Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Объединение вменяемых людей

26.12.2011, 11:00

Сейчас должны объединяться те, кто готов не просто выходить на улицы, но активно бороться за власть

Наступила пауза между крупными оппозиционными митингами, а значит, можно поговорить о происходящем спокойно и трезво. В предыдущие недели это было трудно, учитывая предмитинговую эйфорию. Но сейчас в словах многих побывавших 10 декабря на Болотной и 24-го на Сахарова сквозит некоторое разочарование происходящим.

Люди не понимают, куда двигаться дальше после двух беспрецедентно успешных оппозиционных митингов. У многих возникает чувство растерянности, отсутствия продолжения, риска потери результатов с таким трудом разбуженного протеста.

Переживать есть отчего. Во-первых, власть очень тонко чувствует ситуацию и начала активные политические маневры. Со стороны может показаться, что она дрогнула и готова на масштабные уступки. Но иллюзий быть не должно: цель разрабатываемых в Кремле инициатив по изменению системы регистрации партий, выборов и т. п. – создать партии власти возможность для маневра и ослабить оппозицию. Например, введение одномандатных округов по выборам в Госдуму (да еще если там разрешат выдвигаться только представителям партий) явно выгодно «Единой России», которая успешно сохраняет контроль над региональными парламентами, сбрасывая шкуру старого имиджа и мимикрируя под «независимых». Или снижение минимальной численности партий до 500 человек – такое требование, без возврата возможности формировать избирательные блоки, создаст в оппозиции хаос и толкотню.

Это не капитуляция — это расчетливое и хитро замаскированное контрнаступление.

Я уже не говорю про появление в рядах оппозиционеров персонажей типа Кудрина или Ксении Собчак: отлично, что люди системы переходят на сторону народа, но давайте не забывать, что эти конкретные товарищи на 100% лояльны Путину и никогда против него лично не пойдут.

Вся эта совокупность обстоятельств создает власти уникальную возможность для маневра, а зацикленность организаторов протестов на требованиях вроде отставки Чурова или перевыборов Госдумы вообще идеальна: можно развести ситуацию по схеме «мы вам Думу, а вы смиритесь с Путиным-президентом». В отличие от многих оппозиционеров, власть прекрасно понимает, что главное сегодня – президентские выборы.

Во-вторых, «проснувшееся гражданское общество» ожидаемо переполнено людьми, абсолютно не искушенными в политике. Сказать «достали!» они могут, а вот отличить, хорошее ли дело – возврат одномандатных округов по той схеме, как планирует Медведев, или плохое, – нет. Это касается и многих тысяч обычных граждан, впервые вышедших на протестные митинги, писателей и музыкантов, выступавших со сцены на Сахарова и Болотной и заседавших в оргкомитетах.

Медведевский пакет псевдолиберализационных мер адресован именно этим людям: они легко могут принять хитрое политическое шулерство властей за реальные уступки и успокоиться.

В-третьих, направить протестную энергию граждан в правильное русло должны и обязаны оппозиционные политики. Но тут ситуация носит наиболее катастрофический характер. В российской оппозиции четко заметен синдром «украинизации», когда несколько давно известных оппозиционных персонажей полностью закупоривают политическое поле, резко осложняя смену поколений лидеров оппозиции и тем самым облегчая власти задачу самосохранения.

Уровень недоверия к раскрученным оппозиционным фамилиям, как выяснилось при подготовке митинга на проспекте Сахарова, зашкаливает. При интернет-голосовании по списку выступавших старые вожди вчистую проиграли голосование артистам, писателям и журналистам. Им бы сделать выводы и построить схему отбора выступающих по-другому – дать трибуну молодому поколению политиков, и тогда выяснится, что оно существует и весьма сильно. Но через интернет-голосование этого достичь невозможно: граждане голосуют попросту за известные им фамилии и вряд ли будут голосовать за, скажем, Андрея Шальнева из Либертарианской партии или Михаила Вельмакина из «Смены», хотя те выступают, по моему убеждению, куда интереснее Касьянова или Каспарова.

