«Во всем повиноваться, не щадя живота»

Дмитрий Петров о том, что делает человека гражданином

Pavel Rebrov/Reuters

Комитет Госдумы по госстроительству и законодательству объявил конкурс на лучший текст присяги при получении российского гражданства. Депутаты спешат реализовать идею Путина, высказанную им недавно в беседе со спикером нижней палаты парламента. Конечно, поднимать престиж российского гражданства в мире надо, но помогут ли этому ритуальные клятвы?

Люди движутся по миру испокон веков. Из страны в страну, с континента на континент. Разные власти в разные времена пытаются ограничить это движение, но оно только нарастает. Главная причина миграции — угроза жизни и благополучию из-за войн, гражданских конфликтов, преследований, стихийных бедствий, голода, краха хозяйства. Проще говоря — поиск лучшей жизни. Гражданам нашей страны, пережившей не одну волну эмиграции, это известно лучше, чем многим.

Навстречу убегавшим из царской империи, Страны Советов и современной России тоже тек людской поток.

В царскую Россию ехали мастера, ученые, военные и подданные завоеванных краев. В советcкую республику — беглые вожди пролетариев всех стран и подданные вновь взятых Балтии, части Польши и Белоруссии, Бессарабии. А нынче в основном стремятся постсоветские жильцы — беглецы от безработицы, безденежья и прочих бед. Трудовые мигранты.

Реклама

В 2016-м (по данным Федеральной службы государственной статистики) их в страну поставляли преимущественно Узбекистан, Украина и Таджикистан, а также Китай, Северная Корея, Вьетнам и Турция.

Но люди едут не только работать. Многие хотят здесь жить.

По данным пресс-службы МВД, в 2016 году украинцы получили 100 696 российских паспортов. На 49% больше, чем в 2015-м. Второе место у Казахстана — 37 837. На третьем — Узбекистан с 23 216 паспортами.

Конституция РФ дает гражданам немало прав: участвовать в управлении государством непосредственно и через представителей; избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления; участвовать в референдуме; иметь равный доступ к государственной службе; а также — собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. И прочие. Соблюдаются ли они и насколько полно? Это вопрос. Но они есть.

Хотя приезжих скорее привлекает право работать и жить спокойно — не боясь милиции и прочих «органов», которые тревожит приток граждан извне. Ведь наркодилеру или шахиду-фанатику с таким статусом действовать куда проще. И, конечно, вряд ли его остановит присяга.Тогда для чего она? Это просто обряд или нечто большее?

В беседе с Володиным президент изложил свою идею деликатно: «Я бы просил…подумать и на эту тему... Взять опыт некоторых зарубежных государств, когда есть клятва, присяга, другой торжественный акт, которым человек подтверждает свое намерение стать гражданином нашей страны, соблюдать ее законы, традиции, уважать эти традиции, историю…»

Но депутаты уже спешат подготовить законопроект к концу июля. То есть взялись по-военному — недолго думая.

Предложить текст присяги может любой гражданин России, общественные и научные организации. На основе их вариантов «будет сделан какой-то базовый». На закрытом совещании Владимир Жириновской уже предложил свою версию — с обещанием «никогда никому не позволить сдвинуть на миллиметр пограничные столбы моей страны», а Ирина Яровая — свою, где призвала соблюдать законы: «Я... клянусь уважать права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохранять исторически сложившееся государственное единство, исходить из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтить память предков, передавших любовь и уважение к России...»

Между тем с «историей и традициями страны» ясно далеко не все. Ряд ключевых исторических этапов — от основания Руси до краха СССР — повод для споров. Есть разные версии. Какие уважать новому гражданину?

То же с традициями. Где их официальный реестр? А неофициальных — море. Какую русскую традицию блюдет Жерар Депардье? Какие, кроме кулачного боя, знает Стивен Сигал? Чему будут присягать искатели гражданства? Хорошо бы прояснить.

А вот опыт «зарубежных государств» изучить всегда полезно.

Так, например, в Японии, человек, получающий гражданство, обязуется быть «добропорядочным гражданином» и исполнять положения конституции. До 1945 года присягали и на верность императору.

