Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Турецкая «мертвая петля»

Ильшат Саетов о масштабе и целях послепутчевых репрессий Эрдогана

Ильшат Саетов 24.07.2016, 18:04
Hussein Malla/AP

После провала переворота в Турции начались массовые чистки, напоминающие последствия удавшихся переворотов. В 1980 году после вмешательства военных было арестовано почти полмиллиона человек, сейчас счет идет пока на десятки тысяч. Тогда 517 человек приговорили к смертной казни, теперь каждый вечер по улицам ходят толпы, требуя казней, а политики смотрят на это с одобрением.

Всего в «черные списки» 36 лет назад внесли более полутора миллионов «неблагонадежных», на данный момент список «параллельных путчистов», по всей видимости, измеряется шестизначными цифрами. В обоих случаях репрессии коснулись тысяч журналистов.

В 1980-м каток проехался по десяткам тысяч левых организаций. В 2016-м закрывают более тысячи «гюленовских» школ, увольняют людей из системы образования, просят написать заявления об увольнении по «собственному желанию» всех (!) деканов всех университетов в стране. Кроме того, сейчас лишены должностей тысячи полицейских, судьи всех уровней, включая конституционный, прокуроры, а часть из них взяты под стражу. Самое серьезное отличие, пожалуй, только в армии. После переворота в 1980-м образцовых чисток в армии не было, а после нынешнего провала путча за несколько дней было взято под стражу более 6 тыс. человек, включая треть всего генерального состава.

Многие турки, поддерживающие Эрдогана, рады этому, требуя продолжения банкета и очищения всей страны от путчистов. Другие же, число которых примерно равно первым, мягко говоря, находятся в шоке.

Репрессии, проводимые под лозунгами противодействия попытке переворота, явно имеют гораздо более широкое действие.

Не случайно сразу же после ночи путча были задействованы заранее подготовленные списки. В них попали как сторонники Гюлена, так и большое количество людей, просто оппозиционных Эрдогану. Месяц назад суд, надо сказать очень вовремя, признал существование террористической организации ФЕТО, и все настоящие действия властей подверстываются под борьбу с ней.

Турки рассказывают поразительные вещи.

Власти организовали тотальную сеть информаторов, которые доносят на своих знакомых, соседей, даже родственников о том, что те критикуют Эрдогана.

Уголовные преступники пишут жалобы на судей, что те, дескать, гюленовцы и осудили их по идеологическим причинам. Таким образом создаются списки, которые в нужный момент (назначение, зачистка, переворот) пускаются в дело. Действительно, многие турки перестали говорить о политике вслух, даже российским журналистам все сложнее найти специалистов, готовых беспристрастно комментировать события в Турции. Я лично пытался кому-то помочь и не смог.

Пространство общественного мнения между лагерем Эрдогана и сторонниками путча (которых весьма немного) сжалось до размеров кухонных разговоров. Либо ты поддерживаешь власть, либо в любой момент можешь быть объявлен «врагом народа» и пятой колонной, поддержавшей попытку переворота.

В особом состоянии прострации пребывают турецкие ученые и преподаватели. Кроме части деканов, которые уже уволились, должности потеряли несколько ректоров, арестованы сотни профессоров и доцентов, включая 11 человек в Университете имени самого Реджепа Тайипа Эрдогана.

Несомненно, до 2013 года влияние Фетхуллаха Гюлена было наиболее ощутимо именно в сфере образования, однако, во-первых, эти люди явно не имеют никакого отношения к перевороту, а во-вторых, масштаб чисток таков, что гюленисты составляют в общей массе даже в образовательной сфере явное меньшинство. Не говоря уже о судах, прокуратуре и губернаторах. Только из последних, которых назначает формально премьер-министр, а в реальности — сам Эрдоган, должности потеряли 30 человек.

