Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Темные силы на черном острове

Гаити – единственное государство, жители которого живут хуже, чем их предки 220 лет назад

Reuters
Если развитые страны хотят, чтобы Гаити вырвалась из замкнутого круга своей кромешной истории, им надо наконец понять, что дело не в демократических процедурах, а в четком плане социально-экономического развития.

Катастрофическое землетрясение, разрушившее Гаити, привлекло внимание к самой бедной стране Западного полушария. Многие страны мира помогают гаитянам, и можно надеяться, что миллионы людей, оставшихся без крова и пропитания, будут спасены. Но как будет восстанавливаться несчастная страна, какое будущее ее ждет – совершенно непонятно.

Если новые дома будут строить так же халтурно и с такими же вопиющими нарушениями, что и развалившиеся в ночь на 12 января, тогда лучше ничего не восстанавливать. Если госструктуры – медицинские службы, полиция, вообще чиновники – будут «трудиться» так же, как сейчас, их тоже возрождать не стоит.

И, наконец, если гаитяне не начнут получать образование и работать, страну ждут новые катастрофы: гражданские войны, анархия, преступность, голод. То есть будет постоянно повторяться то же самое, что творится в западной части острова Гаити с момента начала так называемой «антиколониальной революции» в 1790 году.

Гаити – черная страна. Не только потому, что 95% ее населения – чернокожие, но и из-за того, что ее прошлое и настоящее черны, как ночь. И еще из-за темных сил, которые ее «злобно гнетут», по крайней мере, со времени высадки Колумба.

Гаити – единственное государство, жители которого живут хуже, чем их предки 220 лет назад.

Предками гаитян были рабы, с которыми их французские хозяева обращались очень жестоко, куда хуже, чем американские плантаторы с тамошними «дядями Томами». Вся история независимого Гаити, а это 206 лет – это история непрерывной деградации общества (о деградации экономики говорить не стоит, поскольку ее там просто нет). Претензии к гаитянам, как нынешним, так их предкам, восставшим два века назад, предъявлять нечего – виноваты их бесчеловечные и недальновидные хозяева-французы. Которые в результате этих своих качеств погибли поголовно: первый глава независимого Гаити Ж-Ж. Дессалин объявил «кампанию национальной мести» белому населению острова – оно было вырезано. Кроме кучки бывших рабовладельцев страшную смерть приняли десятки тысяч белых бедняков – геноцид образца 1804 года...

Сразу после завоевания независимости бывшие рабы занялись в основном мелкой торговлей, контрабандой, на захваченных плантациях кое-как выращивали картошку для собственного пропитания, но наотрез отказывались трудиться на государственных и частных предприятиях, какие бы условия и зарплаты им ни предлагали.

Попытки Дессалина организовать принудительный труд «освобожденных» рабов на экспортных плантациях и стройках привел к восстанию, в ходе которого он был разорван на куски. С тех пор история Гаити и пошла по замкнутому кругу.

Еще одна беда Гаити – ужасающие качества местной элиты. В Латинской Америке элиты вообще отличаются чудовищным властолюбием, паразитизмом, пренебрежением к массам и презрением к законам. Что неудивительно: они наследуют прежде всего генералам Освободительной революции 1810–1826 гг. А генералы эти (не интеллектуалы Боливар, Сан-Мартин и О`Хиггинс, а свергшие их Паэс, Росас, Обандо, Бельсу и другие) были безграмотными и жестокими полевыми командирами – фактически главарями разбойничьих шаек, жадными до власти, денег и развлечений.

На Гаити эти качества принимают прямо-таки гротескный характер: там элита независимого государства была образована восставшими рабами с соответствующим культурным и нравственным уровнем. В связи с гаитянской трагедией пресса часто вспоминает тирана Франсуа Дювалье – кошмарного «Папу Дока» — садиста и колдуна, объявившего себя «Бароном Субботой», злым демоном африканского культа вуду. Считается безусловным, что его диктатура, опиравшаяся на банды головорезов – тонтон-макутов, что в вудуистской демонологии означает «хозяева черных сил», — и привела Гаити в нынешнее жалкое состояние. Конечно, дювальистский террор еще больше обескровил Гаити, но в истории этой страны многие правители были не лучше. Упоминавшийся Дессалин, объявивший себя «императором Жаком I»; безграмотный генерал Анри Кристоф (правил под именем короля Генриха I), раздававший своим офицерам (то есть бандитским главарям) титулы герцогов и графов; маньяк Ф. Э. Сулук (он же – «император Фостен I») – вот прямые предтечи «Папы Дока».

