Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пустые и чистые // Колонка Бовта

14.11.2005, 12:46
Георгий Бовт

Еще совсем недавно власти предержащие с опасливой настороженностью смотрели на соседние Грузию, Украину, Киргизию. Мол, не грозит ли и нам какая-нибудь «цветная революция», способная нарушить планы мирной передачи власти в 2008 году от президента Путина к тому, кого он укажет и на кого согласится его окружение. Под воздействием этой боязливой настороженности были предприняты не очень афишируемые, но масштабные политтехнологические действа.

Соорудили движение «Наши», которое по идее должно противостоять как «цветным» поползновениям, инспирируемым «мировой закулисой», так и неким абстрактно понимаемым властью фашистским силам, которые, как представляется, уже если не за каждым углом, то за каждым вторым. Попутно под этих «Наших» и других наших, в смысле своих, скоропалительно подгребается мощная материально-финансовая база в виде всевозможных «Сиб-Рос-Нефть-Газпромов». Чтобы и в 2007-м (парламентские выборы), и в 2008 (президентские) году все прошло чинно да мирно, и никакие новоявленные Ходорковские да Касьяновы не смогли бы замутить свою кашу наперекор той, что варят повара из 14-го и некоторых других кремлевских корпусов.

Но вот вопрос: а тех ли и того ли у нас боялись?

Кажется мне, что уже очень скоро придется вносить в эти планы как минимум некоторые изменения. И кажется мне, что изменения эти будут продиктованы в том числе такими событиями, что происходят сейчас во Франции. И что повестка президентских выборов 2008 года будет куда как более «националистической» по своему наполнению, чем сейчас многим кажется.

Арабские волнения в парижских предместьях возымели в российских не только политических, но и обывательских кругах эффект не меньший, чем в самой Франции. Если бы у нас с таким же пылом обсуждали, к примеру, события в Нальчике!

Достаточно посмотреть на то, какое внимание этому уделяют всевозможные издания. Какой всплеск активности радиослушателей или телезрителей вызывает всякое обсуждение не просто действий арабских хулиганов, но обсуждение всех национальных вопросов, вопросов столкновения «пришлой» и «коренной» культур, или еще более конкретно – столкновения исламской и христианской цивилизаций.

Многие при этом успокаивают: в России такое невозможно потому хотя бы, что в России нет нигде арабских (да даже и азербайджанских) предместий, состоящих насквозь из социальных иждивенцев, все более нагло требующих от государства все новой и новой «халявы», не желая в ответ признавать какие-либо законы и обычаи этого самого государства. Мол, все наши «иммигранты» вкалывают с утра до ночи.

Да, это так.

Да, в России зеркальное повторение парижских событий невозможно. Однако в России есть другое. Есть очень много чего другого, что в совокупности способно создать смесь еще более гремучую.

Есть почти неконтролируемый приток иммигрантов, приезжающих со своей бытовой субкультурой. Они не только сами не хотят, как правило, никуда тут интегрироваться – они тут временные, – но и общество в массе своей рассматривает их как людей второго сорта, соответствующим образом их третируя в духе латентного расизма. Дружбы народов это, разумеется, не укрепляет.

Само это российское общество («коренная культура») не только никак не отделается от своих имперских или «веймарских» комплексов. Эти комплексы в нем постоянно (вольно или невольно — уже неважно) поддерживает нынешняя власть. То бередя советскую ностальгию (мол, какая великая была держава, какая геополитическая скорбь от того, что она распалась), то устраивая пропагандистские «квазивойны» с какими-нибудь нашими соседями или не соседями. То у нас с саакашвилиевской Грузией «война». То с ющенковской Украиной. Не прекращаются стычки по всем трем «прибалтийским фронтам». Не поддается лечению застарелый антиамериканский комплекс. Обыватель чувствует: страна в кольце врагов.

Между тем историей замечено: рост всяких там национал-шовинистических или просто фашистских настроений чаще всего приходится не на периоды жестоких экономических кризисов, а на тот период, когда страна начинает из кризиса выходить, когда появляется все более толстый слой обывательского «жирка» благополучия. Когда обыватель, отоварившись в невообразимо громадном супермаркете, хлопает себя по лбу и восклицает: «Блин, а как же у нас с национальной гордостью, как же у нас там со страной, все ли нас, таких все более сытых и нефтегазово влиятельных, уважают должным образом»? И видит он (и вдалбливают ему пропагандисты), что уважают должным (в его понимании) образом нас далеко не все. И становится ему все более обидно и злобно. А кроме того, ему, уже более благополучному обывателю, просто надоело болтаться, словно сосиске в проруби, в вакууме идейной бессмысленности, политической беспринципности и всеобщего пофигизма. Ему хочется ИДЕИ. А самая простая ИДЕЯ – она известно какая.

