Слушать новости

Зов крови

О том, почему родственники бывают невыносимее чужих людей

Журналист

У одной женщины не было детей, а она очень хотела. А у ее близкой родственницы дети были, и еще как-то раз ей понадобились деньги. Дай, сказала вся семья, ты у нас одна бездетная, а своим надо помогать. Женщина подумала, набралась смелости и отказала. Неважно, почему – просто нет, и все. Вот поэтому тебе бог детей и не дает, что ты такая жестокая и бессердечная, вздохнула родственница. И никто из семьи ее не одернул. И тогда женщина снова подумала, набралась еще больше смелости и сообщила родне, что отношения закончены. Без обид – просто закончены, потому что зачем они такие нужны.

Дальше произошло очевидное. На женщину обрушился гнев семьи, друзей семьи и совсем посторонних людей. Которые искренне не понимали, как можно порвать с родственниками – не «из-за каких-то слов» или «каких-то денег», а в принципе. Как можно, это же родня! Своя кровь! Не чужие люди!

Отказ от каких-либо отношений с кровными родственниками подвергается тотальному осуждению. Если ты не поддерживаешь связь с родней, то с тобой что-то не так – не с ними, а именно с тобой. Тебя не уважают или используют, твои границы нарушают, на тебя навешивают обязательства и ответственность, которые тебе не нужны, – это все не причины. Собственно, причины сказать: «Дорогие родственники, с меня хватит», – не существует вовсе. Нет ее и быть не может. Ну разве что ты законченный выродок без нормальных человеческих чувств, корней и моральных устоев. Так устроено наше общественное сознание.

Если нам нахамит человек посторонний, не связанный с нами узами родства, мы развернемся и уйдем. И это совершенно нормально. Если хамит тот, с кем у нас общие аллели ДНК, ну что ж, такой он человек, ну поругайся с ним да и забудь. Ему, с которым у тебя общие гены, можно больше, чем другим.

А собственно, почему? Чем хам-родственник отличается от просто хама? Почему с людьми посторонними надо выстраивать отношения, находиться в рамках социально приемлемого поведения, а с родней – нет? Почему постороннему, лезущему в нашу жизнь, можно сказать: «Это не твое дело», а кузену – ни в коем случае? В чем разница? В том, что у вас одинаковая форма ушей и волей судьбы несколько общих летних месяцев в деревенском доме бабушки?

Самый популярный ответ на этот вопрос звучит так: потому что семья, кровная семья – это твое убежище, твой клан, твоя стая, которая поддержит тебя в любом случае. Встанет на твою защиту, если враждебный внешний мир решит на тебя напасть. Поможет, когда тебе это будет нужно. Прикроет в случае чего. Совершенно бескорыстно, потому что ты «своя кровь». Потому что таковы законы природы, направленные прежде всего на выживание вида. Именно к этим законам и взывает общество, полагая любого отбившегося от стаи нарушителем. Мол, кровные узы – это естественно, и идти против них значит попирать саму природу.

В скобках замечу, что про ту часть, где законы мудрой природы требуют выбрасывать из гнезда самого слабого, мы благополучно забываем. Во-первых, это неважно, когда речь идет о выживании вида. Во-вторых, мы все же люди и такого не делаем. Правда-правда, вот посмотрите, мальчик у нас невезучий, зарабатывает мало, жена хоть и бывшая, но жуткая, алименты требует – как же его такого бросить, он же пропадет без семьи. А другой ребенок устроен, пусть помогает, свои же люди!

Но вернемся к главному аргументу – защите и поддержке. Обобщать не стану, но мой личный опыт, немаленький и уж точно не безоблачный, говорит о том, что поддержку и помощь чаще получаешь от людей, которые никакие тебе не родственники. Кому-то я долг уже вернула, кому-то еще нет, но одно я знаю точно: за эту помощь мне не придется расплачиваться всю жизнь. Тогда как именно жизнь и есть та самая валюта, что отдается клану в обмен на иллюзию защищенности. Единственная жизнь, которую хочется прожить так, как хочется, простите за тавтологию. А не так, как диктуют законы клана.

