Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Летние развлечения

02.08.2001, 18:14

Каждый раз, когда наступает зима, я клянусь себе не писать про зиму. Про всякие там масленичные гуляния и взятие снежного города. Летом всякий раз честно стараюсь не писать про лето. И всегда не получается. Это же счастье какое-то. Тепло, море в некоторых местах. Девушки в прозрачных одеждах. Специфические всякие развлечения типа «Мисс мокрая майка» в курортном местечке Кей-Уэст. Да что там Кей-Уэст. Даже просто в Сочи и то счастье. Президент прилетел. Вошел в отель под аплодисменты отдыхающей публики. Напугал в очередной раз до полусмерти случайно очутившуюся в толпе маленькую девочку. Вошел эдак в холл и прямиком к девочке. И за руку здороваться, так, словно она президент Буш. Я бы на месте девочки тоже испугался. Точно, подумал бы – маньяк.

Одним словом – счастье. Вот пьяный пасечник Федоров с ружьем через плечо идет к теще. Кругом, знаете ли, шмели гудят, раннее утро, роса, разнотравье. И пьяный пасечник Федоров с ружьем через плечо к тещиному дому подходит, окна бьет, влезает внутрь и убивает старушку двумя выстрелами, что твой Родион Раскольников. А потом еще ранит свояка, убивает свояченицу с приятелем. А потом еще сам вешается. В общем, лето. Раздолье какое-то.

В Генуе опять же бушуют на улицах веселые антиглобалисты. А перепуганные россияне спрашивают меня, как очевидца, не может ли быть, чтобы и у нас антиглобалисты так бушевали. И я, как очевидец, отвечаю – не может быть. У нас лето другое. Вот чтобы пионервожатый весь свой отряд изнасиловал – это пожалуйста.

Или еще, например, холера в Казани. Лет семь назад я был в Калабрии, на юге Италии, когда там была эпидемия холеры. Эпидемия заключалась в том, что три человека заболели холерой, их сразу положили в больницу и они там сразу выздоровели. А потом еще месяц после этого ни один калабриец не покупал у рыбаков на рынке свежевыловленную из моря рыбу. Рыбаки очень расстраивались. Демонстративно перед телекамерами ели свою рыбу прямо сырой, потому что так в Калабрии принято и демонстративно потом никакой холерой не заболевали. А эпидемия была объявлена. И главный санитарный врач в Италии каждый день выступал по телевизору. И вся Италия не купалась. И воду пила не просто из пластиковых бутылок, но обязательно из пластиковых бутылок кипяченую.

Куда там! У нас сразу полтораста человек купаются в холерной луже, а главный санитарный врач эпидемию не объявляет. Говорит, эпидемиологический порог не пройден. То есть это сколько же человек заболеть должно, чтобы он был пройден? Тысяча? Миллион? Целый город должен животом мучиться с угрозой для жизни?

Лето, я же говорю, лето. Про холеру в ингушских лагерях беженцев никто и не вспоминает. К ней там вроде как привыкли. И к тифу привыкли, и к тому, что дети рождаются без родовспоможения.

На самом деле, когда лето начинается, целый народ на одной шестой части суши вздыхает с облегчением: «Ну, слава богу, лето, теперь не помрем!»

Зимой в России очень одиноко и страшно. Свет отключат - и все! А летом в России весело. Летние развлечения, они, правда, в России больше похожи на развлечения развивающихся стран, но зато ведь летом и тепло, как в развивающихся странах. А зимой еще и холодно. Так что, слава богу, что лето.

В выходные еще будет большой рок-фестиваль в Раменском. Семьдесят тысяч народа. Десять тысяч ментов. Кому-нибудь дубинкой засадят по голове. Кто-нибудь с платформы свалится, ногу сломает.

Жалко только, что лето у нас короткое и северное. Оглянуться не успеешь, закончится. Вместе с летом закончится и холера в Казани, и девушки в прозрачных одеждах. Останется только Сергей Шойгу в красной пуховке и взятие Сергеем Шойгу какого-нибудь снежного города. Хабаровска, Владивостока, или кто там у нас этой зимой без света останется?