В целом картина напоминает события начала мая этого года, когда турецкий президент уволил премьер-министра Ахмета Давутоглу. Он был верным союзником Эрдогана, однако имел свой взгляд на некоторые проблемы, например курдскую или по поводу вступления Турции в ЕС. Этого оказалось достаточно, чтобы пережить очень унизительный и болезненный для профессора международных отношений процесс увольнения с поста председателя Партии справедливости и развития и главы правительства. Вдобавок, проэрдогановские газеты напоследок вымазали Давутоглу в грязи, обвинив в возможном сотрудничестве с врагами президента.

Сейчас почти все организации в Турции переживают тотальную идеологизацию, главным и практически единственным пунктом которой стала лояльность лично турецкому президенту.

Причем это касается не только государственных учреждений. На днях отряды полиции и жандармерии оцепили ресторан в провинции Дюздже, выгнали всех трапезничающих, закрыли его и расставили барьеры. Это уже напоминает паранойю. Турецких преподавателей не только не пускают за границу. Всем находящимся за рубежом на стажировке, в командировках и т.д., каким-либо образом числящимся в турецких университетах, тоже разослали письма, что они должны вернуться в Турцию.

Закрывают больницы, ассоциации, профсоюзы. Народ, подстегиваемый пропагандой — а проправительственные каналы рассказывают про путч круглые сутки, — просто сходит с ума. Человека, спросившего проходивших мимо демонстрантов: «Что, команда «Фенербахче» стала чемпионом?»— тут же линчевали.

В Малатье толпа, видимо восприняв буквально слова муфтия Турции, что им не нужны образованные имамы, начала громить книжный магазин.

Ирония заключается в том, что эту сеть, ранее принадлежавшую гюленовцам, правительство отобрало еще в конце прошлого года, и все «вражеские» книги давно ушли с полок в небытие. На фоне всей этой истерии можно сделать вывод о том, что из Турции в ближайшие месяцы эмигрируют десятки тысяч человек. Если смогут.

Эрдоган таким образом пытается догнать давно ушедший поезд мусульманского Востока XX века с его Анварами Садатами, Хафезами Асадами и Саддамами Хусейнами. Ему и ходить далеко не надо:

Эрдоган стремится по сути стать Ататюрком, но в своего рода исламистской упаковке.

Мустафа Кемаль-паша с соратниками, конечно, сам заложил эту бомбу замедленного действия, отдав религиозным мусульманам роль существ второго сорта. Теперь волна пошла назад и, хоть и выхолощенная и поддерживаемая медиатехнологиями, держит пока Эрдогана на плаву.

Для этой модели у него, скорее всего, не хватит идеологических скреп — исламизм тут играет скорее роль возбудителя, чем цемента. Век национализмов подошел к концу, а проект политического ислама умер еще в 1990-е годы, в 2000-е лишь агонизируя «веснами».

Не хватит и экономических барьеров — этатизм, будучи возрожден в Турции, быстро приведет к экономическому кризису, что почти равно краху режима. Остались лишь тупиковые сценарии фундаменталистских образований наподобие запрещенных в России ИГ, «Джебхат ан-Нусра» и «Талибана».

Если Эрдоган выберет этот путь развития, тогда Турция вообще может превратиться в главный источник терроризма на планете.

Как показывает опыт нацистов, даже весьма здравая нация, имеющая склонность к реваншизму, может в течение очень короткого времени стать послушной пушечной массой в руках умелых пропагандистов.

В стане противников турецкого президента — и Гюлен тут со своими мюридами лишь капля в море — ненависть к Эрдогану стала явлением в разы более распространенным, чем во время протестов в парке Гези в 2013-м. Пока это все ушло вглубь, и горячая повестка дня и страх не дают людям возможности проявить свои чувства, но они никуда не денутся. К сожалению, сегодня можно сказать однозначно: Турцию ждут весьма неспокойные годы и шансы выйти из «мертвой петли» без масштабных потерь у страны уменьшаются с каждым днем.

Автор — кандидат политических наук, директор Центра изучения современной Турции