Пока здесь много курят

Reuters
Россия ещё не знает противодействия курению как ясно сформулированного политического приоритета властей. Есть лишь инерционное следование мировой тенденции, основанное на давлении отдельных профессиональных групп и энтузиастов.

Недавно проведённое совместное исследование университета британского города Бат, Лондонского университета, Лондонского института гигиены и тропической медицины показало, что с момента распада СССР число курящих женщин в России увеличилось более чем вдвое (с 7% до 15%). Число курящих мужчин также возросло с 57% до 63%. Эта тенденция расходится с тем, что наблюдается, например, в Великобритании, где количество курильщиков с 1974 года сократилось вдвое и составляет сейчас 25% населения.

Случись такое сокращение потребления сигарет в нашей стране, мы неизбежно увидели бы по телевизору победные репортажи об авторе этой победы (как и всех других наших побед) – действующем президенте России. Не то в нелюбимой нашими официальными властями (но любимой их деньгами) Великобритании. Подобные темпы сокращения числа курящих людей не устраивают британское общество. Победных фанфар не слышно. Вместо этого продолжается настойчивый поиск новых методов противодействия курению. Только что бывший советник Тони Блэра, профессор социальной политики Лондонской школы экономики Джулиан Ле Гранд выступил с экзотическим предложением – продавать сигареты только тем британцам, которые купили годовую лицензию ценой в 10 фунтов стерлингов. Да вдобавок могут принести справку от врача, что их здоровье не подвергается риску в силу пагубной привычки. Вряд ли, конечно, такая рекомендация, чреватая огромными бюрократическими издержками и ростом «чёрного рынка» сигарет, будет принята, но сама тенденция поиска новых, более эффективных методов противодействия курению показательна и заслуживает одобрения.

В нашей стране в середине прошлого года Роспотребнадзор оценивал количество курящих россиян ещё в больших цифрах, чем британские ученые, – «свыше 30% женщин и 65% мужчин». Между тем, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), потребление табака является причиной смерти около 5 миллионов человек в год.

Для России, в которой, по данным Росстата, население с 1989 года сократилось к 2007 году со 147 млн до 142,2 млн человек, задача противодействия табачной эпидемии одна из актуальных.

Сколько людей в России убивает курение, наша статистика точно не знает. Но во Франции, например, от проблем, связанных с курением, в год умирает 70 тысяч человек. Включая 5 тысяч жертв пассивного курения. Т.е. того разряда людей, к которому в России принадлежат, к примеру, официанты ресторанов, вдыхающие клубы дыма от сигарет посетителей; жильцы домов, «наслаждающиеся» тем же дымом от заботливых соседей, предпочитающих курить не у семейного очага, а на лестничной клетке. Или, например, дети, имеющие «удовольствие» жить в семье с курящими родителями.

Возможно, по причине роста смертности от болезней, связанных с курением, в начале этого года правительство России решило присоединиться к конвенции ВОЗ по борьбе с табаком. В предыдущие годы в России были предприняты шаги для ограничения табачной рекламы, роста акцизных ставок на табачную продукцию. В обществе продолжается обсуждение вопроса о полном запрете курения в общественных местах, прекращения рекламы табака в метрополитене. Все это веяния, соответствующие европейским тенденциям. Только что по Европе прокатилась очередная волна запретов на курение в общественных местах. С 1 января 2008 года подобные запреты введены в Португалии, Франции, немецкой земле Бавария. В следующем году к этому списку добавится Турция и, возможно, Чехия.

Между тем есть как минимум один реальный критерий оценки значимости предпринимаемых усилий – число курящих. В случае с нашей страной тенденция, как мы видим, неблагоприятна. Конечно, отчасти верно утверждение, что принятые государством против потребления табака меры дают результат не сразу. И, тем не менее, здесь вопрос не только в тенденции, но и в абсолютной цифре – слишком велико число курящих в России людей.

Вопрос о сокращении потребления табака упирается в политическую волю властей. В нашей стране это намерение пока не воплощено в ясный политический приоритет.

Предшествующий психологический фон неблагоприятен. «Капля никотина убивает лошадь», «кто не курит и не пьёт, тот здоровенький умрёт», «бросай курить, вставай на лыжи, и вместо рака будет грыжа» — все эти компанейские слоганы и народные шутки создают легкое настроение. Проблема же, как видим, серьёзна.

Другой важной стороной вопроса является политика табачных производителей. В России табачная отрасль практически на 100% принадлежит крупным международным табачным компаниям, асам по части выстраивания стратегии и тактики лоббистской деятельности.

Реальная история действий табачных компаний намного любопытнее похождений, описанных в известном романе Кристофера Бакли «Здесь курят». В нашей стране бизнес, как правило, плохо себе представляет, зачем ему нужно «взаимодействовать с общественностью». Не то с табачными компаниями. Это лучшие из лучших, виртуозы в политике.

Поневоле станешь профи, если торгуешь смертельно опасным товаром, а существенная часть твоего бизнеса – уровень акцизов, возможность рекламы и тому подобные законодательные инструменты, призванные уменьшать негативное воздействие на здоровье людей.

Подумайте, какую же изощренность нужно иметь, чтобы десятилетиями продавать товар, убивающий миллионы человек в год? Пожалуй, только нефтегазовые компании, постоянно испытывающие давление экологов, могут быть поставлены в один ряд с табачными гигантами. Да и то на второе место.

Неудивительно поэтому, что реальные результаты противодействия курению в России невелики.

Стратегия и тактика табачных компаний в России следует несколькими простым правилам. Что там герой Бакли, додумавшийся всего-то до какой-то чепухи – скрытой рекламы сигарет в художественных фильмах. Или же карикатурный доктор из того же романа, манипулирующий медицинской статистикой.