В США вступление в гражданство бывает коллективным и личным. Первое — при получении территорией статуса штата. Личное — по-разному. Дети, рожденные в 50 штатах, округе Колумбия и в территориях вроде Пуэрто-Рико, Гуама и др., получают гражданство по праву рождения (кроме детей дипломатов). А взрослый иностранец — если состоит в браке с гражданином и прожил в стране три года. Или ему 18 лет, он «высоконравственный человек», въехал в Штаты легально, жил там не менее пяти лет, имеет двух поручителей, знает английский, знаком с историей и государственной системой США и готов дать присягу.

В ней он отрекается от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти, подданным или гражданином коих был. Клянется поддерживать и защищать конституцию и законы США, сражаться на их стороне, нести нестроевую службу и выполнять гражданскую работу согласно закону. Заверяет, что присягает открыто, без задних мыслей или намерения уклониться от ее исполнения. И просит Бога помочь ему.

Есть в Америке и Клятва верности флагу. Ее хором произносят школьники. Подобный групповой обряд по душе Ирине Волынец — главе Национального родительского комитета России. Она предлагает ввести присягу для впервые получающих паспорт граждан России. Сейчас, пишет Ирина, эта процедура формальна. А должна быть торжественной — чтобы подростки, возложив руку на Конституцию, обещали чтить закон и быть хорошими гражданами.

Здесь и США, а возможно, в скором будущем и Россия наследуют институт гражданской клятвы, рожденный в Западной Европе в Средние века.

В государстве франков при заключении вассального договора будущий вассал просил сеньора принять его в число «своих людей». Клялся в верности, обещал не «поднимать против него руку» и хранить секреты.

В 1086 году Вильгельм I Завоеватель — герцог Нормандский, завоевавший Англию, — добиваясь лояльности местной знати, тоже обязал ее клясться в верности.

В России Петр I, звавший на службу иностранцев, ввел для них присягу. И включил ее текст в манифест, приглашавший пленных шведов в российское подданство. Затем ее не раз меняли. Имелись и версии для мусульман и евреев.

Присяга, учрежденная Александром II, действовала с 1857 по 1917 год. Вступающий в подданство клялся «Его Императорскому Величеству...служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего, до последней капли крови...». Большевики уничтожили имперский ритуал. Вступавшие в советское гражданство клятвы уже не давали. Не дают и теперь.

В отличие от России, закон о гражданстве имперской Германии от 1913 года (с поправками) действует и сегодня. Он гласит, что иностранец, получая документ о гражданстве, должен поклясться «соблюдать конституцию и законы страны и отвергнуть все, что может причинить ей ущерб».

В Чехии разрешение на получение гражданства иностранцем старше 15 лет вступает в силу после принесения клятвы быть верным стране и соблюдать ее законы.

Также клятву приносят в Бразилии, Новой Зеландии, Сингапуре и на Филиппинах. Ярок ритуал вступления в гражданство Ямайки. Главное в нем — клятва. Точнее две. Одна — в верности королеве (Ямайка — член Британского Содружества). Другая подтверждает первую. Затем гражданам вручают «Приветственный комплект» — пособия по культуре, истории и обычаям, скромных размеров флаг и бланки заявлений на выдачу паспорта.

Конечно, гражданином человека делают не ритуальные пляски, знаки и бумаги. И не лояльность начальству. А ощущение, что это ты — владелец страны.

Ответственность за страну. Уважение к согражданам. Участие в социальной жизни и политике. Труд ради своего и ее богатства, мирного развития и комфортной жизни. Включенности в пространство глобальных ценностей — культурные, экономические и социальные процессы современного мира.

Какие образцы послужат примером российским властям? Будут ли клятвы адресованы частным лицам или массам нового населения? Побудят ли новых обладателей паспортов сакральные формулы прежних веков и заклятия, взятые за рубежом, стать гражданами? Задумывался кто-то из разработчиков нового закона над этими вопросами? Неведомо. Но работа кипит. Тексты пишут...