Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Заразная болезнь

26.09.2002, 19:44

Это ж вскрыться можно! Пятилетняя девочка весело ездит на маленькой инвалидной колясочке по пустым гулким кафельным комнатам. Какой-то железный стол, какая-то дырка в полу, какой-то кран торчит из стены. Девочка смеется и, кажется, вполне довольна приключением, несмотря на инвалидность и необходимость перемещаться в инвалидной коляске.

Следом за девочкой движется видеокамера, и голос девочкиного отца за кадром поясняет, что эти пустые кафельные комнаты – это нацистский медицинский центр времен второй мировой войны. Здесь ставили опыты на инвалидах. На этом железном столе резали чуть не живьем, в эту дырку в полу стекала кровь, через этот кран в стене поступал газ. Вскрыться можно!

Это документальный фильм. Фильм показывают в зеленом зале Академии наук в Москве на Ленинском проспекте. В зале сидят человек пятьдесят-семьдесят, и большинство из них — инвалиды. Молодежная инвалидная организация «Перспектива» организовала в Москве фестиваль фильмов про инвалидов «Кино без барьеров», и, кроме инвалидов, на фестиваль почти никто не пришел. Люди боятся заразиться.

Чувство такое, будто у нас здесь в этом зеленом зале что-то вроде тайного общества. Мы сидим в темноте и думаем, что если общество придумало сверхчеловека, то обязательно придумает и недочеловека тоже и станет ставить на недочеловеке чудовищные опыты ради сверхлюдей, будь они прокляты.

Никто больше об этом не думает. За стенами Академии наук ездят машины, прохожие ходят по улицам, у всех дела, и никто не задумывается, удобно ли человеку в инвалидной коляске спускаться по эскалатору в метро, надо ли ребенку, больному детским церебральным параличом, учиться в обычной школе или лучше запереть такого ребенка в интернате, как зверька.

На фестивале 65 фильмов и в каждом – вопрос, о котором вы никогда не задумываетесь, пока здоровы. Например, кино про любовь в сумасшедшем доме. Кино про молодых людей с синдромом Дауна, которые полюбили друг друга, поженились и были насильно стерилизованы заботливыми родителями. Кино про шестнадцатилетнюю девочку в Южной Африке, которая очень любит ходить в дискотеки и танцевать, несмотря на отсутствие ног. Кино под названием «Пойти в школу» про то, как в школу идет умственно-отсталый ребенок. Первое сентября, цветы, белая рубашка.

Люди вообще стараются не думать про инвалидов. Встретив случайно аутиста, или сухорукого, или парализованного, сознайтесь честно, вы прежде всего думаете, а не заразно ли это. Так вот отвечаю – заразно. Детский церебральный паралич, шизофрения, расслабленность, болезнь Дауна – заразнее гриппа, летучее чумы.

Вы правильно не пошли на фестиваль «Кино без барьеров», потому что, если бы видели эту девочку в инвалидной коляске, разъезжающую по пустым гулким комнатам фашистского концлагеря, вы не смогли бы ее потом забыть.

Если вы помогаете слепому перейти через необорудованную звуковым светофором улицу, это меняет вас навсегда. Если вы хоть раз попытались поиграть с аутичным ребенком в мячик, сердце ваше отравлено священным ядом, без достаточного содержания которого в крови жизнь легка, зато смерть ужасна. Если вы видели когда-нибудь, как смеется ребенок с синдромом Дауна, вы видели радость. В противном случае – видели только печаль, на каких бы там яхтах и виллах не проходила ваша жизнь.

Правда состоит в том, что инвалидность действительно заразна. Общение с инвалидами не приносит вам ни денег, ни славы, ни успеха, ни счастья, ни хорошей работы, ни личной жизни. Тем не менее вы откладываете дела и развлечения всякий раз, когда надо пойти на субботник и построить какой-нибудь пандус.

Вы заболели. Вы смотрите фильмы про инвалидов, думаете про инвалидов, дружите с инвалидами, восхищаетесь инвалидами. Вы сами становитесь недочеловеком, потому что человеком вам теперь быть стыдно. Потому что слишком жестоко быть человеком, слишком бессмысленно, слишком глупо.

Чтобы не заболеть этой болезнью, вы отворачиваетесь, когда видите инвалидов на улице. Входя в автобус, вы не задумываетесь, каково влезать по этим ступенькам человеку без ног. Это у вас инстинкт самосохранения. Звериный инстинкт, благодаря которому даже теперь, когда я рассказал вам, что в Академии наук на Ленинском проходит фестиваль фильмов про инвалидов, и фильмы хорошие, и вход бесплатный, вы все равно не пойдете и все равно не станете эти фильмы смотреть.

Слава богу, болезнь, про которую я пишу, заразнее гриппа и летучее чумы. Рано или поздно вы все равно заболеете навязчивым чувством несправедливости, вызываемым знакомством и общением с инвалидами. Вам передадут это чувство соседи или родственники, сослуживцы или друзья. В конце концов, вы ведь прочли эту мою неуклюжую заметку. И вирус теперь у вас в крови.