Понаехали: мигранты строят новую Россию

29.07.2019, 08:27

Георгий Бовт о том, приведет ли миграция к необратимым общественным изменениям

Всякий, кто прилетал в Москву через «Домодедово», проходя там паспортный контроль, мог наблюдать этот поток – с Востока. Хмурых и бедно одетых людей, преимущественно мужчин. Их и наших соотечественников теперь иногда разводят по разным этажам, чтобы все не толпились в одной очереди. Но все равно впечатляет. Две разные толпы. Эти люди едут сюда работать. Возможно, со временем некоторые осядут.

И уже оседают, выполняя тем самым поручение российского президента российскому правительству исправить демографическую ситуацию.

Хотя некоторые (Лаборатория исследований демографии, миграции и рынка труда РАНХиГС) недавно выступили с «алармистскими» заявлениями о беспрецедентном за десять лет росте миграции в первые месяцы текущего года, Росстат успокаивает: взрывного роста нет, просто МВД теперь передает более полные данные. Мол, как приехали, так и уедут.

Взрывного роста нет, но есть постоянный приток.

Миграционный прирост населения России увеличивается: с 57,1 тыс. человек в январе-апреле 2018 г. до 98 тыс. в январе-апреле 2019 г. Он еще не покрывает убыль российского населения. Однако рано или поздно мы станем прирастать мигрантами, как когда-то прирастали Сибирью. В Сибири особенно станем ими прирастать. И иммигранты станут неотъемлемой частью нашего общества.

Привнесут в него свои обычаи, культуру, порядки, традиции. Местами навязывая их. Так происходит во многих странах, мы не станем исключением. Тем более что своими силами нам с «падающей» демографией не справиться.

Уже сейчас во многих школах, в том числе в Москве, есть проблема научить русскому языку учеников, которые им с детства не владеют. Во многих бизнесах, особенно в «гаражной экономике», в мелкой розничной торговле приезжие все более уверенно вытесняют ленных и праздных «аборигенов». И давно вытеснили их на тяжелых неквалифицированных работах. Но и в медицине, например, идет активная консолидация-объединение по диаспорально-клановому признаку. Не спрашивайте, как они лечат – хуже или лучше, главное, что они – целеустремленнее. £

Создание устойчивых «этнических» объединений вокруг тех или иных сфер экономик - вопрос времени. При этом такие этнические группировки уже сложились давно из числа российских граждан, прибывших с юга страны. Их часто путают с иммигрантами из-за рубежа, и путаница эта во многом симптоматична: и те, и другие являют собой азиатскую альтернативу той в основе своей христианской европейской цивилизации, с которой до сих пор ассоциировалось российское государство.

Хотя европейцы с этим, конечно, за «своих» нас особенно никогда не считали. Особенно теперь не считают.

В наибольшей мере за последние месяцы увеличился миграционный прирост за счет Армении и Украины. Эти страны переживают не лучшие времена. При этом эффект от облегченного предоставления российского гражданства жителям Донбасса еще не сказался (интересно, скажется ли, променяют ли наши «братья» с юго-востока Украины нас на Европу?). Другими главными миграционными «спонсорами» выступают Казахстан и Таджикистан, они перевешивают первые две страны. Из числа стран «дальнего зарубежья» резко растет число прибывающих из Китая (в 2,3 раза, по данным Лаборатории исследований демографии, миграции и рынка труда РАНХиГС), а также Сербии и Сирии.

Что касается временно пребывающих в РФ иностранцев, то их число превышает 10 млн человек. 85% из них – из стран СНГ, самая многочисленная группа – из Средней Азии. А вот число украинских гастарбайтеров (хотя не все они регистрируются как гастарбайтеры) сокращается: в 2015 году их было 2,5 млн, сейчас 1,7 млн. Последняя цифра меньше, чем число временно пребывающих из Узбекистана (2,2 млн). Но пока больше, чем из Таджикистана (1,3 млн). Резко упало число временно пребывающих из Молдавии. Украина и Молдавия, пользуясь безвизовым режимом, поехали в Европу. Это был «тонкий» ход со стороны европейцев: тем самым они, возможно, окончательно оторвали эти страны и, главное, их молодежь, от России. Их вытесняют среднеазиаты, растет число временно пребывающих из Азербайджана, белорусы держатся примерно на одном уровне – около полумиллиона.

Статистика «официальной» трудовой миграции показывает те же тенденции. Но речь при этом идет о тех, кто зарегистрировался в качестве наемных работников. Таковых на середину года 4,4 млн, 97% из СНГ, на фоне резкого спада приезжающих из Молдавии и Украины. Легализация при этом не растет, не растут и платежи за трудовые патенты. Процессы выхода гастарбайтеров из тени замерли. Люди предпочитают не иметь официальных дел с российской бюрократией, а если и иметь, то сугубо неофициальные. И этот тренд, мне кажется, будет лишь нарастать.

