Карантинный рай

Георгий Бовт о том, от чего мы не захотели бы отказываться после снятия ограничений

Прослушать новость
Остановить прослушивание

А ведь согласитесь: как же похорошела Москва при коронавирусе! Полупустые улицы, по которым можно быстро доехать куда угодно, чего не бывало уже много-много лет. Широкие и тоже полупустые тротуары, словно специально обустроенные для соблюдения социальной дистанции. Нет проблемы парковок, которые, правда, почему-то не подешевели.

Я видел людей, которые выходили чуть ли не на середину Тверской, чтобы запечатлеть волнующий пустынный пейзаж с видом на Кремль. Они такого не видели или видели только перед прохождением парадных колонн во времена, когда тротуары еще не загораживали металлическими барьерами (было и такое). Они будут потом показывать эти фотки внукам. Как сами разглядывают сейчас фотографии роскошно-просторной и всегда умытой Москвы времен, когда юный Никита Михалков еще не был «бесогоном», а был просто «А я иду, шагаю по Москве, и я пройти еще смогу…» И ведь как далеко зашел.

Мне почему-то кажется, что многие уже скоро, по мере снятия карантинных ограничений, начнут ностальгировать по этим тревожным нескольким месяцам, когда жизнь неожиданно потекла по новым правилам, показавшимся многим воплощением худших кинокошмаров.

Это, конечно, будут не те, кто остался без доходов или чьи семьи оказались в числе пораженных, пережив трагедии утрат. Но даже те, кто возвращался с войны или из «горячих точек», порой начинали впадать в депрессию от невозможности быстро привыкнуть к обычной «мирной жизни», мысленно возвращаясь к боевым «честным и простым» понятиям и временам.

А тут — такой стресс, который бывает, пожалуй, раз в поколение. А там, где стресс, — непременно найдется и соответствующий синдром. «Карантинно-коронавирусный» — он будет, почитай, сродни стокгольмскому. Ну и в этой связи пара новых прогнозов. Потому что пандемия, как ни прискорбно это будет для многих, открыла такие перспективы и возможности, которые многим людям, в том числе во власти, будет жалко не использовать. И они их, уверяю вас, непременно используют.

Тем более, что при коронавирусе похорошела не только Москва, но и практически вся планета. В условиях, когда более трех четвертей мировой авиации толком не летает, автомобилисты сидят по домам, мегамоллы закрыты, а многие компании перешли на «удаленку», воздух на планете Земля стал намного чище. Например, за время тотального карантина содержание диоксида (двуокиси) азота над Китаем уменьшилось на 40%, над Западной Европой и США — в среднем на 20-38% по сравнению с прошлым годом. А над некоторыми регионами аж на 60%. Такого не бывало со времени начала регулярных наблюдений за загрязнением атмосферы. Конечно, по мере раскрытия экономики концентрация гадости начнет расти, однако тут же появится немало тех, кто, апеллируя в данном случае к позитивному опыту пандемии, захочет затормозить этот процесс.

Из мегаполисов при коронавирусе похорошела не только Москва, но и Париж, Лондон, Милан и т.д. Да практически все похорошели. А теперь спросим себя: кому из мэров не нравится вид улиц без пробок? Нет таких.

И вот уже в мэриях Парижа, Милана и Лондона готовят планы, призванные хотя бы отчасти сохранить некоторые «карантинные достижения» для автомобильного транспорта.

Подвернулись и чисто «медицинские» обоснования: скажем, прослеживается корреляция между высоким уровнем загрязнения воздуха и смертностью от COVID-19. Исследователи из Гарварда утверждают, что повышение уровня загрязнения вредными частицами на один микрограмм на кубический метр повышает такую летальность на 15%. Да и число астматиков (они более уязвимы) в целом растет.

Так, мэр Парижа Анн Идальго — в каком-то смысле фанатка не только экологии, но и ограничения автомобильного трафика. В условиях частичного снятия карантина во Франции сейчас всякий обычный гражданин, кому надо путешествовать, скажем, на автомобиле за пределы 100-километровой зоны вокруг Парижа, должен получить специальное разрешение. Идальго хочет сохранить аналогичные ограничения для авто и на время после пандемии. И дело не ограничится только велодорожками, которые теперь будут строить и удлинять до самых до окраин в массовом порядке (хорошо им там в Париже с их климатом). Для бизнеса, скажем, настоятельно рекомендовано: тем, кто успешно работал все это время на «удаленке», на ней и остаться впредь. Чтобы общественный транспорт не загружать. А чтобы автобусы не были переполнены, их число резко увеличится. Аналогичные меры готовят в Милане и Лондоне. А мы ведь любим себя равнять с Лондоном и Парижем. Особенно некоторые.

Не подумайте, что я подсказываю наши мэрам больших городов, и не проклинайте. Просто эти идеи носятся в воздухе, и они будут воплощены в жизнь уже в ближайшее время.