Мы не всегда испытываем к родственникам любовь, привязанность или даже симпатию. Не всегда кровное родство означает общие интересы и близость. Со всем этим, пожалуй, можно мириться, если общение не выходит за рамки обычного приятельства и не доставляет серьезного дискомфорта. Когда другая сторона тоже это понимает и не воспринимает кровное родство как право вести себя по-скотски. Можно, но не обязательно.

Право не общаться с родственниками не требует никаких оправданий. Оно просто есть – точно так же, как есть право не общаться с любым неприятным или не интересным нам человеком. Кровь сама по себе ничего не значит, и уж в России, где до сих пор в большом ходу понятие «бывшие дети», где существует официальный термин «мать-одиночка», где не считается стыдным тезис «жен и детей может быть много, а мать одна», – это должно бы быть понятно особенно хорошо. Однако попробуйте сказать папаше, что под старость объявляется на пороге выросших без него детей: идите, мужчина, я вас не знаю и знать не хочу. Вас осудят: не по-человечески, не по-людски, грех, бумеранг.

До недавнего времени тема прекращения отношений с родственниками была табуирована. Сейчас об этом стали тихонько говорить, но на само действие по-прежнему решаются немногие. Не в последнюю очередь из-за боязни общественного осуждения и в определенном смысле социального остракизма. Например, женщина, которая не поддерживает отношений со своей семьей, считается нежелательной потенциальной невесткой. Женщинам в такой ситуации вообще гораздо сложнее: там, где за мужчиной могут полагать разрыв по собственной воле, женщине припишут изгнание – опозорила семью, что-то натворила, стыдится показаться родне на глаза.

Общаясь с людьми, прекратившими общение с кровными родственниками, я почти не услышала драматических историй вроде уведенных женихов и отобранного наследства. Чаще всего все сводилось к нехитрому «надоело»: надоело терпеть бесцеремонность, надоело защищать свои границы, надоело делать не то, что хочется. Надоело вкладываться в отношения, которые никогда не будут комфортными. От которых одни неприятности, а радости ноль. «Если бы муж относился ко мне так же плохо как брат, родители первые сказали бы мне: «Гони его в шею», – рассказала приятельница. – На вопрос, почему я должна терпеть неуважение брата, они ответили… да, именно: потому что он брат и другого у меня не будет».

В сложных внутрисемейных отношениях намешано много всего, они, как правило, многослойны и уходят корнями вглубь поколений. Распутать их непросто, порой невозможно, но хорошая новость заключается в том, что мы и не обязаны. Не обязаны вникать в старые истории, чужие травмы и семейные склоки – если не хотим. Мы имеем право не тратить на это свою жизнь и не позволять этому влиять на нее. Мы имеем право не терпеть. Право уйти оттуда, где плохо. От тех, с кем плохо – есть у нас с ними кровное родство или нет. И никто не смеет осуждать человека, принявшего такое решение.

Я почти уверена, что довольно большое количество прочитавших эту заметку уже занесло пальцы над клавиатурой, чтобы спросить, впрочем, безответно, сколько рептилоиды заплатили мне за очередной удар в и без того шаткую стену самого института семьи. Рептилоиды, или американцы, или масоны – не бесплатно же я подрываю устои и разрушаю святость кровного родства.

Знаете, что разрушает родственные отношения на самом деле? Та самая установка про «своих», которым можно и нужно прощать то, чего никогда бы не простил чужому. Терпеть от «своего» то, чего не стерпел бы от постороннего. Вот это разрушает. От этого хочется бежать. А из нормальных отношений, в которых кровное родство не становится индульгенцией вообще на все, никто и не убегает. Такими отношениями дорожат. И даже если иногда уходят, то все равно возвращаются – не ради защиты стаи, не потому что вынуждены, а потому что хотят. Потому что к своим, если они действительно свои, все равно тянет. И не по животному зову крови, а по человеческому – сердца.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть