Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Схема бесчестья

04.07.2002, 18:27

Вероятность того, что два самолета столкнутся в небе, приблизительно такова же, как если подбросить вверх две монеты и ждать, что те упадут, попрыгают весело по полу, а потом обе встанут на ребро. Такая же, как если бы на рулетке десять раз подряд выпадало зеро. Такая же…

Впрочем, что случится, если на рулетке все же выпадет зеро десять раз подряд? Играющие обидятся и откажутся платить? Результат будет признан недействительным ввиду явного противоречия теории вероятности? Ничего подобного. Играющие посетуют, конечно, но отдадут долги, а тот из них, кто окончательно разорился да еще и проиграл полковую кассу, застрелится, несмотря на то что проигрыш его невероятен.

Все трагические события невероятны. Все они не должны были произойти. Чернобыльская станция не должна была взорваться. Подводная лодка «Курск» не должна была утонуть. Украинская ракета не должна была сбить сибирский самолет. Почтовый «Боинг» не должен был столкнуться с башкирским «Ту».

Однако же все это случилось. И всякий раз после трагической такой случайности неизменно вступала в силу всеобщая схема бесчестья под названием государственная (либо же межгосударственная) комиссия.

Приличный человек, если трагическое событие всего лишь могло произойти по его вине, должен в первую очередь обвинить себя и терзаться совестью до тех пор, пока невиновность его не будет доказана. Однако же нет.

С подводной лодкой «Курск» все заинтересованные лица вместо того, чтоб стреляться и отдавать вдовам генеральские дачи, начинают отнекиваться и переваливать вину на какие-то иностранные подлодки. Да стыдитесь же вы, господа офицеры. Вам стреляться в таких случаях надо, а не оправдываться. Теперь на фоне крушения башкирского самолета никто и не заметил, что расследование трагедии «Курска» закончено и дело закрыто. Так кто виноват все-таки? Кто признал себя виновным? Кто застрелился? Кто ушел в монахи молиться до конца жизни в скиту за невинноубиенных воинов? Никто! Предпочли бесчестье.

Украинские военные не смогли отрицать, что это именно их ракета сбила российский самолет. А потом что? Поклялись на куске сала никогда больше не запускать эту свою ржавую дрянь? Застрелились? Да хотя бы компенсацию заплатили, или предпочли оставаться обеспеченными подлецами? Предпочли подлецами.

В деле со столкновением самолетов тоже никто не стреляется. Виновные, может быть, и будут найдены, но наказания не понесет никто. Швейцарские диспетчеры предупредили поздно, но так, что все же можно было успеть отвернуть. Авиакомпания тоже отрицает свою вину. Почтовая компания – тем паче. И ведь никому из этих людей не будут сниться погибшие дети. И ведь подзабудут немножко и продолжат созидательный труд. Да мало ли подлецов-то на свете? Если всякий совершивший трагическую ошибку станет стреляться или уходить в монахи, то кто же тогда работать будет, господа? Ведь стреляться придется целыми министерствами, целыми городами, а иногда даже и целыми странами.

Универсальная схема бесчестья действует безотказно, как шоу-бизнес. Современный музыкант выпускает диск и понимает, что жить его музыка будет две недели, много месяц, а потом умрет. Но за этот месяц затраты окупятся, приложится какая-то прибыль и можно будет затевать во имя бесчестья планетарный тур и потом запираться в студии, чтобы создать новую позорную пластинку. Секрет в том, что позор становится очевидным только тогда, когда тираж уже распродан.

В случае с катастрофами официальные лица говорят: «Давайте вот так сразу никого не обвинять. Проведем расследование, представим выводы комиссии…». Комиссия работает долго. За это время неумолимый закон шоу-бизнеса превращает трагедию в архивный материал и проспавший диспетчер, безмозглый генерал, авиационный антиквар и верховный главнокомандующий армии случайных смертников превращаются из подлецов в архивариусов.

В Петербурге в Александро-Невской Лавре есть надгробие, изображающее спящего офицера. Этот самый офицер охранял императрицу Екатерину и случайно задремал на посту. Ничего не случилось. На государыню никто не напал за это время. Однако же, проснувшись и осознав свою оплошность, офицер умер от разрыва сердца, не снеся позора.