Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Революция поз

24.08.2004, 12:52
Андрей Колесников

Россия превращает Украину и Белоруссию в щит, который защитит ее от цивилизационной экспансии Запада.

Политические процессы на Украине и в Белоруссии при всей их внешней несхожести имеют в своей основе «грузинскую» подоплеку: действующие политические режимы просто надоели до зубной боли. Здесь уже нет глубоких идеологических, мировоззренческих, политических мотивов. Стилистические разногласия братских народов с осколками советской власти, перерастающей в государственный капитализм или социализм, стали слишком очевидными. И никакие «блоки» в федеральных СМИ, никакие элитно-аппаратные договоренности не способны изменить это общее настроение.

Юлия Тимошенко, глава блока имени себя, который не так давно воссоединился с движением Виктора Ющенко «Наша Украина», заявила буквально следующее: «Если, несмотря на закон и право, на выбор людей и на все наши усилия… победителем на выборах будет объявлен представитель власти, мы… возглавим настоящее восстание... Нами накоплен немалый опыт по части того, как поднимать людей на акции неповиновения, и этот опыт дает нам право надеяться, что в этот раз народ не проиграет». На следующий день, не называя источника раздражения и беспокойства, на это заявление в едином порыве откликнулись силовые органы республики: «Следует со всей откровенностью и прямотой заявить, что все эти действия, призывы и угрозы опасны для общества, нашего внутреннего мира и влекут за собой наказание согласно законам Украины».

Призрак бродит по Восточной Европе. Призрак «революции роз». «Восстание» — это красиво.

Это, быть может, и политическая поза, но во всей ее пластике невооруженным глазом видно эстетическое отвращение, которое провоцирует стилистика советизированного одергивания и посткоммунистического «распила» сфер влияния, денег, власти.

Когда говорят музы восстания, пушки молчат. Зато говорят представители гэбэ, прокуратуры и милиции.

Россия отвечает на события в Киеве и Минске нелиберальным империализмом. Лукашенко встретился с Путиным сразу после того, как сенатор Маккейн со всем прямолинейным цинизмом «мировой закулисы» заявил о создании Акта о демократии в Белоруссии. Президенты обсудили почему-то ситуацию на Кавказе — других проблем у «батьки» нету, что ли? Сенатор действовал строго в духе империализма либерального. Если бы Россия была либеральной империей, она давно бы решила туркменский вопрос, не шарахалась, как от чумы, от Виктора Ющенко (то есть заняла бы как минимум нейтральную позицию по отношению к выборам на Украине), не играла в тонкую геополитическую игру с Лукашенко, подыскивая ему на замену какого-нибудь генерала КГБ понадежнее.

Мир изменился, геополитика поменялась, нет больше Советского Союза и славянского братства, зато есть межнациональные братки.

А Россия по-прежнему отстраивает отношения с соседями по старому, советскому лекалу, в духе идей наркома по делам национальностей. Грузия, раздувающаяся до размеров всей гипертрофированной, как занавес с чайкой во МХАТе, «мировой закулисы», беспокоит. А кто виноват, что за все эти годы не был сформулирован даже намек на внятную политику России по отношению к странам Южного Кавказа (экс-Закавказья)? Что вся эта политика в итоге свелась к мелочному мстительному шагу — введению бессмысленного визового режима, умножающего такую же мелкую и противную бюрократию по обе стороны Кавказского хребта?

Сенатор Маккейн, конечно же, тоже встал в позу — кого напугает Акт о демократии? Но мы ведем речь о тенденциях. И «революция поз» рано или поздно может повторить «революцию роз» — без всякой там демократии, а под лозунгом «Надоело!».

Когда в Тбилиси по горячим следам местные политологи осмысливали причины и следствия собственной революции, никто не говорил о том, что в стране, например, нет демократии. При Шеварднадзе была свобода печати, какая всем трем братским славянским народам и не снилась. Но терпение — эстетическое, стилистическое, историческое, наконец, — лопнуло. Как справедливо заметил Лукашенко по схожему поводу, но о другой нации: «Белорусский народ будет жить плохо, но недолго».

Толерантности, терпимости не хватает политикам, уставшим от созерцания элементов советского на постсоветском пространстве. Но для терпимости есть специальные дома. То же самое касается и терпимости политической.

Кто терпим, тот готов участвовать в утомительных «распилах» на закрытых территориях гостевых домов, меняя эстетику чистого социализма на сомнительные красоты договорного госкапитализма.

Те, кто боится осложнения ситуации на украинском и белорусском направлении, путают «определенность» и «стабильность» с унылой стагнацией, стагфляцией и прочим застоем. Пытаясь контролировать ситуацию в сопредельных государствах и управлять ею, Россия воленс-ноленс превращает Украину и Белоруссию в живой географический щит, который должен защитить нашу страну от Запада, его цивилизационной и институциональной экспансии. И в самом деле, такая политика надоела. Сколько можно еще оставаться «больным человеком Европы» и заражать дурной геополитической болезнью своих соседей?

Нет уже никакой империи — ни советской, ни либеральной. На строительство первой не хватит работников невидимого фронта, на возведение фундамента второй недостает либерализма в собственной политике — внутренней, внешней, экономической. Значит, хорошо бы оставить в покое соседей с их позами и розами. И заняться своими собственными шипами.