Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Парковщик Блумберг вместо парковщика Лужкова

13.12.2004, 11:34

Эвакуатор, взявшийся невесть откуда, словно охотник из засады, ловко подкатил задом к «зазевавшемуся» минуты на три, не более, у входа в аэропортовский терминал белому, только что с конвейера, даже еще без номеров, «линкольну» и подсунул под передок машины свою клешню. Две ее оконечности уперлись в передние, ведущие колеса, после чего из каждой высунулись, точно жала скорпиона, еще две какие-то скобы, обхватившие те же передние колеса сзади. Вся операция подготовки к буксировке, надо заметить, заняла меньше минуты.

Водитель эвакуатора нажал какую-то кнопку у себя в кабине, «клешня» приподняла перед «линкольна» за заблокированные передние колеса и уже приготовилась стремительно уволочь «тачку» куда-то в мутную штрафную даль, как из терминала аэропорта JFK (нью-йоркского, того, что имени Кеннеди) выскочил здоровенный негр в «голде» и принялся, отчаянно жестикулируя, скакать вокруг приготовившегося загрузиться в кабину эвакуатора водителя, который тоже был здоровенным негром, но без «голды».

Негр в «голде» отчаянно показывал двумя руками то на себя, приседая и истошно вопя, что он «тут всего на пару минут» (что было сущей правдой), то на небеса (взывая к справедливости и призывая в свидетели, что он действительно всего на пару минут), а также на собрата по расе, называя его именно этим словом – «брат».

«Брат», однако, никак не хотел воспринимать намеки на расовую близость и делал незнакомое и неумолимое лицо. Более того, заслышав взволнованно-повышенный тон своего собрата по расе в «голде», перешел в контратаку и стал грозно орать в ответ: «Ты на меня орешь, да?! Это ты на меня орешь?! Ах ты на меня, значит, орешь?!» По всему тону водителя-эвакуатора чувствовалось, что он намекает на уголовную статью об оскорблении должностного лица при исполнении служебных обязанностей, что в Америке может кончиться очень даже серьезно.

Жестикуляции негра в «голде» тут стали совсем уже отчаянными. Он приседал все ниже, все чаще показывая руками уже только на себя, плюнув на небеса, не найдя там никакого сочувствия. Лицо его искажала гримаса жалости к самому себе и бессилия перед неумолимым законом, явившимся к нему в сей недобрый день в виде чернокожего «брата».

Я с интересом наблюдал эту сцену, благо самолет «Аэрофлота», как бывает с этой компанией, задерживался на два часа «по неприбытию самолета». Когда «голдатый» негр достал из заднего кармана брюк кошелек, раскрыл его и стал прилюдно, окончательно утратив достоинство и «распальцовку», демонстрировать его интимное содержимое водителю эвакуатора, я уж было подумал, что вот сейчас они мило удалятся в кабинку да и уладят все по-братски и по-московски. Между тем эвакуатор не выказывал никакого любопытства к содержимому кошелька обладателя «линкольна». Я же, зная о неподкупности американских дорожных «копов» (стало быть – и эвакуаторов тоже), все же внутренне сделал ставку на то, что все-таки «линкольн» сейчас утащат, а «голде» придется пилить в город на метро или такси. Но я ошибся. Покричав друга на друга, они разошлись с миром. Водитель эвакуатора вдруг решительно направился к своей кабине, нажал кнопку, опустил «линкольн», освободив его колеса из плена. «Голда» стал благодарно причитать свое «I appreciate, I appreciate», закрыл кошелек, из которого, как я видел, ничего не перекочевало эвакуатору, и тот – так же стремительно, как появился – юркнул опять куда-то к себе в засаду. Лениво, вполглаза наблюдавший за этой сценкой метров с 50 полицейский, который даже не пытался вмешаться или приблизиться, отвернулся, полностью сосредоточившись теперь на бдении окрест на предмет появления коварных террористов.

