Пенсионный советник

Человек как биоресурс для семьи

26.09.2018, 08:21

Анастасия Миронова о том, так ли много мы должны своим родителям

Российским мамам и папам хотят позволить требовать от детей алименты еще до выхода на пенсию. Именно так в Госдуме придумали содержать пожилых людей, которым работать уже поздно, а на пенсию рано. И дело не в том, что нас потихоньку переводят на самообеспечение…

Реклама

Меня в этой новости волнует совсем другое — а все ли дети должны своим родителям такие суммы?

Смотрите. Детей должны содержать до 18 лет. Раньше это происходило дольше. Сейчас молодежь очень рано выходит работать. Многие школьники уже подрабатывают, из студентов работает, вероятно, большинство. У моего соседа, например, в университетской группе половина подрабатывала со школы. Сам сосед после получения диплома улетел в Турцию со словами: «Семь лет не был в отпуске». И это в 23 года! У сегодняшних подростков необходимость работать подкрепилась американской модой, где даже в обеспеченных семьях студенту не принято жить за счет родителей.

То есть срок содержания ребенка двумя родителями сводится в среднем примерно к 18 годам. При этом законодатель делает возможным выплачивание алиментов маме и папе лет тридцать, если доживут. Причем на алименты имеют право оба родителя. А также бабушки и дедушки, сестры и братья, бывшие супруги. В таком мире безопаснее быть одиноким. Не сиротой, конечно, но без братьев и сестер. Без бабушек и дедушек. Спокойнее как-то. Потому что я не могу себе представить весь ужас, окатывающий какого-нибудь selfmade man, который вырвался из пропитой деревни и сделал бизнес на установке пластиковых окон. У него своя квартира с только что выплаченной ипотекой, пятилетний внедорожник, на котором он раз в год возит семью на море. Он — самый успешный представитель своей семьи. Его пятеро братьев-пьяниц, спившаяся мать, отец-алкоголик и бабушка с дедушкой алчно сочиняют заявления в суд.

В России текущие семейные правила человеку невыгодны. Невыгодно быть сыном и внуком.

И даже обидно, если человек жил в детстве в бедности, терпел подзатыльники, донашивал одежду от дальних родственников, с пяти лет сидел за младшими братьями. И вот не успел опомниться, как должен платить родителям. Его содержали оба и по чуть-чуть. А если он оказался старшим, единственным работающим или единственных отысканным ребенком, то будет 30 лет содержать двоих родителей. Обоих. И бабушку с дедушкой. И сестре помогать, потому что она хронически без работы. Такой сценарий вероятен.

Потому что уже сейчас, без поправок в закон, есть специальный жанр семейного скандала — шантаж детей алиментами.

Я знаю семью, где свекровь угрожает подать на алименты, если сын с невесткой переедут. «А огород кто мне станет полоть? Вот подам на вас в суд, будет вам Геленджик-Шмеленджик».

Таких историй тьма. Например, недавно читала, как бабулька подала в суд на алименты от сына, который зарабатывает 31 000 рублей. Потом оказалось, что у нее пенсия 27 тысяч и 240 тысяч накоплений в банке. А у сына трое детей и жена без ноги — потеряла из-за диабета.

Вы знаете, меня многие годы не оставляет в покое простая мысль, что миллионы и миллионы людей в России своим родителям не просто денег, но и вообще ничего не должны.

Ведь большинство сегодняшних взрослых возраста 30+ не получили нормального образования и воспитания. Не всегда по вине родителей, но и из-за них тоже. Какое право у советской уборщицы из колхоза, которая рожала детей, чтобы один за другим ухаживали, что-то вообще требовать от ребенка взамен, если дети бегали с ранних лет полуголодные, сами в школу ходили, сами уроки делали, с 5 лет с братьями-сестрами сидели и за скотиной ухаживали, с 12 уже работали в колхозе, в 14, после 8-го класса, их выгнали на работу, т.к. надо содержать младших детей? Попался один из троих упорный, умный и любознательный, в перерывах между варкой каши и стиркой книги читал, работал у станка днем, чтобы материну ораву содержать, а ночью учебники читал и окончил университет. Его стегали ремнем, скакалкой, шлангом от стиральной машинки, а он все равно оказался должен?

Меня интересует этот феномен безоговорочной благодарности детей, которым, в общем-то, благодарить родителей особенно не за что.

И интересует, как вообще в патриархальном обществе, где приветствовались избиение и унижение ребенка, родители в итоге рассчитывают на ресурсы повзрослевшего ребенка? Да в бедной стране с мизерной пенсией с ребенка пылинки нужно сдувать, чтобы он потом захотел за тобой ухаживать!

Я недавно была во Владимире. Бедный город, где все кричат на детей. Вот буквально на всех малышей, которых я встретила в этом городе, кричали родители. Я даже подошла к одной паре и спросила: «Не боитесь в старости с голоду помереть? Не будет вам помогать». Родители округлили на меня глаза. Потому что они просто не в силах понять, как это ребенок может отказаться помогать родителям — наша культура такой возможности не предусматривает. Даже если тебя голодом морили и тушили о тебя окурки, ты все равно должен быть благодарен за появление на свет. Хотя есть все объясняющая простая истина — ребенок рожать себя не просил.