Это очень печально, когда второй раз подряд собравшийся митинг обнажает пропасть между тысячами протестующих граждан и теми, кто пытается ими руководить и направлять их. Но эти люди уступать молодому поколению явно не собираются, всеми правдами и неправдами цепляясь за воображаемый оппозиционный трон, как их украинские коллеги.

Умело используя при этом тактику «челночной дипломатии»: скептически настроенным активистам мы скажем, что только у нас есть деньги и известность и поэтому любить нас придется, а скептически настроенным спонсорам и СМИ – что за нами тысячи преданных сторонников, поэтому придется давать нам денег и освещать нашу деятельность.

Провал этих «российских Ющенко» очевиден по всем статьям: авторитета среди митингующих нет, правильной повестки дня предложить не могут и т. п. Есть только одно исключение в виде политика, уже обладающего популярностью и в то же время представляющего новое поколение – Алексей Навальный. Но и здесь есть проблемы. Во-первых, налицо признаки выхода культа личности Навального за разумные пределы – не удивлюсь, если скоро на улицах Москвы появятся бабушки из деревенской глубинки, спрашивающие, как найти Навального, чтобы он «исцелил их хвори». Если Навальный срочно не научится исцелять хвори бабушек, ходить по воде и т. п., перегрев имиджа чреват кризисом ожиданий – мы такое наблюдали на примере многих политиков. Во-вторых, как стало ясно по заседаниям разнообразных «оргкомитетов» митинга 24 декабря, Навальный вынужден один биться с традиционными игроками политического поля и маневрировать между разными группировками. Это неустойчивая позиция. Старые политические лисы, в душе ненавидящие молодого и более перспективного конкурента, будут сейчас всячески стремиться его утопить (я это недавно проходил на своей шкуре, да и Навальный тоже в курсе, как это происходит).

Комбинация получается не очень хорошая – хитрая и расчетливая власть, готовая играть на поле «уступок», неподготовленное к тонкостям политических баталий гражданское общество и самозваные оппозиционные вожаки, ведущие дело явно не в ту сторону.

Путину ведь что нужно? Всеми правдами и неправдами усесться в президентское кресло. Точка. Если будет второй тур, туда выйдет Зюганов — за него никто не захочет голосовать, и Путин одержит победу, которая в глазах общества будет относительно честной. А публике бросят погрызть разнообразные кости в виде псевдоуступок – это может способствовать спаду протестных настроений и воцарению «консенсуса 90-х»: оппозиция «шумит» в Думе, президент делает что хочет. Выгодная для Путина схема избежать ухода? Да.

Я думаю, что сейчас для всех, кому несколько не нравилось происходящее в последнее время, настала пора собираться и громко заявлять свое видение пути дальнейших действий. Мы не можем больше полагаться на старых оппозиционных вождей, с низким авторитетом и топографическими способностями на уровне Ивана Сусанина. Ситуация не такова, чтобы мы могли позволить себе, как стадо «хомячков», «пингвинов» и «насекомых», повиноваться новым призывам тех, кто еще позавчера призывал нас к бойкоту выборов и обещал до 40% испорченных бюллетеней, а сейчас ведет себя так, как будто ничего не произошло. Они всегда выскользнут: у них известность, у них введенные в глубокое заблуждение спонсоры и сторонники, у них все хорошо. А вот мы позволить им растерять энергетику протестного движения просто не имеем права.

Сейчас должны объединяться все те, кто готов не просто выходить на улицы, но активно бороться за власть, в том числе на будущих выборах.

Кто готов вместо общих лозунгов про отставку Чурова и «либерте, эгалите, фратерните» формулировать четкие требования по нормальной, а не манипулятивной либерализации политической деятельности. Кто всерьез, а не на словах выступает за обновление российской политики. Время объединяться, чтобы усилить протестное движение внятными требованиями и внятными политическими фигурами.

Думаю, в ближайшее время такое объединение вменяемых людей на политическом горизонте появится и свое видение дальнейших действий «разгневанным горожанам» предложит. Будем активно работать над этим.