Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Песнь о рабочем Шандыбине

21.04.2000, 15:36

Василий Иванович Шандыбин – воплощенная чеховская химера. В нем все прекрасно – и лицо, и душа, и одежда, и мысли. Плюс имя-отчество, вызывающие в памяти образ любимого народного героя, плюс фамилия, отдающаяся в мозгу звуком падающей рельсовой балки.
       Все в нем органично и незаемно, в каждом слове, в каждом жесте Василия Ивановича дышат почва и судьба. Он самый что ни на есть настоящий Народный Депутат. Даже самым ярым  идейным противникам, а к таким я отношу и себя, не придет в голову заподозрить его в закулисных махинациях и межфракционном сговоре. Легче представить себе Василия Ивановича читающим Кастанеду, чем берущим мзду.
       В отличие от своего идейного наставника Владимира Ильича, который был маленький, лысый и злой, Василий Иванович большой, лысый  и добрый. Одна моя приятельница обошла все кабинеты, хлопоча на предмет помощи детям-инвалидам. Мурыжили ее с полгода, пока кто-то не посоветовал ей обратиться к Шандыбину. Вопрос был решен в пять минут.
       Бурному общественному темпераменту Василия Ивановича порой вредит не менее бурный личный. Где-то в конце марта он обратился с простыми, идущими от сердца словами к вице-спикеру Слиске. Обратись с чем-то подобным его легендарный тезка к боевой подруге Анке, никто бы и ухом не повел. А тут чуть ли не парламентский кризис. Василия Ивановича на месяц лишили слова. Как того попугая в зоопарке. Три с лишним недели рабочий немотствовал.  Если учесть, что за последнее время сильно сдал и Владимир Вольфович, понятно, что избранники заскучали. Было решено дать провинившемуся возможность публично извиниться.
       Василий Иванович нахохлился, как тот, опять же, попугай, и твердо отрубил, что ни перед родиной, ни перед своими избирателями виновным себя не считает. Эмбарго с Шандыбина решили не снимать. Более того, уязвленная Слиска обвинила инициатора хеппенинга, агрария Харитонова, в попытке сорвать день рождения Гитлера, о чем тот, уверен, помышлял в последнюю очередь.
       Василий Иванович – уникальное природное явление. Когда-нибудь народ сложит о нем песни. Но это когда еще будет. А пока предлагаю свой вариант:
       Среди политических глыбин,
       Суровый и грозный на вид,
       Василий Иваныч Шандыбин,
       Как дуб одинокий стоит.
       
       В борьбе за рабочее дело
       С него облетела листва,
       Культура его не задела,
       Ну, разве, коснулась едва.
       
       Совковая наша лопата,
       С лицом, неподвластным уму,
       Он совесть и честь депутата
       Вовек не продаст никому.
       
       На страже высокой морали,
       Над пропастью стоя во ржи,
       Следит он, чтоб люди не крали,
       Чтоб жили они не по лжи.
       
       Привык он врагам без утайки
       Всю правду в лицо говорить,
       Ему бы вытачивать гайки,
       Но надо законы творить.
       
       Не склонный к коварным интригам
       В отличье от тертых коллег,
       Он жизнь изучал не по книгам,
       Рабочий простой человек.
       
       Готов я на мелкие части
       Позволить себя разрубить
       В награду за трудное счастье
       Его современником быть.