Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Короли фейка

05.12.2017, 08:20

Юлия Меламед о том, как русская литература предсказала появление троллей на выборах

Сальватор Роза. Аллегория лжи. Фрагмент Wikimedia Commons
Сальватор Роза. Аллегория лжи. Фрагмент

«Полковой писарь встал раньше времени, но испортил приказ и теперь делал другой список. В первом списке он допустил нелепое написание: вместо «Подпоручики же Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются» написал: «Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются». Он знал, что, если к шести часам приказ не поспеет, адъютант крикнет: «Взять», — и его возьмут».

Реклама

Так Юрий Тынянов описывал ужасы Павловского времени. И наглядно показывал, как что-то, чего нет, становится влиятельной персоной и формирует, как бы сейчас сказали, повестку дня. Гениальное прозрение это возникло задолго до того, как появились соцсети, фейковые аккаунты, фейковые новости, фабрики троллей, боты и прочие приметы времени... Почему я об этом вспомнила?

Всегда в конце года агентство Bloomberg публикует список самых влиятельных людей мира. Но в этом году в конце списка нас ждала неожиданность.

49 улыбчивых успешных образцовых особей обоего пола. А в конце, как говорится, last but not least, на последнем месте, но не с последней ролью в мировой политике — человек в маске.

Кто же он, этот Штирлиц, этот Ким Филби мирового закулисья?

Сперва блистают улыбками Илон Маск и Никки Хейли (постоянный представитель США в ООН), Мухаммад ибн Салман Аль Сауд (наследный принц Саудовской Аравии), две крутые сенаторши Коллинз и Мурковски (они спасли 22 миллиона американцев от потери медстраховок, несколько раз подряд заблокировав проект родной Республиканской партии — прямо легли костьми и заблокировали — вот как у них в Америке все интересно)... Далее идут разные достойные люди из Google, Amazon и прочие. Те, кто могут влиять на мир, «и соперничать с Пеле в закаленности, и являть пример целеустремленности». Или как остроумно написал сам Bloomberg, «каждый в этом списке заслужил аплодисменты, признание и узнавание, а в некоторых случаях — только узнавание». Но все они равно масштабно влияли на мировую повестку.

И вот на фоне всех этих достойных портретов есть один портрет с затемненным лицом.

Выяснилось, что этот влиятельнейший господин — не кто иной как... (нет, не подпоручик Киже) сотни тысяч фейковых аккаунтов из России. Это так называемые «фабрики троллей», которые умумукали мировую повестку и «назначили» Трампа президентом вместо Хиллари Клинтон.

О чем собственно речь? Facebook, Twitter (подводит итог Bloomberg) утверждают, что русские «фабрики троллей» — это около полумиллиона фейковых аккаунтов и страниц, которые уже два года занимаются «поляризацией общественного мнения», «распространяют дезинформацию и усиливают раздор в обществе» по широкому кругу важных вопросов, что они достигли ушей уже 126 миллионов человек и это свидетельствует о невиданном масштабе вмешательства в политические процессы в США и об «экзистенциальном кризисе» социальных сетей.

Торчат ли отовсюду русские уши, я, конечно, не знаю, но то, что русские предсказали такой поворот сюжета, — точно.

Тынянов написал «Поручика Киже». Гоголь написал «Нос» майора Ковалева, рассказав о фейковом господине, который по сути не более чем смешной нарост на лице, оторвавшийся от реального человека. Евгений Шварц описал «Тень» Теодора-Христиана — фейковый аккаунт Христиана-Теодора. Русская великая литература...

«Тень» закончилась хорошо, достаточно было сказать: «Тень, знай свое место!» И реальность победила. Нос тоже занял свое — а не чужое — место. С господином подпоручиком Киже вышло иначе. Он был похоронен «выполнив все, что можно было в жизни, и наполненный всем этим: молодостью и любовным приключением, наказанием и ссылкою, годами службы, семьей, внезапной милостью императора и завистью придворных. Имя его значится в «Петербургском Некрополе», и некоторые историки вскользь упоминают о нем».