Отдельную элитную группировку составляли мулаты – образованные, энергичные и состоятельные, сложившиеся в замкнутую социокультурную общность. Они постоянно оспаривали власть чернокожих лидеров и, время от времени побеждая, устанавливали в стране некое подобие порядка. Но шансов на удержание власти у них не было: чернокожие относились к мулатам с ненавистью, те отвечали им презрением. Дювалье был черным расистом, исповедовавшим идеологию «негритюда», т. е. превосходства чернокожих над белыми и всеми прочими, и мулатская элита при нем сильно пострадала. Последний «мулатский» мятеж произошел в 1991-м, когда генерал-мулат Р. Седра захватил власть. Но под давлением США ему пришлось покинуть страну. При «левом» президенте Ж. Б. Аристиде (тоже черном расисте) большинство мулатов уехало из Гаити. Сегодня мулатской группировки в гаитийской элите уже не существует.

Трагедия в том, что и «антидювальисты», включая «левых» и «демократов», тоже не лучше! Такие, например, как бывший президент Аристид – священник, марксист, садист и психопат в одном лице. Кстати, Вашингтон, с маниакальным упорством навязывающий Гаити демократию западного образца, посадил Аристида в президентское кресло силами морской пехоты. Избранный после падения режима Дювалье и серии переворотов, он оказался прямым наследником «Папы Дока». Поддерживавшие его банды с говорящим названием «Армия каннибалов» убивали «контрреволюционеров», надевая им на шеи автопокрышки, облитые бензином, и поджигая их. «Каннибалы» были сформированы из бандитов города Гонаив – важнейшего перевалочного пункта по поставкам кокаина из Колумбии в США. «Крестным отцом» «каннибалов» стал главарь местной наркомафии Ж. Татун.

При Аристиде наркотрафик окончательно превратился в основу гаитянской экономики. В Порт-о-Пренсе при Аристиде был построен «район Пастельных Домов», в котором обосновались главари наркомафии. Один из них стал крестным отцом дочери президента.

Помимо наркоторговли «левый» режим сумасшедшего экс-священника занимался строительством финансовых пирамид по типу «МММ». Кончились эти экономические новации тем, чем должны были: тысячи людей остались без средств к существованию — всего гаитяне потеряли примерно 200 миллионов долларов, что стало настоящей катастрофой для нищего народа. После этого Аристид поссорился с «Армией каннибалов»: он захотел лично контролировать наркостолицу страны Гонаив и послал на ее штурм набранных в столице «революционеров». В 2004 году в стране началась гражданская война, причем к «левым» «каннибалам» примкнули банды бывших тонтон-макутов во главе с Шамблайном – подручным Дювалье. Тут уж американцы не выдержали: Аристид был арестован американскими морпехами и вывезен в Центральноафриканскую республику.

Нынешняя власть в Гаити очень слаба, хотя ее «демократически» избирают, что радует США и Европу. Хотя чему радоваться – непонятно: все выборы проходят в обстановке насилия и грубых подтасовок, власти страны ничего не контролируют, хаос и анархия царят за пределами элитных кварталов Порт-о-Пренса.

Наркотрафик, контрабанда, гуманитарная помощь от американцев и европейцев, бесплатный бензин от Чавеса и несколько десятков кубинских врачей – вот и вся гаитийская экономика с социальной сферой.

Видимость порядка до катастрофы поддерживалась полицейскими силами ООН, но с наркотрафиком иностранные полицейские не борются (у них нет на это прав), «Армию каннибалов» и тонтон-макутов не разоружают…

Фактически силы ООН поддерживают статус-кво: видимость демократии и призрачный «порядок». Только кому нужна вся эта показуха?

Если мировое сообщество не желает предпринимать ничего серьезного для того, чтобы одна из самых злосчастных стран мира превратилась во что-то приличное, надо оставить ее в покое. Правда, тогда там мало кто останется в живых, а большинство уцелевших переберутся во Флориду. Но если развитые страны хотят, чтобы Гаити вырвалась из замкнутого круга своей кромешной истории, им надо наконец понять, что дело не демократических процедурах, а в четком плане социально-экономического развития.

На Гаити найдены крупные месторождения золота, угля, мрамора, бокситов и меди, но они не разрабатываются. Есть достаточно плодородных земель (между прочим, гаитянский кофе – один из лучших в мире), отлично растет сахарный тростник, сизаль, кукуруза, хлопок. Но сначала придется строить дороги, электростанции, школы и больницы. И заниматься этим частные инвесторы не будут: невыгодно. Значит, вопрос простой: захотят ли развитые страны тратить свои деньги, причем немалые, на развитие чужой и не самой перспективной страны? Еще предварительно нужно разоружить (или перестрелять) «каннибалов», тонтон-макутов и наркотрафикантов. И этим заниматься, кроме иностранных военных, тоже некому. Придется показывать гаитянам, что работать – это хорошо и выгодно. Что вполне реально: гаитяне-эмигранты – вполне способные и трудолюбивые люди.

Нужно твердо уяснить: после «императоров» и «королей», после «Папы Дока» с тонтон-макутами и Аристида с «каннибалами» в Гаити не осталось вменяемой элиты, способной самостоятельно обеспечить развитие страны. Этим придется заниматься другим странам и международным организациям.

Или перестать изображать сочувствие народу Гаити и предоставить страну ее судьбе.