Я же обратил внимание на то, что подъезды к терминалу абсолютно свободны от припаркованных машин: подъезжают, выгружают пассажиров и их багаж – и тут же уезжают. И нету никаких машин с блатными номерами или мигалками от нью-йоркской мэрии, конгресса или, бери выше, администрации президента. Не пасутся тут и блатные таксисты, хотя, надо признать, на прилете в том же JFK уже появились наши люди, которые, выхватывая опытным взглядом бывших соотечественников, чуть ли не хватают их за рукав под причитаемую речитативом по-русски, импортированную из Шереметьева-2 фразу: «Такси не надо, а, ребят, такси не надо, недорого?».
Замечу, что последнее уточнение — совершенно лишнее, поскольку цены за проезд из JFK до любого места на Манхэттене зафиксированы ровно 45 долларами, причем вне зависимости от числа пассажиров, совместным распоряжением мэра города Блумберга и «транспортным начальником» штата Нью-Йорк, о чем оповещают соответствующие таблички в каждой машине такси (которая к тому же каждая имеет собственную лицензию, номер которой указан рядом с этой табличкой – на случай чего). А еще распорядитель очереди на такси раздает всем пассажирам листовки, где также указано, что больше 45 долларов платить ни в коем случае не надо.
Между тем, пока я тут вдавался в уточнения, «зазевался» еще один водила. Он, на сей раз белый, но испанского происхождения, судя по всему, провожал жену с ребенком. Оставив машину у входа, он схватил тяжеленный чемодан и помог дотащить его женщине до регистрации. Пара минут на прощальные «латиносские» объятия – и бегом назад, к машине. Этого времени, впрочем, хватило, чтобы негр-эвакуатор уже проделал свое черное блокираторское дело, поднял передок машины и уже было тронулся в путь. И тут на капот увозимой машины, точно Александр Матросов на амбразуру, бросается подоспевший хозяин. Далее вся сцена повторилась (включая доставание кошелька из заднего кармана). С той лишь разницей, что на сей раз негр, отпуская водителя, все же выписал ему квитанцию (денег, впрочем, сам не брал). Видимо, потому, что он на сей раз все же успел тронуться с эвакуируемой машиной с места. Вся сцена заняла ровно те же три-четыре минуты.

«Вот ведь, как все же сказывается расовая солидарность, — цинично подумал я, прилетел на родину и тут же услышал по радио про то, что наш московский Блумберг по фамилии Лужков приостановил действие эвакуаторов ввиду того, что действия их окончательно погрязли в коррупции и вымогательстве.
Удивительная же мы все-таки по своей сути страна. Способны извратить и испоганить любую идею. Ну как можно было, к примеру, извратить идею эвакуации неправильно запаркованных машин в городе, где паркуются в два, а то и три ряда, или прямо в центре проезжего перекрестка, или запирая въезды-выезды во дворы, или блокируя трамвайные и троллейбусные пути? Где вообще уже почти невозможно ни ездить, ни убрать снег из-за брошенных кое-как и где угодно машин? Как можно было превратить в незаконное вымогательство то, что уже по закону является ничем иным, как «вымогательством», то есть вполне приличным денежным наказанием за более чем очевидное (то есть не допускающее двойных толкований) правонарушение? Ведь, казалось бы, к чему тут-то выдумывать какие-то вымогательские схемы, если вполне легально – то есть действуя на основе формальных правил по отношению к бесчисленным нарушителям – можно было зарабатывать немеряные деньги себе и в городскую казну? Каким извращенным умом надо обладать, чтобы умудриться провалить систему, которая работает во всех прочих странах мира, где действия парковщиков, может, и вызывают раздражение и даже бессильную злобу, но никогда – подозрения в том, что они что-то там мухлюют там, где смухлевать в принципе, казалось бы, невозможно, а главное – вообще не нужно и бессмысленно!

Дело тут, похоже, даже не в деньгах – фирмы-эвакуаторы могли рассчитывать на приличные легальные и очень легкие притом – доходы. Дело – в мозгах, которые просто разучились вообще мыслить честно. И это уже – генетическая мутация, свершившаяся на общенациональном уровне. И точка возврата уже, кажется, пройдена. Это – не лечится.

Между прочим, в странах, где в свое время стали испытывать кое-какие проблемы с генетическим фондом, к примеру в Скандинавских, стали поощрять иммиграцию из совершенно экзотических стран с целью этот генетический фонд разнообразить. После чего там появилось много выходцев из Азии, Африки и Латинской Америки, а число генетических уродств и врожденных заболеваний, вызванных генетическим вырождением замкнутых на себе наций, пошло на убыль.

Видимо, и Москве (федеральный уровень мы в данной статье затрагивать пока не будем, хотя там все ровно так же безнадежно в смысле коррупционной мутации), чтобы как-то противостоять гену коррупции, въевшемуся в кровь и плоть всех без исключения чиновников и сколь либо влиятельных лиц города, нужны какие-то «импортные» мероприятия. К примеру: Блумберга – в мэры, а американских негров – в эвакуаторы. А больше уже ничто не поможет.

Автор – главный редактор группы деловых журналов ИД Родионова, главный редактор журнала «Профиль»