Есть в этом фундаментальная проблема. Правде не верят. Фейку верят. Правде сложнее добраться до сердец. Как говорят драматурги: есть правда, а есть правдоподобие. И всегда предпочитают второе. Потому что фейк сконструирован по законам человеческого восприятия.

Так было всегда. Люди всегда падки на фейк, на имитацию. Но существуют обстоятельства и времена, когда тени сильнее людей.

Виртуальная реальность сегодня — богатая почва для разрастания этих микробов. Но проблема ли в виртуальной реальности как таковой?

Кто еще недавно задавал повестку? Элита. Политики, пресса, интеллигенция. Сегодня это делают тролли. И каждое событие сегодня — это троллинг. Большего или меньшего масштаба.

Правда ли, что было иначе? Мой любимый пример в этом смысле Германия. Есть такая точка зрения, что немцы прошли денацификацию легко и быстро — как с чумной горки на санках скатились. Помогло то, что Германия была проигравшей страной и прививку от нацизма Германии в принудительном порядке сделали страны-победители. В результате разобрались они со своим Гитлером. А мы со своим Сталиным не разобрались, закрыли на это глаза, знать ничего не хотим, что-то мямлим невнятное и глубоко порочное о «всеобщем примирении» палачей с жертвами. И потому, дескать, всегда и вечно наступаем и будем наступать на те же грабли.

Действительно, даже после того, как в нашей стране реабилитировали жертв — палачи остались респектабельными людьми. Бывшие прокуроры, члены «троек», подписанты смертных приговоров оставались на положении уважаемых людей, писали воспоминания, посещали торжественные линейки детишек в школе. Берия – скорее, исключение, но, будем честны, это была не борьба за справедливость, а борьба за власть. То ли дело, дескать, в Германии...

Вот никогда я не верила в беспроблемность и успешность денацификации Германии. Как она может пройти безболезненно? И как она может вообще успешно завершиться? Ведь это были те же самые люди, что вчера принимали участие в Холокосте.

Но есть одно важное обстоятельство. В 1980-е годы, спустя 40 лет (!) после войны, на страницах немецких газет развернулся знаменитый «спор историков» (в течение 40 лет действовал такой же заговор молчания как и у нас). И за газетной дискуссией интеллектуалов, продолжавшейся на протяжении нескольких лет, пристально следило большинство немцев.

И молчание было нарушено. И мнение изменилось. И немецкое общество было выведено из долгого морока молчания к разговору о прошлом. И патриоты с либералами бились в то время грудью в грудь не меньше нашего. И Германию в очередной раз призывали встать с колен. И за этим следила вся страна. И симпатии немцев неожиданно оказались на стороне либеральных историков. А сериал «Холокост» посмотрело более 20 миллионов немцев (примерно половина взрослого населения ФРГ), из которых на ТВ с благодарностью позвонили 5 тысяч, а еще 20 тысяч — отправили письма.

Возможно ли такое сегодня в России? Возможно ли такое сегодня в мире. Ответ: нет.

Сегодня можно искусственно внести любую тему, сделать ее главной, хоть национальной идеей.

Придумает сегодня кто-то, что национальная идея России — это паровоз, потому что он брутальный и тащит за собой вагоны (всю страну).

И все начнут постить паровозы, про паровозы начнут снимать сюжеты, фильмы, поставят памятники паровозом, День паровоза сделают национальным праздником, детей своих назовут Паровозами. И через 20 лет Паровоз Федорович Пупкин станет президентом. И Трамп на этом фоне покажется образцом политика, и Жириновский покажется содержательным.