Это с одной стороны.

А с другой стороны, за эти годы в стране среди очень большой доли населения шли процессы маргинализации и люмпенизации. Повсеместно по России вы найдете спившиеся целиком, включая подростков, деревни и поселки, населяемые людьми, неспособными не то что на какую-либо предпринимательскую инициативу, но просто на внятные действия по обеспечению себя едой. Все это помножено на все более массовую наркотизацию молодежи и начинающиеся, словно торфяной пожар, эпидемии в стране СПИДа и гепатита C (обе эпидемии — при полном даже не невнимании – непонимании со стороны властей). Эта картина легко напомнит какую-нибудь бесконечно нищую палестинскую, египетскую, пакистанскую – вообще арабскую «улицу», каждодневно генерирующую шахидов новых цивилизационных войн. Так вот, у нас уже выросли миллионы собственных потенциальных «рядовых» этих войн, которым совсем нечего терять, но у которых в остатках пропитых мозгов – довольно длинный список тех, кого они готовы винить во всех своих бедах.

И список этот только начинается «чернож...и азерами», но кончается-то он на «белой» Рублевке.

При этом невразумительное мявкание партии власти буквально по всем вопросам каждодневного обывательского бытия, ее неспособность просто даже разговаривать с народом на понятном ему языке дает все больше шансов другим. Тем, кто говорит вещи простые и хлесткие, как выстрел.

Партия власти сегодня ведет себя так, словно на дворе тот же СССР, только поменьше в размерах, а в ходу лозунги об объединении пролетариев всех стран. И на таком фоне политик типа Жириновского легко набирает, скажем, в дуэли с мягким исламистом Гейдаром Джемалем (в передаче Владимира Соловьева «К барьеру» на прошлой неделе) немыслимое число голосов симпатизирующих ему зрителей. На этом же фоне предвыборный ролик партии Дмитрия Рогозина (где он призывает на фоне плюющих арбузные семечки на мостовую южан-кавказцев «очистить город от мусора») при всем своем откровенном национализме является не просто переходом на тот самый язык, которым и говорит как раз большинство обывателей, настроенных в массе своей все более националистически, но и демонстрацией полной идейной импотенции тех, кто по должности должен наконец сформулировать основные нормы и принципы новой общенациональной (не шовинистической) повседневной идеологии, морали, нравственности, принципы человеческого общежития, хозяйствования в этой стране и патриотического (без всяких там кавычек) отношения к этой стране.

И не только сформулировать – собственным примером начать внедрять их в жизнь.

Слишком много вопросов, связанных с теми же проблемами взаимодействия разных культур, беспомощно остаются без ответов.

Вот, например.

Мы так долго чехвостили эстонцев и латышей, понуждающих национальные меньшинства (русских в их случаях) учить государственный язык и следовать обычаям своей страны (включая экзамены на знание языка), что, похоже, полностью дискредитировали саму эту идею. А зря.

Разве сегодня уже не пора перестать заигрывать со всякими там милыми национальными своеобразиями, которые уже превратили тот же Северный Кавказ по образу жизни, способам хозяйствования, да даже и по политической и административной системе в ту часть страны, которая в эту страну не интегрирована? Разве не пора поставить вопрос о надобности настойчивой и даже жесткой интеграции именно в российское государство всех, кто хочет в нем жить хотя бы даже на правах временных гастарбайтеров?

Но самый главный вопрос не этот. Самый главный вопрос – а куда, во что, собственно, интегрировать? Что такое, собственно, это новое русское несоветское общество? Какова его новая трудовая этика? Что оно может противопоставить (предложить) сплоченности национальных диаспор, построенных в том числе на умении сохранять родственные отношения, на собственной системе человеческих ценностей и не только на корыстной, но и на бескорыстной взаимопомощи? К какому будущему оно стремится? Во что оно верит? На что может пойти ради этой веры или тех принципов, которые считает важными? Уважает ли оно себя само – во взаимоотношениях в том числе с собственными большими начальниками? Что нового оно может предложить в современной культуре? В науке? Намерено ли оно держать в чистоте и сохранять природу своей страны?

Без ответа на эти и подобные им вопросы даже после насильственной «очистки улиц» от заезжего мусора улицы эти станут не чистыми, а просто пустыми. Но ни природа, ни человеческая цивилизации не терпят пустоты.

Пустоту неизбежно заполнят ДРУГИЕ.