Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Игра в пятнашки, или Круговорот номенклатуры в природе

09.10.2007, 09:53

Из отставленных и полуотставленных людей можно сформировать не одно правительство, обширнейшую администрацию, несколько двухпалатных парламентов, несколько сотен ведомств

Никто не забыт, никто не обижен. Это принцип кадровой политики Путина В. В., которого считают кровожадным и беспощадным. Единодушие и единообразие нынешней элиты такое, что каждому отставнику перепадает кусочек государственного управления. Может, у нас именно по этой причине государство стало таким большим и во все вмешивающимся – чтобы всех трудоустроить, нужно создать несметное число госорганов, госкорпораций, госкомпаний, ФГУПов и проч.

Сдвинули Казьмина со «Сбера». Все кричат – зачем? А затем, что нужны отступные Грефу за много лет беспорочной службы. Нужны отступные Казьмину – ему отдадим «Почту России» — тоже не фигня какая, между прочим, а целая империя, нуждающаяся в чутком руководстве. Нужно трудоустроить Фрадкова – ставим его вместо Лебедева. Лебедев смещает Рушайло, Рапота из ЕвразЭС отправляется на свободное место в ЮФО. Остается только на освободившееся место назначить Рушайло.

Очень напоминает игру в пятнашки. Развивает мелкую моторику и логическое мышление…

И не надо сравнивать наше вегетарианское время со сталинским и постсталинским. Раньше бы какого-нибудь ответственного работника взяли бы, да и назначили, к примеру, директором электростанции или начальником политуправления Военно-морского ведомства. А в худшем случае объявили бы виновным в заговоре и, лишив всех наград и привилегий, посадили бы или отправили на пенсию.

Впрочем, сейчас и провиниться-то толком невозможно: достаточно поддерживать генеральную линию, проявлять крайнюю степень конформизма и рвение – тогда и не будет вообще никаких проблем. А все проблемы возникают только в том случае, когда кланы сражаются друг с другом не на жизнь, а смерть. Или когда в распечатке прослушки один высокий чин скажет другому что-то неодобрительное о первом лице. В первой ситуации оказываются под следствием. Во втором случае получают должность в заштатном министерстве. Но ведь в министерстве же, а не на Колыме.

Как, к примеру, поступили с Фрадковым М. Е. Сначала ходили слухи, что он возглавит Совет безопасности. Но, вероятно, это не вписывалось в конфигурацию, позволявшую правильно расположить фигуры на доске для пятнашек. С Росатомом тоже сложности возникли, возможно, личного характера – все-таки уж очень взрывоопасная во всех смыслах отрасль. А вот лесное ведомство подошло – его и так хотели присоединить к ФСБ. Оно более безобидное и, что уж там греха таить, бессмысленное. Агенты 007 – это не атомные станции: провал не ведет к катастрофическим последствиям для страны.

И как когда-то Михал Ефимыч руководил Минвнешторгом и налоговой полицией до их ликвидации, как однажды он грел кресло для преемника в правительстве, которое уже не было касьяновским, но еще не стало «преемническим», так и сейчас он доведет СВР до состояния «слияний и поглощений».

Функция, если говорить серьезно, уникальная в номенклатуре. И Фрадков доказал свою способность руководить такими переходными структурами без скандалов, шума и пыли. За что его и ценят.

Вот и ходят лучшие, талантливейшие представители путинской элиты по кругу, уступая друг другу насиженные места. И кадровая стабильность получается посильнее брежневской. Круговорот номенклатуры в природе. Закон сохранения номенклатуры.

Возможно, у перового лица логика такая: золотые парашюты для членов команды, переданные из его рук, – залог вечной лояльности. Так надежнее и спокойнее. Потому, кстати, и юбилей празднуется в тесном кругу силовиков, включая руководителей родов войск.

Перед переходом к третьему сроку в формально новой должности, причем еще до конца не определенной, хорошо бы заручиться поддержкой человека с ружьем и человека с жучком. Лояльность армии и спецслужб всегда много значило для руководителей СССР и России. Хотя секретарей обкомов тоже нельзя сбрасывать со счетов…

У России союзники – армия и флот. У руководителя России – армия, флот и ФСБ.

Кадровый резерв уходящего президента уникально огромен.

Из сохраненных в номенклатуре отставленных и полуотставленных людей можно сформировать не одно правительство, обширнейшую администрацию, несколько двухпалатных парламентов, несколько сотен ведомств – федеральных и региональных.

Никогда еще в России не было такого числа чиновников. Хотя бывали времена, когда номенклатура значила и весила столько же, сколько и сегодня. И потому невозможно выполнить завет президента по отсоединению власти от денег. Ведь где деньги – там и власть, где власть – там и деньги. Легких, невесомых, дешевых, инфляционных нефтяных денег все больше – и власти все больше. И чиновников все больше. На каждый круг в этом круговороте элит наматываются еще десятки и десятки служащих и слуг народа. А чтобы держать эту массу в подчинении, чтобы она сохраняла лояльность и не устраивала заговоров – каждому надо отдать кусок власти и/или собственности.

Пирог делится и делится. Кусков пирога становится все меньше и меньше. В этом принципиальный изъян системы, который таит в себе колоссальные риски. Риски экономических провалов, политических заговоров и переворотов. Словом, нестабильности.

Места на доске для игры в пятнашки скоро кончатся. Государственный колосс может рухнуть под собственной тяжестью. Под неподъемным весом жадной и неэффективной номенклатуры.