Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Чем больше танк, тем меньше мозг»

Дмитрий Петров о том, что самое время перевести на русский язык чешское слово «pozor»

Дмитрий Петров 03.06.2015, 13:11
Советские военнослужащие на танке перед зданием Чешского радио в первый день вторжения, 21 августа... Reuters
Советские военнослужащие на танке перед зданием Чешского радио в первый день вторжения, 21 августа 1968 год

«Позор» (Pozor) — по-чешски это «внимание, опасность» — дорожный знак. Его ставят там, где есть опасность катастрофы. Именно эти знаки особо тревожили водителей советских танков, которые 21 августа 1968 года входили в Чехословакию.

Тогда же в братскую страну вступили войска стран Варшавского договора — Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши. То была карательная акция против «Пражской весны» — проекта демократизации страны, осуществленного руководством Чехословакии при поддержке народа. Операцию осудили и соцстраны — Албания, Китай, Румыния и Югославия. Против выступили многие коммунисты Западной Европы. Интеллектуалы и люди искусства — любители левых идей отвернулись от советских вождей.

Но это их мало смущало: «вы рассчитываете на коммунистическое движение Западной Европы, но оно уже 50 лет никого не волнует», заявлял Леонид Брежнев чехословацким коллегам.

И там и там против танкового безумия протестовали. В Праге — тысячи, в Москве — семь человек, вышедших на Красную площадь.

Меж тем «единодушное одобрение трудящихся масс» без особых рассуждений оккупировало братский социализм. Это и впрямь был позор. Что, возможно, подспудно ощущали солдаты дивизий Прикарпатского и Центрального фронтов, следуя по добротным магистралям по маршрутам операции «Дунай».

В ЧССР вошло 170 тыс. советских военных. До 40 тыс. поляков. 12 500 венгров. Более 2 тыс. болгар. Плюс скромная оперативная группа армии ГДР.

Их не ждали вооруженные контрреволюционеры и бои. Кровь была чужда Пражской весне. Чехи и словаки не взяли оружие, а противопоставили бронированной беспощадности мирный протест. Пушки и автоматы заменил язык искусства. Стены покрыли плакаты и граффити: «Чем больше танк, тем меньше мозг», «Советский цирк в городе. Зверей не кормить!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь — а то мы убьем вас».

К художникам присоединились писатели, режиссеры, мыслители…

Правда, многие — вынужденно — из-за рубежа. Сопротивление шло 20 лет — до «бархатной революции» 1989 года, когда Пражская весна завершилась победной осенью и президентом стал писатель Вацлав Гавел.

А в 1968-м Варшавский договор доказал свою мощь. А также правоту «западных ястребов», указывавших на его агрессивность.

Операция «Дунай» стала продолжением операции «Компас» — подавления венгерского восстания 1956 года. Правда, не таким кровавым.

Да и авторов проекта «Пражская весна» не казнили. Но и поныне для большинства экспертов и политиков мира акция 1968 года — недопустимое вмешательство во внутренние дела суверенной страны. И в постсоветской России давно принят такой же подход. Факт, что ввод войск в ЧССР — общая трагедия и его жертв, и причастных к нему стран, до недавнего времени оспаривали лишь маргиналы.

При этом в Словакии и Чехии благодарно чтут подвиг тех, кто освободил их от нацистов. Памятники советским воинам содержат в образцовом порядке. 9 мая мемориал солдатам, павшим на чешской земле, на Ольшанском кладбище был заполнен людьми и завален цветами. А 11 мая премьер-министр, представители посольства России, ряда дипмиссий, общественных и ветеранских организаций возложили венки к монументу и Вечному огню. Я был на церемонии и видел, с каким достоинством ее провели чехи: скорбные лица ветеранов, прекрасный военный оркестр, венки, клинки сабель почетного караула…

Видел я и чешских политиков и военных на приеме в российском посольстве.

Важно помнить: Чехия и Словакия — в числе немногих стран Евросоюза, поддерживающих стабильные отношения с Россией. Что может сослужить добрую службу, когда напряженность спадет и придет пора строить добрые отношения с Западом.

Так зачем же на государственном телеканале «Россия 1» 23 мая 2015 года показали документальный фильм «Варшавский договор. Рассекреченные страницы», после которого МИД Словакии распространило ноту протеста в связи с действиями РФ, а российского посла вызвали в МИД Чехии для объяснений?

Главная идея ленты: в 1968-м все было правильно.

Ее авторы объясняют действия Варшавского договора якобы планировавшимся вступлением в Чехословакию войск НАТО и скорым переворотом в Праге. В пользу этих выдумок приводятся кадры старого пропагандистского фильма «Отпор врагам социализма», а слова диктора напоминают текст книги «К событиям в Чехословакии», выпущенной в 1968 году, призванной объяснить вторжение теми же доводами. Занятно: там, где обычно стоит логотип издательства, в этой книге значится: «Пресс-группа советских журналистов». Имен же членов группы нет нигде.

Таких материалов история пропаганды знает немало — от «Белой книги» о событиях в Венгрии до брошюры Вадима Трубникова «Крах операции «Полония» о 80-х годах в Польше (АПН, Москва, 1985), где в ходе военного переворота, поддержанного Советами, было временно подавлено массовое движение за демократию.

Сегодня в странах, которым посвящены эти сочинения и которые стали жертвами недоброй внешней силы и внутренней реакции, уже четверть века демократия — повседневная практика. А в России все чаще оправдывают враждебные ей действия.

Но чем же оправдывает их «Варшавский договор»? Интересами СССР. Лидер Восточного пакта не хотел демократизации соседней страны, которую считал зоной своих интересов. Имперским оком узрел в ней угрозу. И ввел войска.

Не направлен ли такой подход на внедрение или пробуждение у россиян мнения, что вмешательство в ближних и дальних регионах мира оправданно в связи с интересами российских элит?

То, что СССР был тоталитарной системой, — общее место. И не удивляет, что его лидеры, политическую слепоту которых обусловило «единственно верное учение», делали роковые геостратегические ошибки: размещали ядерные ракеты у границ США, вводили танки в центр Европы, 10 лет воевали в афганских горах; но в итоге всегда в таких случаях терпели поражения и уходили оттуда, где мечтали доминировать.

Куда удивительнее, что и в современной России есть те, кто считает: такая система — это хорошо, а ее методы внешней и внутренней политики — эффективны. Фильм «Варшавский договор» на государственном канале — тому явный сигнал. Решения о трансляции таких лент явно принимают те, кто готов изолировать страну, огородить частоколами, ощетинить «Арматами» и «Искандерами», как это было в Советской России. Не указывают ли все более явные всплески «советчины» на то, что готовится реставрация советского режима в некой форме на государственном уровне? Что в коридорах власти есть сторонники того, что современная Россия наследует цели «красного проекта» СССР — несвободы в стране и доминирования в мире?

Или это острые рецидивы застарелой болезни, которую все же удастся исцелить?.. Тогда самое время вспомнить чешский знак предупреждения: pozor!