюджете. Москва не только похорошела, она еще и подешевела. Я помню недалекие времена, когда кофе в пластиковом стаканчике и булочка в Домодедово стоили 600 рублей. Теперь наценка в аэропортах от силы 10%. На вокзалах наценок почти ни на что нет.

А как подешевели товары в магазинах. Раньше в пределах Бульварного кольца обычный провинциал мог купить себе на память разве что носовой платочек. Теперь появились магазины с одеждой и обувью по тем же ценам, что и в Коньково. Появился сетевой ритейл, а posh-бутики сбросили наценки.

Никогда не забуду, как два года назад встретила в витрине на Кузнецком мосту зимние сапоги за 7 500. Зашла и поразилась: минимум треть обуви там стоила до десяти тысяч рублей. Тогда я окончательно поняла, что с Москвы сшибли спесь. Или, иначе говоря, вышибли из нее дурь палкой. Именно это стало решающим толчком, который открыл Москву для широкого туриста. Потому что возможность пройти по магазинам в центре и что-то себе купить для провинциального приезжего очень важна. Никто не хочет бродить зевакой вдоль блистательных витрин и смотреть, как четыре продавца примеряют дорогущие сапоги на ножку чьей-нибудь любовницы. Я, например, по дорогой Москве не ходила именно потому, что не желаю быть нищим у Христа на елке.

У людей есть достоинство. Даже у нас, у российских провинциалов, оно осталось. Мы не хотим, чтобы нам совсем уже откровенно тыкали в лицо несправедливостью.

Сейчас, конечно, ее меньше не стало. Но тут хотя бы деньги утекают на то, чем ты тоже пользуешься. Ведь ты едешь в Москву и ходишь по тем самым тротуарам, сидишь на тех самых скамейках, едешь в тех самых бесшумных поездах, на которые потратили благосостояние, сравнимое с бюджетом небольшой страны. Это и только это примиряет с действительностью.

Мне порой кажется, что остальные россияне, в том числе и я, стали приезжать гулять по Москве, чтобы утвердить для себя этот факт. Прийти и воспользоваться тем, на что потратили такие деньги. Заявить свою к ним причастность.

Ничего не пойму: провинциалам нравится, американцам нравится, немцам нравится, англичанам нравится. А москвичи заладили: «фи!» да «фи!»

Москвичи с каждым годом все больше напоминают вздорных брюзжащих старух, которые требуют, чтобы город был, как при бабушке. И чтобы оттуда выселили всех понаехавших. «И прут, и прут», «Обнаглели», «Москву строят не для москвичей».

Простите, вы хотели, чтобы деньги у всей России забирали, а строили для вас? И чтобы кордоны ставили? И очистка всех без прописки во втором поколении выкидывала?

Москва стала едва ли не единственным в России местом, где есть деньги и жизнь. И где можно, например, спастись от силового беспредела, потому что у большого города широкая спина.

В провинции человек беззащитен перед местными аллигаторами. В провинции у тебя могут отнять бизнес, могут запытать тебя в обезьяннике и выкинуть на мороз. Только Москва еще более или менее держится. Потому туда и «прут». В Москве, по разным данным, от 25 до 40 миллионов человек. То есть, может статься, сейчас треть всего населения, за вычетом совсем глубоких стариков, так или иначе живет тем, что удается заработать в Москве. И это очень похоже на правду, судя по тому, что на кассах московских магазинов теперь в основном сидят россияне, много русских и российских кавказцев.

Плохо, конечно, что у нас за пределами ТТК уже нет нормальной работы и медицины. С другой стороны, когда я вижу, какие на Москву тратятся суммы, я злорадно улыбаюсь. Мне приятно, что воспользоваться благами могут теперь не только москвичи.

Читала в Facebook москвичей и диву давалась, как же живут они, бедолаги, в годами не прекращающемся аду. А съездила в очередной раз в Москву и поняла, что ничего, кроме «зажрались», на ум не приходит. Не знаю, кого что, а меня во всей этой эпопее с Москвой больше всего раздражают плаксивые москвичи.

Запомните, уважаемые, Москва себя не кормит! Москву кормят предприятия-резиденты со столичным офисом и местными производствами. Москву кормит НДПИ от добытых на севере нефти и газа, который из федерального бюджета не возвращается в регионы. Москву кормят минимум 10 млн временных трудовых мигрантов и еще пара миллионов фрилансеров, которые отчисляют НДФЛ в столичный бюджет. Споры о том, кто кормит Москву, уже поднадоели. Москву кормит страна. И у меня, как у представителя этой самой страны, к москвичам есть пожелание: кушайте, пожалуйста, тихо...