Скажем, для одних цифровые пропуска на авто — сродни «электронному концлагерю». А для других сама необходимость заказывать такой пропуск — уже повод подумать, а надо ли ему вообще ехать туда, куда он собирался. И человек может выбрать, что ему туда не надо. А еще туда и вон туда — тоже не больно-то и хотелось.

Также уверен, что уже вскоре один раз отлаженная цифровая система ляжет в основу ограничений въезда в крупные города или отдельные их зоны. Скажем, по четным или нечетным дням (и тут даже покупка второго автомобиля не спасет, поскольку пропуск именной) — на платной основе.

Опять же копеечка в копилку лично мне, правда, ненавистного каршеринга. О прочих прелестях системы тотального цифрового контроля даже и рассуждать не будем. И так все понятно.

Предприятиям можно начать спускать разнарядку по числу переведенных на веки вечные на удаленную работу. Включить данный показатель в KPI работы губернаторов. Тем более, что выход из «удаленки» в ненавистный опенспейс для многих станет жутким стрессом. А людей надо беречь. Кроме начальников, которые, наконец, смогут тщеславно обозревать роты высаженных в ряд своих подчиненных офисных солдат.

Открыв снова МФЦ, которые сначала неизбежно столкнутся с наплывом посетителей, власти, если они толковые, могли бы понять, что надо как можно больше общения граждан с государством переводить в онлайн. Мы еще меньше будем взаимно раздражать друг друга. А обывательское возмущение «косяками системы» мужественно примет на себя искусственный интеллект. И обыватель даже в какой-то момент перестанет понимать, где кончается условная «Алиса» и начинается реальная власть. И успокоится (ИИ, он ведь такой терпеливый). И настанет нам всем стабильность и оцифрованное счастье.

Многие стонущие от предчувствия банкротства мегамоллы можно будет не спасать, не открывать, а снести и разбить на их месте парки и скверы. Во-первых, они по природе своей — воплощение «американской бездуховности». Чего ходить лизать глазами витрины, если денег нет в кармане, а смартфон куплен в кредит? Показное потребление, как говорится. Для многих это стало сортом досуга, как раньше пиво пили по подъездам и кустам. А сейчас семьями слоняются по торговым центрам. Пусть лучше в парке.

Во-вторых, наши мегамоллы просто сейчас проходят (под воздействием пандемии еще стремительнее пройдут) ту же эволюцию, которую проходят моллы в Америке. А их золотой век, увы, позади. Он пришелся на 70-90-е годы ХХ века. Обустройство ледовых катков, детских игровых комнат, кинотеатров, фудкортов для обжорства и прочей развлекухи лишь затормозило процесс их увядания. Но не остановило его. И не остановит. К 2022 году (такой прогноз Credit Suisse сделан еще до пандемии) в США закроется каждый пятый молл из числа существовавших два года назад. Число ежегодно закрывающихся навсегда крупных сетевых магазинов и торговых центров в Америке выросло с 4,6 тысячи в 2009 году до 10,6 тысячи в прошлом.

В-третьих, торговля стремительно уходит в онлайн. Я и сам подсел на это дело. Не надо никуда ездить по пробкам. Искать парковку. Путаться в навигации внутри огромного пространства в поисках нужного товара. Бессмысленно перебирать увиденные случайно «штуковины», размышляя, нужны ли они тебе, и в результате потратить впустую деньги. Ловить за рукав вечно занятых, толком ничего не знающих продавцов-консультантов (а так почитал отзывы в сети — и вперед). Дышать в спину не ближнему своему и чувствовать его потенциально «ковидное» дыхание. Практически все уже сейчас доставляют, даже шиномонтаж вместе с колесами.

Мы в этом плане оказались страшно прогрессивной страной, спасибо миллионам гастрабайтеров, которые пошли в курьеры. Уже примерно понятно по опыту, на кого из «брендов» можно рассчитывать, а кого отправить в покупательский бан. Система бесконтактных платежей, спасибо ЦБ имени Набиуллиной, работает точно. В крайнем случае, можно заказать получение заказа в определенном пункте на месте.

Пандемия вообще стала временем торжества и наслаждения мизантропов. Те, с кем в лом общаться и тратить время на «деловой обед», отсекаются вмиг ссылкой на социальное дистанцирование. Мол, старик, пришли презентацию по почте. То же самое с давно обрыдшими кому-то приятелями, назойливыми родственниками и прочими непрошенным гостями.

Личная жизнь тоже становится все экологичнее и экологичнее, перетекая из дорожных «пробок» на комфортную уединенную велодорожку. Огромная экономия слов, телодвижений, напряжений лицевых мышц.

Нет, все-таки многим будет жаль прощаться с карантинными временами, и они будут втайне желать, чтобы что-то из этого ностальгического прошлого вернулось. Но чтобы сами бы они при этом были непременно здоровы и богаты. Непростой получается «контракт».