По мере роста числа мигрантов «теневой сектор» российской экономики будет разрастаться. Так происходит во всех странах, где наблюдается мощный миграционный приток. А у нас-то и «аборигены» на фоне усиления фискального и административного давления со стороны государства предпочитают уходить в тень. К тому же соответствующие «практики» успешно нарабатываются многими российскими (по гражданству) этническими группировками. Эти практики не являются, условно говоря, «европейскими». А на фоне продолжающейся ссоры официальной Москвы с Западом у распространения этих «азиатских» практик появится еще больше оснований. Нам не надо больше «учиться» у тех, кто налагает на нас санкции. И брать с них пример.

В самом ближайшем будущем можно ожидать активного проникновения китайских мигрантов – и бизнеса, особенно в случае замедления китайской экономики и появления «лишних людей». Они уже наступают с востока.

При этом российская бюрократия побоится вести себя по отношению к китайцам так же нагло и бесцеремонно, как по отношению к «аборигенам». Потому что за «аборигенами» не стоит никто (ну не «басманный» же суд, в самом деле), а за китайским бизнесом – мощное китайское государство, с которым Москва ссориться не решиться.

Представить себе процесс по типу американца Майкла Калви с подоплекой, сильно смахивающей на «отжатие» бизнеса, в отношении крупного и даже не очень крупного китайского предпринимателя невозможно. Что касается бизнеса «азиатского», то он по большей части строится на неформальной основе и «хеджируется» рентой (взятками) правоохранителям.

Российский госаппарат, в том числе репрессивный, десятилетиями «настраивался» на относительно послушных «аборигенов», боящихся самостоятельности и во многом настроенных патерналистски, которые к тому же демонстрируют близкую к нулевой способность к горизонтальной самоорганизации с целью постоять за свои права. Те, кто не вписывается в эти параметры, не находят себя места в современной российской жизни и сами мигрируют – на Запад. Уезжают самые активные, образованные, амбициозные, генофонд нации от этого не становится лучше.

Пока мигранты, как правило, разрозненны, бесправны и не организованы. Но как долго это продлится по мере того, как они будут оседать, обживаться, создавать свои диаспоральные анклавы? И собственные структуры самоуправления, параллельные тем, что функционируют в российском государстве. Тем более, что последние функционируют не самым эффективным образом. Когда произойдет осознание прав новых граждан Российской Федерации и станут ли новые граждане отстаивать их с большей последовательностью а, главное, организованностью, чем «аборигены»?

Среди мигрантов в Россию работают те же правила, что и во всем остальном мире: переезжают в новую страну наиболее целеустремленные, энергичные. Такие люди поколениями выбивались из нашей нации в процессе вялотекущего геноцида, который занял практически весь ХХ век.

Сейчас многие из тех, кто является аналогами «кулаков» в годы коллективизации, предпочитают уехать. История показывает, что страны и нации, ослабленные столь сильно (плюс две мировые войны, революция и гражданская война), часто становились объектами поглощения других цивилизаций и культур.

Пока мигранты по большей части еще и малограмотные (но далеко не все). Это может помешать пойти по пути отстаивания своих прав законными методами, пропустив это звено за ненадобностью и бесполезностью в борьбе с обнаглевшей бюрократией, - можно перейти сразу к незаконным. И силовым.

Самое главное, это люди не будут никуда интегрироваться, они не отправятся на «переплавку» в общенациональный «плавильный котел», как это происходит до сих пор (хотя все труднее) в Америке, где из представителей разных рас и народностей «выплавляют» единую американскую нацию. Советский «плавильный котел» давно сдан в утиль, новый – на базе новых общенациональных ценностей – не создан. По причине отсутствия новых ценностей и морально-нравственного упадка.

Общество пребывает в историческом пессимизме, ищет себя в прошлом и не видит никак пока в будущем. Оно измотано и устало от бесконечной борьбы с самим собой, от поиска внутренних и внешних врагов – в отсутствие внутренних (впрочем, внешних тоже) идеалов, а также стратегического целеполагания. Правящая элита погрязла в моральном разврате и воровстве, у нее другое целеполагание.

Пришельцы предпочтут оставаться в рамках свой субкультуры, наблюдая как бы со стороны, но и изнутри одновременно закат чуждой им отдельной малой цивилизации. Потом они обустроят эту страну на свой манер. У нас есть еще пара десятилетий, так что можно расслабиться. Можно?! Впрочем, мы уже и так давно в чем-то очень важном расслабились.