Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Борьба с медалями

Юлия Галямина о случае редкого упорства в общественном контроле за чиновниками

Юлия Галямина 20.03.2013, 11:31
История с десятком школьников, проскользнувших в вузы в обход закона, только выглядит незначительной J8 Club Russia
История с десятком школьников, проскользнувших в вузы в обход закона, только выглядит незначительной

Властям все чаще задают вопросы о служебных злоупотреблениях, на которые все сложнее отвечать. Но, даже признавая нарушения, государство обычно не наказывает виновных по-настоящему. Тем ценнее настойчивость общественников в истории с подложными победителями школьных олимпиад.

Однажды жарким летом 2010 года молодой и энергичный президент России Дмитрий Медведев и не менее молодой и не менее энергичный его помощник Аркадий Дворкович встретились с сибирскими школьниками, участниками проекта «Юношеская восьмерка». Встретились не где-нибудь, а на саммите «большой двадцатки» в Торонто. Школьники были счастливы, президент и помощник тоже — они молодые, школьники еще более молодые, все окружающие принимают за чистую монету и инновации, и модернизацию, и школьников-победителей, и их самих.

Прошло ровно два года, и золото как-то потускнело. Будни Дмитрия Анатольевича и Аркадия Владимировича перестали быть столь блестящими. Ну а что же с бывшими уже теперь сибирскими школьниками? Они уже два года как поступили в МГИМО и другие лучше вузы страны и считали свою судьбу вполне успешной, не хуже, а то и лучше, чем у других.

Но вот незадача, каким-то дотошным общественникам от образования приспичило выяснить, что они, как и участники «Юношеской восьмерки» годом позже, поступили в вузы совершенно незаконно.

В список победителей Всероссийской олимпиады для школьников, дающий возможность льготного поступления в университеты, участники амбициозного проекта были вписаны задним числом чиновниками Минобразования, и неизвестно, по чьему распоряжению.

После нескольких открытых писем и обращений общественности в различные госорганы факт подлога был признан министром образования Дмитрием Ливановым. Однако министр прямо заявил, что не считает нужным принимать какие-либо кадровые решения в связи со сложившейся ситуацией и тем более требовать какого-либо преследования виновных в подлоге.

Самое интересное, что министр даже не посчитал нужным объяснить такое пренебрежение нормами права. Более того, он отметил, что «не считает нужным» называть имя человека, который отдал приказ о внесении новых имен в список финалистов, тем более что он больше в ведомстве не работает. Не высказалась на сей счет и прокуратура, которая в ответ на запрос члена Общественной палаты Сергея Волкова также подтвердила факт нарушений, но никаких выводов о виновных не сделала.

Сегодня педагогическая и студенческая общественность настаивает на «продолжении банкета». По их мнению, необходимо собрать независимую комиссию по расследованию преступления, выявить и наказать виновных. Минобразования обещается, но явно тянет резину, пытаясь с помощью такого примитивного бюрократического метода ослабить интерес к теме. Кроме того, по словам источников, близких к общественному совету при Министерстве образования, в комиссию пытаются протолкнуть только своих, лояльных общественников и вычеркнуть из списка тех, кто не удовлетворится ответом про «не считаю нужным».

На фоне событий, происходящих в нашей стране, да и даже других кейсов из области образования и науки история с десятком школьников, проскользнувших в университеты в обход закона (хоть и под покровительством Дмитрия Медведева и Аркадия Дворковича), выглядит не такой уж значительной.

Пусть себе доучиваются на радость мамы с папой и министра образования Дмитрия Ливанова. И дело даже не в том, что эти несколько бывших школьников получили урок лжи из рук высших чиновников. Массовая коррупция с ЕГЭ явление куда более заметное. История с чиновниками от образования как в капле воды отражает процессы, которые сегодня происходят в России. История со школьными олимпиадами и история с Олимпиадой в Сочи, а также с господами Пехтиным и Яровой, Сердюковым и Васильевой, по сути, истории одного рода, просто в несколько разных масштабах.

Властям разного уровня все чаще задают интересные вопросы, и им все сложнее от них отбиваться и делать хорошую мину при плохой игре. К тому же шатающуюся вертикаль, как карточный домик, разваливают не только внешние информационные потоки, но и внутренние противоречия. Борьба пресловутых кланов приводит к падению то одного, то другого короля, туза, валета, а порой и дамы. Но никто серьезной опале все равно не подвергается. Ни кувшинное рыло из Минобра, ни любитель недвижимости в Майами, ни хозяйка 13 комнат, ни сочинские горе-строители-миллиардеры.

Начнешь давить по-настоящему — одним роликом «Уральских пельменей» в личном блоге не обойдешься. Потянешь одну карту — и такое может на свет божий вылезти, столько людей может это затронуть, что мало никому не покажется. Поэтому карты надо вытягивать осторожно, по одной и желательно тут же их заменять кем-нибудь из той же колоды. Поэтому серьезные вопросы никто никому задавать не собирается, а преследование «виноватых» всегда идет по минимальному сценарию.

Если можно только пожурить, но не уволить, то только пожурят, вдруг общественность не заметит. Если можно только уволить или предложить сложить полномочия, но не организовывать уголовное преследование, то только уволят или разрешат самостоятельно сдать мандат. Если можно оставить в ранге свидетеля, то в обвиняемые не переведут. Если уж придется обвинять, то обязательно дадут время, чтобы выгодно продать активы и улететь на лечение в Германию. А если уж арестовывать — то непременно дома в 13 комнатах, полученных на непонятно какие деньги. И закон тут никакой никому не писан, повлиять может только мощная информационная кампания, давление общества или Запада. Вернее, гипотетически может, на практике это никому пока не удавалось. Гражданское общество добивалось только первых уступок власти и тут же объявляло о своей победе, не требуя от нее действий по закону в полном масштабе.

Поэтому упорство научно-образовательной общественности, не удовлетворившейся признанием от «самого» министра факта подлога и увольнением провинившегося чиновника, можно считать серьезным достижением.

Пока борьба продолжается, но есть большая надежда, что гражданскому обществу в этом деле удастся одержать более качественную (хотя и не масштабную) победу. Сфера науки и образования за последние несколько месяцев оказалась на пересечении интересов общества и госчиновников, стремящихся всячески сократить расходы на обучение граждан, да и количество обученных граждан сократить. Однако проблема для власти в том, что общество в этой схватке представляют его лучшие, самые образованные и самые продвинутые граждане, его элита. И поэтому потенциал у нее гораздо выше, чем в остальных сферах противостоянии общества и власти. А значит, и шансов одержать победу тоже. И небольшая победа образовательной общественности над осаждающими образование чиновниками в этой битве станет такой же переломной и воодушевляющей для всего гражданского общества, как победа Жанны д'Арк над осаждающими Орлеан англичанами стала переломной в Столетней войне.