Правило № 1. «Ещё немного, ещё чуть-чуть», тактика «постепенного отрубания хвоста у собаки». Наиболее яркий пример здесь – табачная реклама. Вместо того чтобы запретить всю рекламу сразу, вопрос годами обсуждается, затем принимается решение, оставляющее возможности для рекламы в метрополитене! Между тем все эти годы продолжается воздействие табачной рекламы на потребителей, ряды курильщиков пополняются, прибыли растут. Тот же принцип может быть проиллюстрирован и на примере акцизной политики. В рамках этой стратегии нужно обязательно использовать

Правило № 2. «Направлять внимание на второстепенное, прятать главное». Примером может служить бесконечное обсуждение вопросов рекламы, курения в общественных местах, хотя самое болезненное для табачных компаний и, соответственно, самое эффективное с точки зрения подавления курения – рост акциза на сигареты. Между прочим, по данным Роспотребнадзора, в России из числа курильщиков «80% мужчин и 50% женщин стали курить в подростковом возрасте, т.е. до 18 лет».

Какая же борьба с курением возможна, если сигареты продаются по цене шоколадки, и, следовательно, каждый ребёнок, имеющий карманные деньги, имеет возможность приобрести доступные по цене сигареты, развалиться на лавочке и вообразить себя Брюсом Уиллисом?

Роста цены можно легко добиться увеличением акциза. Но именно это увеличение вызывает всегда наибольшее противодействие табачных компаний, а для того чтобы противостоять его увеличению, используется

Правило № 3. «Мы работаем для бедных!». Проливаются крокодиловы слезы насчёт того, что рост цены сигарет приведёт к тому, что они окажутся менее доступны пенсионерам. Тем, кто строил нашу великую державу, а теперь получает нищенскую пенсию. А здесь ещё и цены сигарет поднимать! Нет у вас сердца! Справедливости ради следует отметить, что подобной слезливостью обладают международные компании, сделавшие ставку на сигареты с низкой и средней ценой. Следовательно, искренне заинтересованные в том, чтобы сбывать отраву людям с соответствующими доходами. И справедливо опасающиеся, что резкий рост цены может привести к отказу части этих людей от курения. Под эту политику подстраиваются и лоббистские усилия, уже приведшие несколько лет назад к замене простой и надежной специфической акцизной системы смешанной, более удобной для указанной группы производителей. Тем же, кто все-таки продолжает настойчиво говорить о необходимости резкого ужесточения акцизной политики, предлагается

Правило № 4. «Мы не самые ужасные». Что табак! Сколько людей в России употребляет наркотики и пьёт! С этим нужно в первую очередь разобраться! Мы же вообще самые законопослушные, и сколько мы предпринимаем усилий, чтобы, например, противодействовать подростковому курению! Пивняки хуже с их танцующими на вечеринках банками-бутылками!» То есть вы пока там разбирайтесь десятилетиями с другими проблемами, а на нас особо не наседайте. В тесной связи с этим правилом находится и

Правило № 5. «Там уступим, здесь отдвинемся». Все что угодно, но только не комплексная программа властей по противодействию курению, в центре которой резкий рост акциза. К подобной скоординированной политике табачные компании всегда относятся с подозрением и предпочтут никогда не доводить до нее дело. В условиях кулуарности принятия решений возможности огромны.

Во всем этом нет злого умысла. Это только бизнес. Естественно, что он использует подобные приемы. А что делает государство? Помимо частных мер и декларирования желания борьбы с курением? Политика государства в этом вопросе моральна. Но

мораль в политике хороша как исходный пункт, дальше лежит сфера холодного расчета, коалиций, техника подготовки поправок, изоляция неумеренных лоббистов, общественные кампании в поддержку проводимых решений.

Это как на войне. Можешь сколько угодно считать, что отстаиваешь правое дело, но если ты не умеешь заряжать автомат, стрелять, окапываться, не готов тактически, ты лишь удобная цель на мушке противника. И такой удобной целью все годы посткоммунистической России является для табачных компаний неповоротливые федеральные власти.

Нельзя сказать, что в 1990-е или 2000-е годы государство во всем прикрывало табачные компании, скорее, оно было системно пассивно по причине других, более важных проблем. Такое положение и приводило к тому, что неспешное ограничение деятельности табачных компаний, идущее параллельно с ростом производства сигарет и, соответственно, потребления табака, озарялось лишь всполохами акцизных войн между различными группами производителей табака. Итоги, как видим, для российского общества неутешительны.

Правильный путь сегодня – не отдельные меры, а комплексная программа ликвидации табачной эпидемии. Правильно начать работу с постановки общедоступной статистики, ориентированной для целей противодействия курению.

Невозможно оценивать прогресс в этой области без ясной системы показателей: количество курящих, количество смертей в год от курения, количество болезней, связанных с курением, объемы выпуска сигарет и др.

Но, пожалуй, самое главное – оценка в динамике финансового положения табачных компаний. Без неё невозможна грамотная политика акцизного обложения и противодействие последующим возможным ценовым сговорам между табачными производителями. Какова реальная прибыльность табачного бизнеса в России? Ответ на этот вопрос может получиться из налоговой статистики. Во всяком случае, для принимающих решения законодателей и участвующих в принятии решений правительственных чиновников. Но эти данные должны быть доступны и для общественного обсуждения.

Несомненно, что пока Россия ещё не знает противодействия курению как ясно сформулированного политического приоритета властей. Все, что было сделано, есть лишь инерционное следование мировой тенденции, основанное на давлении отдельных профессиональных групп и энтузиастов. Но сегодня есть возможности для того, чтобы ускорить это движение и, наконец, выпустить на ринг против табачных компаний не боксера, который умеет только уклоняться и обозначать удары, но и жестко бить, отправляя противника в нокдаун.