Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Импотенция «золотого миллиарда»

О том, что люди устали плодиться и размножаться

Политолог

Визионер Илон Маск в очередной раз предупреждает: человечество скоро закончится, люди не хотят плодиться и размножаться, как им разрешил/повелел создатель. Некоторые тут, наверное, вздохнут даже с облегчением: мол, ну и ладно, погадили мы тут достаточно, зато как теперь очистится планета.

У Маска, конечно, свой шкурный интерес. Сам он, во-первых, видимо, задумал жить вечно и уже прознал кое-какой секрет, в отличие от всех остальных, этот секрет алчущих. Во-вторых, у него марсианский проект уже «под парами». А лететь, может так статься, будет некому.

Стареющее, дряхлеющее и впадающее в импотенцию (во всех смыслах, что видно даже по качеству международной политики) человечество никуда лететь не захочет. К чему эти глупости – Марс колонизировать, будем тут доживать, решит человечество.

Так отказываются от эмиграции даже в самые отчаянные моменты многие люди не только преклонного возраста, вспоминая в таких случаи про «родные осины». На которых, в случае чего… Шутка. Ну да ладно.

Если говорить серьезно, то мы вымираем. Все, кроме Африки (почти вся первая сотня лидеров по рождаемости – африканские государства), большинства азиатских стран (включая постсоветские Таджикистан, Узбекистан и Казахстан, но кроме Китая) и большинства стран Латинской Америки, – только в этих государствах уровень рождаемости держится выше уровня простого воспроизводства (2,1 ребенка на семью). Первая пятерка лидеров по рождаемости – Нигер (6,8 ребенка на одну мать), Сомали (5,9), Конго (5,8), Мали (5,7) и Чад (5,6).

Весь «коллективный Запад» – сильно ниже уровня простого воспроизводства. Китай до сих пор пожинает плоды маоистской политики «одна семья – один ребенок» с уровнем рождаемости в 1,6. Еще один пример того, как однажды принятые ошибочные исторические решения могут аукнуться катастрофическим последствиями в отдаленном будущем, а не только в краткосрочной перспективе. Индия тоже не соответствует своему имиджу «бурно плодящейся страны». Как раз в прошлом году рождаемость там упала ниже уровня простого воспроизводства.

Про нас и говорить нечего: при показателе примерно в 1,5 ребенка на семью – это уровень постепенного вымирания и депопуляции огромных пространств. Приостановить последнее может только массовая иммиграция (например, из тех же стран Средней Азии, где уровень рождаемости колеблется около 3), однако для привлечения мигрантов нужно нечто большее, чем просто разрешить им въезжать и работать на непрестижных работах.

Нужна крепкая экономика, конкурентоспособная модель общественного развития, да и в целом открытость миру. Как будет у нас обстоять дело со всеми этими параметрами, в настоящий момент сказать трудно. Хотя представить, что к нам не поедут уже даже из Таджикистана, пока тоже непросто.

До последнего времени было так, что на фоне стабильного сокращения рождаемости в нашей стране, начиная с 2014 года, миграционный поток так же стабильно рос. Но в прошлом году он, составив лишь около 350 тысяч человек, компенсировал естественную убыль населения только на треть. В нынешнем году, по понятным причинам, миграционный поток может сильно сократиться.

Может ли мир развиваться при условии депопуляции Запада и бурно размножающейся Африки? Хороший философский вопрос. Наверное, может, но точно как-нибудь по-другому, поскольку для развития нужна некая внятная цивилизационная модель. До сих пор весь человеческий прогресс строился именно на западной модели – условно, христианско-иудейской цивилизации. Мы пару-тройку веков возле этой модели тоже постояли, прислонившись, но не сходя с «особого русского пути». Теперь вот решили отслониться.

Некоторые говорят в этой связи (в том духе, что свет клином на Западе не сошелся), что Маск драматизирует и не все так плохо. Что каждый год в мире прибавляется 80 млн готовых новых обитателей, несмотря на то что общемировая тенденция к снижению уровня рождаемости наблюдается с 1960-х годов. Так что при нынешних тенденциях шансы, что рост населения Земли остановится хотя бы к концу века, по данным ООН, составляют лишь 1 к 4. То есть мир преспокойно будет и дальше «плодиться и размножаться», прирастая населением, но уже без вклада в это «коллективного Запада», России, Китая, Индии и еще многих других развитых стран. То есть все это за счет в основном стран малоразвитых.