Если бы еще пару лет назад мне сказали, что выдвинется кандидат, открыто заявляющий, что у него нет программы, а его политическое кредо «против всех», — и это всерьез начнут обсуждать интеллектуалы — я б не поверила. Признанным классиком политического троллинга был Жириновский. Но всерьез обсуждать его программу было невозможно. А сегодня позиция, которая заключается в отсутствии позиции, позиция, которая заранее объявляет, что она ни к чему не стремится, что успешный результат совершенно ни к чему не приведет, позиция, которая сама себя уничтожает — обсуждается всерьез. Когда в 2011 году Сергей Миронов, оппозиционный кандидат в президенты России, заявил, что сам будет голосовать за Путина, над ним потешались. Сегодня президентский троллинг Собчак — это уже не маргинально и не комично, это уже респектабельно.

На встрече Ксении Собчак со своими избирателями состоялся концерт группы «Моральный кодекс», солист которой Сергей Мазаев является доверенным лицом Владимира Путина. Он поддерживает их обоих одновременно: «Я считаю, что я поддерживаю Собчак, поддерживая Путина». Ну да, ну да. Поручик Киже тоже ушел в мир иной, убеленный сединами, преисполненный днями, окруженный любовью домочадцев и завистью коллег.

Когда-то один известный блогер возмущался: «Уже не в первый раз ко мне в друзья просятся удивительные люди: у одного в разделе спорт, любимые клубы: «Реал Мадрид» и «Барселона». У второго в разделе увлечения: телеканал «Культура» и Стас Михайлов. Но это же невозмож-но!!! Не-воз-мож-но!»

Очень даже возможно. Сегодня ты уже не можешь отличить комментарий тролля от комментария реального человека. Не можешь понять, намеренно ли человек сводит все к абсурду — или он так «думает». Профессиональные провокаторы и их жертвы и тут слились воедино.

Да, теперь появились мощные инструменты, благодаря которым любую серьезную повестку можно довести до пшика. Но не будем демонизировать соцсети. Как не будем демонизировать законы рынка. Как демонизировали наши прабабушки появление автомобиля, кино, поезда... Мы же умнее их, наших прабабушек, предвещавших конец мира, когда возник первый автомобиль.

Марина Цветаева ненавидела авто и газеты как класс, потому что автомобили украли у нас пейзаж, а читателей газет она называла «глотателями пустот». Мы же с вами так не думаем ведь? Что авто украли пейзаж, а соцсети украли смысл. Нет, они не украли. Так подворовали маленько разве что.

Мы не в состоянии сегодня отличить то, что имеет ценность, от того, что не имеет ценности. Вместо искусства — рыночный успех. Вместо политики — число лайков. Спохватились! Тролли у них на политику влияют!

Анджелина Джоли жалуется, что ее личная жизнь составляет 80% ее творческого продукта, состоящего из «глупых надуманных историй о том, что я ношу». При этом для поколения ее отца (актера Джона Войта) частная жизнь имела куда меньшее значение, определяя в творческом продукте не более 20%.

С ностальгией актеры вспоминают времена, когда в центре внимания было актерское мастерство, которое теперь почти не имеет значения. Кинозвезды добивались значимости сыгранными ролями, а в случае знаменитостей упор делается на стиле жизни. И это при том, что на самом деле актерское мастерство дается непросто. Эталонные знаменитости как Пэрис Хилтон знамениты потому, что знамениты...

А вы замечали, что школьники сегодня кричат, даже когда не надо, когда их и так слышно. Это в школе они привыкают к тому, что надо кричать, чтобы тебя услышали. Так они конкурируют за внимание взрослого.

Сегодня троллинг — это все. Троллинг — это способ добиться контакта. Сегодня, когда всего много и все приелось, нужен очень интенсивный стимул. Адской силы и амплитуды стимул, провокация, крик, ор, чтобы на тебя обратили внимание. Иначе не работает.

Может, не так уж и не правы наши бабушки, которых современные технологии раздражают до испуга и тошноты? Может, старомодное брюзжание и отвращение к этому миру справедливо и оправдано? В любом случае на «экзистенциальный кризис» соцсетей, объявленный агентством Bloomberg, никакого ответа нет.