Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Их последний диктатор

15.03.2006, 19:45

Что же это Москва так надрывается по поводу смерти Милошевича и его погребения? Прямо горе какое-то обрушилось на российский истеблишмент, как будто собственного президента потеряли, а не бывшего сербского. Да сербы так не воют в голос, как некоторые наши политики. Кстати, сербы и впрямь не сильно плачут. Они-то знают покойного как облупленного. И искреннее им спасибо, что они своего отморозка согласились хоронить на собственной территории. А то наши-то, утирая слезу, готовы были от имени, видимо, всего российского народа, предоставить ему последнее убежище в случае, если родная его Сербия побрезгует. А я вот, например, совершенно не хотела бы, чтобы еще один тиран тут у нас покоился. Своих достаточно. А уж жертв этих кровавых властителей вообще не счесть. Обойдемся как-нибудь без сербского диктатора.

Чем же он так дорог Москве? Неужели только тем, что серб – брат по вере, свой. Ну, как Лукашенко. Сомнительный приятель для члена «большой восьмерки», но свой. И когда его там, в Белоруссии, рано или поздно тем или иным путем освободят от занимаемой должности, мы, конечно, ему тоже дачку подберем где-нибудь на Рублево-Успенском шоссе. Как семье Милошевича. Домик мне показывали, чуть дальше поворота на Ильинское шоссе, там такой дачный поселок и в нем отпрыск Милошевича, да и мамаша, наверное, там же. Трогательная забота о сильно испорченном мальчике. Мама вообще больше всего напоминает рыночную хабалку, которая поймала золотую рыбку и потребовала стать президентшей. Поезжайте, сограждане, в Белград. Также можете посетить другие территории бывшей Югославии. Услышите много интересного про папу, маму и сына. Есть еще дочь, кажется, о которой я почти ничего не знаю.

На Милошевиче столько грехов, смертей и подлости, что он, надеюсь, уже горит в аду. Мне дико жалко, что не было суда. Он должен был вот-вот начаться. 66 эпизодов обвинения — геноцид, преступления против человечности и военные преступления. Я очень хотела бы, чтобы читали вслух, чтобы перечисляли, чтобы возникали детали жизнедеятельности этого «славного» дяди, которого так исступленно оплакивают в Москве. Пусть не 66, пусть три эпизода были бы доказаны. А они были бы доказаны. Именно поэтому столько лет шло следствие. Это все же международный трибунал, а не басманное правосудие. Госпожа дель Понте отлично знала, что ей придется выдержать, если доказательная база будет слабой. Нет, дорогие мои читатели. Не трибуналу нужна была смерть Милошевича, если предположить, что слухи о неестественной смерти последнего верны. Она нужны была тем, кому было поперек горла осуждение Милошевича, тем, кто предпочел бы его мертвым, но не осужденным. И не оправданным, заметьте, но не осужденным по полной программе в открытом международном процессе. Вот Москва, к примеру, то есть многочисленные московские поклонники господина Милошевича. И как бы они дальше ему поклонялись и защищали с пеной у рта, если бы его осудил международный трибунал? Если бы на всеобщее обозрение день ото дня выносились дикие, кровавые, ужасающие факты той югославской мясорубки, ручку которой крутил президент Милошевич. Господин Примаков, например, что бы пел тогда про «несчастного» невинного практически Милошевича, если бы международный суд сказал: виновен? Господин Примаков вообще обладает странной способностью любить полных подонков у власти, которые в итоге оказывается на скамье подсудимых по самым страшным в мире обвинениям.

Зато теперь можно орать во всю глотку про хорошего Милошевича, намекать, что его сгнобил международный трибунал, предлагать распустить всю эту гаагскую контору. (Кто-то боится попасть на ту же скамью подсудимых?) Теперь этот труп можно защищать как угодно, ничем, заметьте, не рискуя – ведь он умер невиновным? Так же?

Странная смерть. Странное рвение российских врачей присутствовать при вскрытии. При чем здесь вообще российские врачи? Странное письмо в Россию, практически указывающее на виновных в смерти – то есть, собственно, на трибунал. Я напомню, что два года назад гаагские прокуроры заявляли, что Милошевич специально игнорирует лекарства, прописанные ему от высокого кровяного давления, чтобы затягивать процесс, сославшись на плохое самочувствие. Милошевич это отрицал. Я вам напомню также, что сын Троцкого формально умер от инфаркта, хотя ЧК, как потом было документально подтверждено, использовало специальный яд, который приводит вот к такому «невинному», на первый взгляд, летальному исходу. То же произошло с диссидентом Марковым, убитым КГБ в Лондоне – результатом невинного укола зонтиком был сердечный приступ, а вовсе не отравление ядом – вполне не убойный диагноз, как вы понимаете. А как странно умер господин Собчак? Так странно, что и вскрытие не позволили сделать. А говорят, только поговаривают, что ему давали какое-то лекарство, которое нейтрализовало действие другого лекарства, совершенно необходимого при его слабых сосудах. А потом каким-то образом чем-то попоили, типа «чаем», и устроили атаку на сосуды, которую они и не выдержали. Ничего не напоминает? Вчитайтесь в акты вскрытия Милошевича.

Москва так истерит по поводу смерти чужого диктатора, как будто только и ждала его смерти (до процесса, конечно), чтобы отоспаться на Гаагском трибунале. Почему мы так любим подонков и почему нам так не нравится международный суд? Почему мы так страстно пытались вывезти в Москву и полечить именно этого гада? И знаете что я думаю? Что он действительно не вернулся бы в Гаагу из Москвы — он умер бы у нас в больнице, если бы его выпустили, и Москва сказала бы, что слишком поздно, и обвинила бы Гаагский трибунал в том, что это они виноваты, что все так запущено со здоровьем их обвиняемого. И в этом случае, заметьте, не было бы никакого суда, никакого публичного оглашения страшных тайн бывшего президента, и никакого приговора, и никакого позора. И светлый образ Милошевича, агнца божьего практически, брата нашего по вере, нашего вечного символа агрессии Запада в Югославии остался бы незапятнанным и непорочным. И лежало бы это тело в русской земле, как и хотели сын и жена покойного. И Россия устроила бы тирану подобающие государственные похороны, которые не устроят ему сербы. Потому что они знают своего Милошевича как облупленного, он не оставил им права на иллюзии.

Дай Бог им, нашим братьям, а также всем тем, кто выжил в той югославской мясорубке, чтобы это был их последний диктатор, чтобы последняя кровь осталась на нем, чтобы никогда не повторилось то, за что этот человек, увы, не будет осужден. Земля ему не будет пухом.