По расчетам ООН, к 2100 году население Земли достигнет 11 миллиардов. Правда, журнал The Lancet скорректировал эти расчеты в прошлом году вопреки пандемии, утверждая, что пик численности народонаселения в 9,7 млрд будет достигнут раньше – примерно в 2064 году, а затем начнется спад до 8,8 млрд к 2100 году (против нынешних 7,9 млрд), При этом широко распространенной точкой зрения является то, что население в 8 млрд для Земли превышает уровень «устойчивости». Прежде всего потому, что страны «золотого миллиарда» слишком много жрут, в смысле – потребляют, что является главным фактором дестабилизации климата.

Полетят ли эти новые жители планеты, представленные преимущественно гражданами бедных стран, на Марс – другой вопрос. Или они останутся тут, продолжая, условно, «гадить» и пренебрегать нормами ESG (ибо на это нет ни денег, ни ресурсов, ни компетенций), заботами о сохранении климата (нормы, установленные Парижским соглашением, все равно выглядят невыполнимыми), а «лучшая часть человечества», разочаровавшись в проваленном цивилизационном проекте, – вот она-то и отправится на Марс? Это, конечно, если до этого «лучшая часть человечества» не успеет поджарить саму себя в ядерной войне.

При этом, когда говорят о снижении рождаемости, чаще всего прибегают к аргументам экономического и социального характера. Мол, по мере роста благосостояния и уровня образования (женщин, прежде всего) уровень рождаемости повсеместно падает. Это так, но есть еще одно обстоятельство, уже чисто физиологического свойства. Речь о росте бесплодия не только среди женщин, но и среди мужчин по причине плохого качества спермы.

Последний фактор (мужское бесплодие) является главной причиной бездетности семей почти в половине случаев. Многочисленные исследования единодушны в своих выводах о том, что за последние 50-60 лет практически во всех развитых странах наблюдается стабильное падение концентрации сперматозоидов в сперме – не менее чем на 50%. Падает и среднее число сперматозоидов, и доля подвижных половых клеток. При этом мужчин Южной Америки, Азии и Африки такие изменения затронули гораздо в меньшей степени. Все это говорит в пользу пересмотра традиционного отношения к проблемам рождаемости, увязанного только с уровнем достатка и образования. Надо явно добавить «медицину».

По данным на 2019 год, концентрация спермы упала еще на 10% за предшествующие 15 лет. Причины, если говорить в целом, в плохой экологии, нездоровом образе жизни, потреблении (вольно или невольно) всевозможных токсинов, вредящих организму по этой части (так называемые фталаты, содержащиеся в парфюмерии и далеко не только там, гербициды, пластики, токсичные газы, тяжелые металлы, радиация от смартфонов, модемов и лэптопов и т.д.). Большая часть ущерба мужскому здоровью наносится, таким образом, самой цивилизацией.

Чем выше уровень цивилизационного развития, тем больше импотентов. По данным ВОЗ, в быту люди сталкиваются с примерно 800 веществами, потенциально способными влиять на гормональный фон. Подавляющее большинство этих веществ по этой части толком не исследовано.

Что касается нашей страны, то исследования подобного рода (по качеству спермы) у нас не очень развиты. Либо – я уж не знаю – засекречены. Было одно, по крайней мере, любопытное исследование новосибирских ученых совместно с белорусскими сравнительно недавно. Оно в целом подтвердило общую тенденцию для развитых стран – ухудшение качества спермы идет с середины прошлого века. На момент проведения исследования выявились нарушения качества спермы, влияющие на способность зачать ребенка, почти в 40% случаев. У 36% участников сперматозоиды оказались малоподвижны, в 12% случаев их насчитали меньше нормы, у 2% вообще не обнаружили. Еще у 11% концентрация сперматозоидов находилась на самой низшей границе нормы. Участвовали в исследованиях люди не старше 35 лет, заметим. Таким образом, сложности с зачатием из-за низкой концентрации или малоподвижности сперматозоидов констатированы были у примерно половины участников исследования.

Сейчас в нашей стране полностью бесплодных пар, по некоторым оценкам, пока примерно 15%, что не выбивается за пределы показателей, характерных для стран «коллективного Запада».

По данным ВОЗ, в 1940 году нормальным считался показатель концентрации сперматозоидов на 1 мл семенной жидкости в 113 млн/мл, в последние годы в развитых странах показатель упал до 66 млн/мл. Вот такой получился обратный отсчет. При этом если спермограмма мужчины показывает 4-10% живых и активных сперматозоидов, считается, что шансы стать отцом у него очень высоки. У лабораторных мышей, впрочем, этот показатель близок к 98%.

До мышей нам уже, таким образом, далеко. А вот до того, чтобы начать плодиться только через пробирку – гораздо ближе. Похоже, мы устали жить на этой планете. Несите другую.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть