Кто станет новым лидером Франции

Последний сезон телестабильности

С осени телезрителей будут пичкать старьем

Олег Пташкин 02.07.2009, 11:58
AbleStock.com/East News

С осени телеэфир будут заполнять повторами старых программ и сериалов. Это самый дешевый способ пережить кризис. Между тем доходы телекомпаний находятся на уровне благополучного 2006 года. И, закрывая новые проекты и увольняя журналистов, свои бонусы начальство не урезает.

Последние полтора месяца Останкино напоминает покинутую крепость. Кафе, где сотрудники каналов любят обсудить всех и вся, большую часть времени пустуют. В коридорах нет прежней суеты. Все неспешно дорабатывают последний сезон телевидения эпохи стабильности.

Стабильность на телевидении воспринималась своеобразно. Запускались различные проекты, которые исчезали, так и не попав в сетку вещания. Некоторые из них закрывались еще на стадии съемок «пилотной» версии. Зато какие бюджеты они поглощали!

К примеру, студия спецпроектов Первого канала в сентябре 2008 года начала готовить три новых проекта. Два из них — ежедневные ток-шоу: правовая программа «Участок» и экономическая «День денег». Третий проект – музыкальная пустышка про любовь и дружбу.

Каждый проект – это штат до семидесяти человек, декорации, командировки, съемки, аппаратура. Зарплата коллектива при таком штате составляет около четырех миллионов рублей в месяц. Оформление студии может обойтись от 40 до нескольких сотен тысяч долларов. Плюс приобретение необходимой техники – от $15 тысяч (если необходима одна профессиональная видеокамера) до $10 миллионов (если нужна новая ПТС, как для «Евровидения»). На запись каждой программы рассчитывается свой бюджет: затраты на командировки, приглашение гостей в студию, гонорары VIP-гостям, да и массовка тоже денег стоит (300 рублей за день съемок на человека). В среднем бюджет съемок одного ток-шоу составляет от 150 тысяч до 400 тысяч рублей. Репортерские проекты обходятся дороже – от $20 тысяч до $30 тысяч за программу. Такие траты могли себе позволить только федеральные каналы. Это необходимые затраты. Дешевле создать и снять невозможно. В эфире эти проекты так никогда и не появятся. Их закрыли. Без объяснения причин. А зачем были выброшены на ветер немалые суммы? Это характерный пример, который в точности описывает ситуацию на телевидении эпохи стабильности.

Еще одним минусом последних лет стало повальное увлечение сериальным производством.

Сегодня программу передач на всех каналах можно просто переименовать в программу сериалов с паузами для новостей.

Некогда небольшие производящие компании выросли в крупных игроков теле- и киноиндустрии. Для производства заключается договор с каналом на размещение сериала в эфире. Себестоимость одной серии составляет не более $2000. Цена продажи для телекомпании в несколько раз дороже. Многие сериалы состоят более чем из ста серий. Отличный заработок!

Вот так телевидение встретило кризис. Руководство каналов сразу принялось урезать бюджеты, увольнять людей. При рыночной модели управления телеактивами такой подход не вызывал бы сомнений. Но когда дело имеешь с гигантами-манипуляторами, которые еще и господдержку получают (за исключением НТВ), хочется спросить: «А куда вы все потратили?». Так, например,

в 2007 году доход Первого канала составил 20,76 млрд рублей, ВГТРК – 22,23 млрд, НТВ – 13,76 млрд. За 2008 год данные публично не озвучивались, но, по оценкам источников на федеральных каналах, прибыль в прошлом году удалось увеличить на 10–15% по сравнению с 2007-м.

И вдруг в одночасье все исчезло. Пропали лоск и пафос, все съежились и начали жалобно говорить о кризисе и трудностях. Хотя доходы упали незначительно. За январь--февраль объем телерекламы на Первом канале снизился на 4%, «России» — на 11%, СТС — на 6%. Больше всех пострадало НТВ, там объемы упали на 18%. Зато Рен-ТВ за этот же период удалось увеличить долю рекламы на 18%, а ТВ-3 вообще показал рекорд – 44%. Такие данные приводит крупнейший продавец рекламы группа «Видео Интернешнл» и консалтинговая компания Media Logics. А это были самые трудные месяцы для телевидения в целом. Многие компании не заключали годовые рекламные контракты, некоторые просто на это время покинули рынок. Но

уже с марта наметилась положительная тенденция. Федеральная тройка (Первый канал, «Россия», НТВ) значительно увеличили объем продажи рекламного времени. Положительную динамику они сумели сохранить до конца мая.

Немного ухудшились показатели у СТС, ТВ Центр и ТВ-3.

Стоимость рекламного ролика также упала ненамного. 30 секунд рекламы в прайм-тайм на «Первом канале» и «России» обойдутся рекламодателю в $20–30 тысяч, на НТВ – в $12–20 тысяч. Пакет рекламы стоит дешевле. Кроме того, для крупных игроков рынка возможны бонусы и скидки.

По данным TSN «Россия», все российское телевидение в первом квартале 2009 года недосчиталось 6 млрд рублей. То есть телевидение по доходам находится на уровне 2006 года, а это очень хорошие показатели в кризис.

Всем же сотрудникам на федеральных каналах вот уже полгода рассказывают, что денег нет и вообще не будет. Что объемы рекламы и доходов упали на 40–60%. Такая позиция выгодна руководству. Работник не будет требовать индексацию зарплаты, работать будет за троих, боясь быть уволенным. Любые ошибки можно списать на кризис. Можно закрыть любой проект и уволить неудобных людей.

Основная проблема в том, что нет грамотной стратегии развития бизнеса, никто не разрабатывает новые сегменты телевизионного рынка. Логика вполне объяснима: руководство федеральных каналов рассматривает телевидение не как бизнес, а как рупор пропаганды. Это и объясняет отношение к управлению и наполнению эфира. Кризис спокойно можно пережить на запасах и при поддержке государственного бюджета. Думаю, топ-менеджмент в столь трудное для страны время даже от премий и бонусов не отказывается. А уровень зарплат там и так остался докризисный. Порядок цифр начинается от $30 тысяч в месяц и до… К этому добавьте, что многие заместители генеральных директоров ведут по несколько проектов как продюсеры или авторы, а это дополнительные ставки, которые они платят сами себе.

При этом качество выпускаемого продукта ухудшается. Например, в программе «Давай поженимся» Первого канала короткие истории о героях иллюстрируются не видео, а фотографиями! Представляете – телевидение отказалось от видео и перешло на фото. Вот так в 2009 году телевидение достигло «технологических вершин». А все потому, что руководство студии спецпроектов уволило четырех операторов. К сведению: ежемесячная зарплата четырех операторов меньше стоимости размещения одного 15 секундного ролика в праймовом слоте.

К концу сезона многих сотрудников федеральных и кабельных каналов ждет новая волна сокращений. Официально, конечно же, никто не скажет, что это сокращения. Людей просто отправляют в неоплачиваемые отпуска без перспективы вернуться. Не продлевают срочные договоры. Или настойчиво предлагают написать заявления «по собственному желанию». В некоторых производящих компаниях уже задерживают выплату зарплаты, а также всячески стараются наказать рублем любого сотрудника, если только он скажет что-то лишнее.

Телевидение завершило сезон как спринтер, которого отправили бежать марафон. Успехов нет, потерь много и, что пугает больше всего, – неизвестность.

Спринтер до финиша не добежал. Уже сейчас в кулуарах говорят о том, что эфир с осени будет заполнен повторами программ и сериалов. Это самый простой вариант «закрыть» эфир. А вот стратегии развития нет. Да и зачем она нужна, когда никто не требует отчета. А если кто и потребует, на все вопросы ответ один – кризис. Кризис, впрочем, давно охватил «голову» телевизионной «рыбы». Только признаться в этом тяжело.

Автор – журналист Первого канала.