Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Отдых на лоне природной ренты

27.01.2004, 10:26
Андрей Колесников

На президентских выборах одержать победу в личном зачете может только певец ренты Сергей Глазьев.

Заботы сторонников президента по дальнейшей «респектабилизации» выборов получили подкрепление с совершенно неожиданной стороны. Уже которую неделю вторым в рейтинге потенциальных президентов уверенно идет Сергей Глазьев. В том, что он по итогам выборов получит «серебро», уверены 20% респондентов «народного прогноза» от ФОМа. Больше того, социология показывает, что в гипотетической ситуации отсутствия Путина Глазьев выигрывает выборы.

Самое интересное, что так получилось не то чтобы случайно, однако явно в результате удачного стечения обстоятельств, к числу которых относится замена Жириновского на Малышкина и Зюганова на Харитонова. Лидер ЛДПР мог бы стать вторым на выборах, но послал в бой свою челядь, а отказ от участия в гонке Геннадия Андреевича превращает Глазьева в объединенного коммунистического и национал-патриотического кандидата. «Депутат природной ренты» стал представителем большинства левых и националистически настроенных избирателей и своего рода alter ego самого Путина, его левой, чуть более радикальной и отмороженной ипостасью.

Конечно, возможны некоторые изменения в диспозиции, но едва ли на президентских выборах будут иметь место серьезные эксцессы типа того же внезапного спурта «Родины» в последние три недели перед 7 декабря.

В этой конструкции что-то около 1–1,5% получают ближайшие преследователи Путина и Глазьева — Харитонов и Хакамада. Это подтверждается исследованиями и ФОМа, и ВЦИОМ-А. И при том, что Ирина Муцуовна соревнуется только с Путиным, Глазьев в принципе не конкурирует с верховным главнокомандующим. Он идет как бы с «позитивной» программой, безотносительно к Владимиру Владимировичу. Программа простая, мало чем отличающаяся от думской, — взять и поделить.

Брэнд «Глазьев» — это необычайно удобная электоральная конструкция, потому что он одновременно является и оппозиционным, и неоппозиционным, системным.

Сергей Юрьевич Глазьев как физлицо и политик — самая что ни на есть органичная часть сегодняшнего путинского истеблишмента. А электоральный брэнд «Глазьев» — это и альтернатива даже путинскому курсу, мессия (точнее, лжемессия), который знает, как волшебным образом, немедленно и без необходимости трудиться накормить народ семью хлебами.

Бывший член команды Гайдара, перековавшийся на почве химерических экономических теорий и разрастания личных амбиций, позиционируется как волшебник и почти библейский персонаж. Несмотря на то что Глазьев извлечен из передержанных политических консервов, упакованных в 1993 году, он не выглядит политиком второй свежести. Точнее, так: вторая свежесть 1990-х — это первая свежесть начала XXI века.

Произошла успешная перезагрузка «консервов» по всем фронтам — от уже расставшихся с карьерными планами гэбэшников до идеолога и пропагандиста отдыха на лоне природы и ее ренты.

Тем не менее в отсутствие политиков уровня Жириновского и Зюганова Сергей Глазьев и Ирина Хакамада превращают выборы и в самом деле в нечто относительно респектабельное. Есть вроде бы левонационалистический кандидат — Сергей Юрьевич. Есть и праволиберальный претендент — Ирина Муцуовна. Они представляют две части политического спектра России. А тут выходит весь в белом Владимир Владимирович и, снисходительно потрепав по плечу сначала одного конкурента, а потом другого, являет народу образец гармоничного соединения правого и левого, модернизационного и социального, вестернизированного и домотканого.

Очевидное достоинство ситуации — она с самого начала прозрачна. И вся интрига состоит в том, каким будет соотношение набранных процентов у левонационалистического политика и праволиберального. (С учетом, разумеется, того обстоятельства, что часть праволиберального демократического электората проголосует против всех или бойкотирует выборы, а правые консерваторы отдадут свои голоса не Хакамаде, а Путину.) С этой точки зрения, Глазьев просто по первичным политическим признакам еще и оппонент Хакамады, хотя она видит перед собой только одну достойную мишень — ВВП. Однако с учетом идеологической доктрины лидера «Родины», явно или неявно, электоральная борьба будет вестись еще и с ним. В том случае, если бывшего сопредседателя СПС снимут с дистанции, кампания обессмыслится для всех, кроме самого Глазьева, который получит и пиар, и фактический соцопрос в виде голосования, и важный для политика опыт, и финансирование.

Да и звание человека, получившего второе место на президентских выборах в России, дорогого стоит — это позитивное «клеймо» на весь следующий политический цикл. Это уже новое качество политического брэнда, это уже иная инвестиционная привлекательность — с точки зрения и политических, и чисто финансовых инвестиций. Возможно, для Глазьева успешное участие в выборах станет серьезной заявкой на то, чтобы возглавить или компартию, или все «народно-патриотическое» движение в России, или (чем черт не шутит — а шутит он практически всем!) исполнительную власть.

И тогда история восхождения Глазьева станет очень поучительным примером того, как правильно выбранные современные технологии и удачно складывающиеся внешние обстоятельства позволяют успешно регенерировать протухший продукт.