Примитивно, но вполне исчерпывающе. Детей рожают по каким угодно соображениям: на радость себе, для бабушек-дедушек, потому что так надо, потому что не повезло и забеременела. Никто не рожает ребенка, чтобы просто сделать ему приятно. Так что за факт рождения ни один человек родителям не должен ни копейки. Должны в лучшем случае за то, что получили сверх нормы. Если ребенка воспитывали, лишь бы был одет, обут и не протянул ноги с голоду, можно считать, что ему выдали обязательный и не облагаемый благодарностью минимум.

Я еще могу понять какие-никакие претензии к детям, в которых много вкладывали. На которых родители реализовывали свои мечты, гоняли по трем кружкам и пяти школам, чтобы потешить самолюбие. Права требовать что-то от выросшего ребенка у таких родителей нет, но мотивы их понятны — они над его будущим трудились. А вот постоянное «Я тебя вырастила, выкормила» в семьях, где дети сами фактически росли и еще пожертвовали своим временем и образованием ради нагулянных мамашей малышей, — это совсем страх. У меня есть такие знакомые, умные, талантливые, которым учиться не дали, потому что с ранних лет семья рассчитывала на их ресурсы, они нянчились с братьями, шли рано работать, чтобы кормить других детей. Я помню одноклассниц, которые сидели с младшими братьями и сестрами, пока я сидела в библиотеке. Помню соседок, которые уходили с последнего урока, чтобы успеть на молочную кухню для младенцев. В университете у меня были одногруппницы, пропускавшие занятия, потому что не с кем оставить младших братьев и сестер. Их жизнь всегда казалась мне следствием высшей несправедливости. Потому что они якобы по собственной воле, а на самом деле — после серьезной психологической обработки и многолетнего родительского прессинга — попали в рабство. Ведь что есть безвозмездная отдача всех своих ресурсов другим? Именно рабство. В современной культуре таких добровольных рабов принято называть добрыми людьми с широкой душой. У меня в детстве и юности было полно таких подруг с душами, которые не переехать и не переплыть. Где они теперь? Да почти все коротают свою тяжелую жизнь, трудятся мерчендайзерами в торговых сетях и, конечно, помогают родителям. Они ведь так много им должны за собственное потерянное детство.

У этих людей ничего не осталось от родителей, кроме счетов за их лечение, но всю жизнь родители внушают им чувство долга. Даже тем, кого в детстве материли и стегали скакалкой.

Я как-то наблюдала семинар, на котором психологи попросили людей разделиться на четыре группы в соответствии с их положением в семье: единственные дети, младшие, средние, старшие... Затем каждая группа стала проговаривать все плюсы и минусы своего положения. И в группе «старших» такого наговорили, выплеснули такой поток ненависти, злости, обиды, оскорбленности за свое детство, что стало страшно. Семинар был очень стрессовым, на разрыве всех эмоций. Они все без исключения, кроме одного мужчины, бывшего старшим сыном в семье главы горкома областного города, говорили, что недополучили воспитания, образования, что у них украли личное время, что они трактовались родителями как дармовая рабочая сила и питательная база для младших детей. А веди теперь и этим людям говорят, что они кругом должны.

Сегодня принято помогать родителям. Обязательно возить на лечение и анализы. В больнице оплатить отдельную палату. Отправить на море. Подарить новый телевизор. Не делаешь это — ты либо бедняк, либо сволочь. Потому что в культуре укоренилась доктрина безоговорочной благодарности и всепрощения. Как бы ни были плохи родители, у человека нет права с ними не общаться. И нет никакой возможности свести баланс. Честно оценить, сколько в него было вложено и сколько от него ждут взамен. Потому что в стране, где ребенка прилюдно матерят, порют ремнем и заставляют с ранних лет работать по дому, от него ждут слишком много. У человека нет морального права отказаться от родителей. Забыть их. Уехать в другую страну и не вспоминать. Потому что даже если родители у него были плохие, общество требует всепрощения. Обижаться на маму с папой за детские обиды в нашей стране нельзя — осудят и назовут бессовестным. «Какие бы ни были, но это твои родители» — нехитрая максима, за которой скрывается жестокость и лицемерие: можно ребенка не уважать, можно держать его в ежовых рукавицах и пороть по расписанию — у него все равно не будет права отказать вам в помощи, когда он вырастет.

Меж тем, многим в нашей стране родители попались такие, что не то что рубль им дать жалко — хочется выкинуть все детские фотографии, уехать подальше и никогда маму с папой не вспоминать. Почему у людей нет такого права и есть только обязанность содержать родителей? А еще их родителей. И их детей. Не слишком ли большие проценты набегают на сыновний долг?

Детей надо растить так, чтобы они хотели тебя содержать. Не хотят? Значит, не любят. Что ж, извини. Насильно мил не будешь.