Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Black&Green

10.03.2000, 16:37

10 марта 1862 года в Североамериканских Соединенных Штатах была выпущена первая долларовая банкнота. Как она выглядела, сказать не могу, но, насколько знаю, не сильно отличалась от нынешних. Так началась пресловутая глобальная долларизация, чьи зеленые плоды мир пожинает поныне.
       Первый в жизни доллар я взял в руки в довольно зрелом возрасте. Было мне о ту пору хорошо за тридцать. До этого я много раз видел легендарные купюры по телевизору в художественных фильмах про западную жизнь, но там они, понятно, были ненастоящие. Настоящие, правда, по телевизору тоже показывали, но уже в документальных фильмах про фарцовщиков а также  определенной категории советских граждан типа академика Сахарова или писателя Аксенова, завербованных, как известно, агентами западных спецслужб. На карикатурах народного художника СССР Бориса Ефимова доллары встречались постоянно, но мало походили на прототип, как, впрочем, и персонажи, держащие их в скрюченных от жадности пальцах. На фотоплакатах другого мастера политической сатиры Александра Житомирского они, напротив, выглядели вполне реалистично, но остальные элементы композиции искусно придавали им  настолько зловещий смысл, что сразу становилось понятно — ни на что, кроме разжигания новой войны, эти деньги, при всем желании, потратить невозможно.
       Поэтому когда где-то в начале восьмидесятых моя ленинградская подружка Оля Блек (Блек это ее настоящая фамилия, что в данном контексте опять же выглядит символично) подарила мне долларовую купюру, я испытал нешуточное потрясение. Оля, работавшая в «Интуристе», где зловещая валюта имела широкое, хотя и неформальное хождение, с трудом откачав меня, объяснила, что бумажку следует расценивать исключительно как сувенир и об «особо крупных размерах», немедленно нарисовавшихся в моем воспаленном мозгу, речь, разумеется, идти не может.
       В конце тех же бурных восьмидесятых мне выпала поездка в Белград на какие-то перестроечные посиделки. Свободной продажей валюты в то время еще не пахло, но кое-какие послабления угадывались. Была — не была, решил я и в последний момент заховал заветный грин за подкладку. Не буду описывать кошмарных переживаний, связанных с пересечением государственной границы. Уже на месте, в гостинице я признался в страшной тайне прогрессивному литератору Виктору Ерофееву, уж он-то, подумал, не выдаст. Мученик «Метрополя», с трудом уяснив причину моих волнений, предложил мне элементарную валютную операцию, в результате которой доллар оказался в его портмоне, а в моем, соответственно, толстенная пачка обесцененных до неприличия динаров.
       Много лет минуло с той далекой поры. Русский язык обогатился словом «бакс», переведя чуждое множественное число в родное единственное. А зеленые банкноты прочно вошли в быт бывших советских людей. Потерявшие совесть олигархи набивают ими под завязку свои коробки из-под ксероксов, благостные старушки — железная когорта зюгановского электората — хранят валюту главного погубителя под ватными матрасами, откладывая внукам на подарок к свадьбе. Сами же внуки сегодня впитывают некогда запретное понятие вместе с таблицей умножения, которая в соответствии с требованиями времени должна, как мне представляется,  выглядеть так: 1х1=1$; 2x2=4$ и т. д.