Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Прицельно в голову

Алена Солнцева о войне, которая уже идет на территории России

Алена Солнцева 14.05.2014, 12:51
iStockphoto

В какой момент начался стремительный процесс упрощения? После скандала с «Пусси Райот»? Кажется, тогда общество в России впервые резко разделилось на своих и чужих.

Любая поляризация общественного сознания ведет к одному: вместо богатого и сложного мира появляется нечто простое и примитивное. Это называется деградация. Или — агитационная мобилизация. Хотя вообще-то мобилизационное сознание появляется во время войн, в нормальной жизни оно не нужно.

Война может быть на пользу государственной машине, может обогащать отдельных людей, может даже способствовать развитию промышленности и науки. Но война всегда делает сознание людей менее развитым.

Например, произведения искусства, которые создавались во время Великой Отечественной войны в СССР, в основной своей массе были довольно слабыми, хотя и действовали эмоционально сильно. Все настоящее в искусстве, связанное с военной темой, появилось спустя некоторое время, когда война стала прошлым. Тогда возникла возможность увидеть мир более сложным образом, не искажая реальность в угоду мобилизационному пафосу.

Культура всегда нуждается в дистанции, которая совершенно не исключает ни эмоций, ни предвзятости, но позволяет увидеть контекст и нюансы.

Пока человек находится внутри конфликта, он не способен ни на какую дистанцию. Художника тогда мобилизует одна из сторон, и он обычно не находит в себе сил отказаться. Когда говорят пушки, музы молчат — просто потому, что в это время невозможно быть неангажированным. В условиях войны все идет в ход ради поддержки своих и уничтожения чужих.

По этому признаку можно считать, что война в России уже идет. В течение последнего времени любое событие, от празднования Дня Победы до выступления на «Евровидении», становится поводом для агитации. Кажется, реальность уже никого не интересует, главное — привести доказательства своей правоты, не задаваясь вопросами, насколько они достоверны.

Объективная реальность, в которой все неоднозначно, сложно, противоречиво, отменяется. На повестке дня — черно-белая картина, где в зависимости от того, на какой стороне человек себя видит, меняются плюсы на минусы. Одни и те же факты могут получать разную интерпретацию, сохраняя основное сходство — плоское и одномерное изображение, без полутонов.

Честно говоря, к такому восприятию мира граждан сильно подтолкнуло телевидение. Уже не первый год в любом телевизионном ток-шоу никто не разговаривает, не обсуждает проблемы (кроме разве что программ на канале «Культура», которые, как правило, смотрит не более 4% населения), все кричат и все обостряют позиции.

Собственно, когда редактор только собирается приглашать гостей для участия в таком шоу, вопрос всегда формулируется так, чтобы в нем был заложен конфликт. Таковы особенности жанра, и каждого приглашенного просят заранее определить свою позицию. Непременно спрашивают: а вы за что, за кого?

И вот изо дня в день в течение десятилетия на центральных каналах мужчины и женщины, известные стране люди, добивали друг друга, кричали, иногда даже чуть не дрались. Чем непримиримей и громче гость отстаивал свою позицию, тем чаще его звали в эфир.

Сейчас в социальных сетях царит именно такой подход: чем более резко высказана позиция, чем активней ведет себя ее пропагандист, тем больше внимания он получает. Никакие двусмысленные «да, но», «возможно, но с другой стороны» не проходят. Нужны плакатная ясность, двухмерный мир, без оттенков и рефлексии.

И все большие массы народа втягиваются в эти дискуссии, вернее, в эти бои, в которых только одно отличие от настоящей войны: в них стороны все равно ничего не решают. Свое одобрение или осуждение они высказывают после того, как событие случилось, и никакой ответственности за свой пыл не несут, решение за них обычно уже принято. Что делает этот непрекращающийся общественный конфликт совершенно бессмысленным.

Впрочем,

бессмысленным является любой непримиримый конфликт.

Потому что, даже когда он продолжается в физической реальности боями и насилием, он все равно в конце концов сводится к компромиссу, в котором, правда, сторона побежденная вынуждена уступить выигравшей.

События на Украине требуют внимания, изучения, осмысления и понимания. Но вместо этого с каждой стороны идет агитация, делающая объемную и живую картину плоской, топорной и пошлой.

Мы живем в такое время, когда, как никогда, нужны тонкость, разум, чутье, юмор, интуиция и сочувствие. А в ход идут грубые материалы политической карикатуры. И чем больше втягивается людей в этот круг, тем острей возникает желание победы любой ценой. И тем сильней начинает работать агитация.

И вот уже убежденные в своей правоте люди начинают подтасовывать события, совершенно искренне полагая, что так они действуют во благо. Диалог становится невозможен — к барьеру приглашаются самые ретивые.

Хорошо бы отступить назад. Воспользоваться опытом документалистов, которым, ради того чтобы зафиксировать реальность, надо стать незаметными для тех, кого они снимают.

Искаженное страстями восприятие способно лишь искажать реальность. И ничего не добавляет к ее пониманию. И уж точно не дает никакого инструмента к ее исправлению. Впрочем, кажется, уже поздно.