Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лицо кавказской национальности

15.11.2001, 17:41

В те времена, когда жив еще был генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, Салман Радуев уже был чеченцем. Все несправедливости, которые случились с чеченцами в двадцатом веке, к тому времени уже случились. Народ уже депортировали в Казахстан и вернули обратно. Грозный уже стал одним из лучших городов на Кавказе, потому что там был нефтяной институт и много веселой молодежи с обеспеченным будущим. В бедном и чопорном Советском Союзе Грозный был таким же неожиданно веселым городом, каким был и, например, Бейрут на бедном и чопорном Ближнем Востоке. До войны. Все это до войны.

Можно рассмотреть фотографии того времени. Слегка пожелтевшие. Мальчик с характерными чертами лица. Тогда еще не было придумано термина «лицо кавказской национальности», а Чечня была частью Чечено-Ингушетии.

Можно поговорить с соседями Салмана Радуева, с одноклассниками, с родственниками. Они хорошо помнят его лицо. В лице не было ничего выдающегося, никаких особых примет. Однако же лицо можно было запомнить, потому что можно запомнить лицо любого человека, с которым несколько раз встречался, даже если у этого лица нет особых примет.

Потом Брежнев умер. Умерло еще несколько старых людей в Москве, про которых принято было думать, будто они особенные. Советский Союз распался, хотя принято было думать, будто эта империя вечна в отличие от всех остальных. Чечня отделилась от Ингушетии и выбрала себе президента – бывшего летчика Дудаева.

Салман Радуев женился на его дочери. Мне неизвестно, была ли там любовь или отношения строились как-то иначе. Я только думаю, что жена Салмана Радуева легко узнавала мужа в лицо всякий раз, когда видела. Это вообще не было проблемой, потому что Салман Радуев имел лицо наравне со всеми остальными людьми, которые тоже имеют лица и не видят в этом факте ничего выдающегося.

Но потом вдруг что-то случилось. Салман Радуев стал терять лицо. Не в том смысле, что как-то опозорился, а в том смысле, что лицо его стало пропадать с передней части его головы, как будто кто-то стирал черты ластиком.

Когда это началось, теперь уже и не вспомнишь. Может быть, тогда, когда был убит Джохар Дудаев. Может быть еще раньше, когда Дудаев стал говорить, что Чечня хочет стать независимым государством. Может быть позже, когда Радуев стал захватывать мирные города и уходить, как волк-оборотень, от окружавших его со всех сторон солдат регулярной армии.

Доподлинно можно сказать только, что лицо Радуева стало исчезать. Сначала вместо лица появились огромные черные очки и черный берет, так что вряд ли кто-нибудь уже был способен отличить Радуева от любого другого человека в больших черных очках и в берете. Некоторое время, впрочем, лицо Радуева в очках и берете выглядело так, словно под очками и беретом все же есть лицо.

Потом даже и этого не стало. Одни говорили, что Радуев тяжело ранен в голову, и лицо его собрано по кускам и оттого обезображено. Другие говорили, будто обезображено оно специальными пластическими операциями. Но никто не хотел, почему-то признать очевидного – что лица просто нет. Лица просто не было.

Радуев совершал поступки, которые непонятно как может совершать человек, имеющий глаза, рот, нос, печаль или радость во взгляде, румянец или бледность. Он воевал и с ним быстро и наглядно происходило то, что так или иначе обязательно происходит с любым воюющим человеком. Он терял человеческий облик.

Надо сказать, что он неоднократно и успешно пользовался тем обстоятельством, что не являлся больше человеком. Человек бы не смог уйти из сплошного окружения, Радуев же ушел, поскольку у солдат регулярной армии в автоматных рожках не было серебряных пуль.

Потом Радуев был объявлен преступником. Потом его поймали. Когда его поймали, никто не мог его узнать. Власти вынуждены были даже созвать специальную комиссию и назначить специальную экспертизу, чтобы по косвенным признакам установить, что пойманное ими существо – Радуев.

Я, наверное, никогда не узнаю, какие именно признаки мальчика с пожелтевшей фотографии совпадали с признаками пойманного существа без черт лица, но какие-то признаки ведь были же, наверное, кроме желания властей сообщить, что они поймали Радуева.

Так или иначе, это существо без лица признали Салманом Радуевым и посадили в тюрьму. Началось следствие, потом Радуева перевезли в Махачкалу и сегодня начали судить.

Странным образом за то время, пока Радуев сидел в тюрьме, лицо у него снова стало появляться. Теперь уже многие, увидев Радуева по телевизору или на фотографии, могут узнать его. А следователи так и вовсе узнают каждый день на допросах безо всяких затруднений.

Я думаю, что к моменту вынесения приговора лицо совсем вернется к Радуеву, и он будет наказан как человек. Я не буду радоваться наказанию. Я вообще никогда не радуюсь наказаниям, хотя и понимаю, что наказывать преступников необходимо.

Мне просто думается, что человек может совершить преступление и может за преступление быть наказанным. Другое дело, что вести войну человек не может. Вернее, существо, ведущее войну, не является больше человеком. Посмотрите, как меняются лица воюющих. Не так быстро, как у Радуева, может быть потому, что простые солдаты больше, чем Радуев, тоскуют по дому. Но все равно меняются. Будто кто-то стирает черты ластиком.